Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Я не такого уровня тренер, чтобы быть востребованным европейскими топ-клубами»
2020-07-26 14:18:46">
2020-07-26 14:18:46
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После двух лет работы за рубежом именитый российский специалист Леонид Слуцкий вернулся в Россию и возглавил казанский «Рубин». 49-летний наставник очень ценит опыт, полученный в иностранных клубах. Об этом он рассказал в интервью «Известиям». В 2017 году экс-тренер сборной России поработал в английском «Халле», а 2018–2019-м — в голландском «Витессе». Под его руководством клуб из Арнема в дебютном сезоне занял пятое место в Эредивизи и вышел в плей-офф за право на Лигу Европы, но проиграл «Утрехту» в финальном матче. Слуцкий подал в отставку в конце ноября 2019 года, после того как его подопечные уступили «Херенвену» (2:3). То поражение стало для «Витесса» пятым подряд, несмотря на то что в начале сезона команда шла в группе лидеров.

Уже в декабре 2019 года Леонид Слуцкий возглавил «Рубин». К тому моменту казанский клуб переживал тяжелый период, и главной задачей тренера было сохранить место в высшем дивизионе. В итоге казанцы заняли 10-ю строчку в таблице РПЛ. В следующем сезоне строительство новой команды продолжится, а вот через год, по прогнозам самого Леонида Слуцкого, «Рубин» станет определенной силой в российском футболе.

— В конце декабря 2019 года «Рубин» подписал Ивана Игнатьева, заплатив солидные отступные «Краснодару». Явно ожидали от него большего, чем один забитый мяч в 11 играх?

— Когда он не забил в одной из начальных игр, я вспомнил момент, когда у Дмитрия Кириченко было 99 мячей, но он не мог забить на протяжении нескольких матчей подряд и сказал мне: «Такое чувство, что мне надо забить первый гол в карьере, а не сотый. Кажется, что сотого мяча никогда в моей жизни не случится». Буквально через тур он забил в Ярославле. Это был опытный зрелый мастер, а мы говорим о молодом нападающем, у которого нет такого бэкграунда, сверхуверенности и инстинкта убийцы. Как говорил герой фильма «Не может быть!»: «Мы завсегда на улице встречались, могу и растеряться!» Игнатьев имел такое же право. К счастью, это не стало фатальным для команды, и мы решили все свои вопросы — сохранили место в РПЛ. Его качества никуда не пропали. Мы все продолжаем надеяться, что Иван оправдает авансы и станет одним из ярчайших игроков нашей лиги.

Кристиан Рамирес и Иван Игнатьев

Кристиан Рамирес и Иван Игнатьев в матче «Рубин»–«Краснодар»

Фото: РИА Новости/Максим Богодвид

— Вы не раз говорили, что много работали над развитием таланта Александра Головина в последнем сезоне перед отъездом в Англию. Сейчас вы занимаетесь Хвичей Кварацхелией, который стал одним из самых ярких игроков после рестарта?

На каком-то этапе ты ставишь не только задачу общекомандных результатов, но и миссионерскую цель: если тебе попался суперталантливый игрок, надо попытаться его развить. Я безумно горжусь не только командными завоеваниями в ЦСКА, но и Головиным, в частности. Такую же гордость испытываю за Джаррода Боуэна, который не играл до моего прихода в «Халле», а был во второй команде. Теперь совершил феноменальный взлет, к которому я имею отношение, и самое главное — он тоже так считает. В «Витессе» был Мартин Эдегор. Сейчас это заметный футболист Ла Лиги, которого признавали игроком месяца. Он может вернуться в мадридский «Реал» или остаться еще на год в «Реал Сосьедад». Безусловно, Кварацхелия — в этом списке. Я не готов их ранжировать, но это все безумно талантливые футболисты.

— Хвичей каждый день интересуется новая команда. Вас не беспокоит его психологическое состояние?

— Нет. Я с ним общаюсь каждый день. Вижу, как он работает, тренируется, вижу его отношение к футболу. Может, вы читали, что Сеск Фабрегас написал про Головина: «У нас есть такой футболист, который выбегает на тренировку, радостно подпрыгивает, видя мяч, и начинает без разминки колотить с 30 м по воротам. Я ему завидую, потому что был таким же в молодости. Сейчас, если я ударю без разминки с 30 м, надо будет полгода лечиться». Кварацхелия в своей детской непосредственности на данном этапе не увлечен меркантильными мыслями. Влюбленность в сам процесс трудно перебить чем-то другим.

— У вас уже был разговор с руководством «Рубина» по поводу задач на следующий сезон?

— Мне очень нравится, что «Рубином» руководит Рустем Сайманов. Все стратегические вещи обсуждаем с ним. Сейчас несколько шире думаем, не о конкретной задаче — например, быть в пятерке, в шестерке, в еврокубках, не вылететь… Наша основная задача — сделать свою команду, без арендованных игроков, без футболистов, у которых массово заканчиваются контракты. Чтобы было ощущение не съемной квартиры, а основательного жилья. Поэтому и фундамент под это жилье тоже должен быть основательным. У нас есть четкий план, как мы действуем, что делаем, как стабилизируем состав. Есть план и на короткий срок, и что делать дальше — каким образом будем пытаться сделать команду добротного среднего уровня, претендующую на более высокие позиции. Понимание есть, план есть, он воплощается согласно всем нашим договоренностям.

Если говорить про конкретную задачу, то, наверное, не смогу ее сформулировать. Если получится, почему бы не побороться за еврокубки? Пока, как мне кажется, мы по составу уступаем ведущим командам нашей страны. Если что-то не станет получаться, будем реализовывать такие задачи и цели, чтобы если не в нынешнем сезоне, то через сезон как минимум уже реально быть определенной силой в российском футболе.

Константин Марадишвили, Хвича Кварацхелия и Марио Фернандес

Константин Марадишвили, Хвича Кварацхелия и Марио Фернандес в матче ЦСКА–«Рубин»

Фото: РИА Новости/Владимир Астапкович

— Есть ли у вас чувство недосказанности от работы за рубежом?

Я безумно счастлив, что у меня был такой период в карьере. И английский опыт, и голландский. Вот правда — безумно счастлив! Всем рекомендую посмотреть сериал Sunderland ‘Till I die. Две части. Там настолько живо и правдиво показано, что происходит внутри клуба! Я сидел с полотенцем. Но сегодня я понимаю, что те предложения из-за рубежа, которые теоретически могут мне поступить, не совсем соответствуют моим… да не то чтобы амбициям, а внутреннему состоянию. Какому-то желанию. Я просто попробовал. Понял — это очень интересно. Но стоит, наверное, признать, что я не такого уровня тренер, чтобы быть востребованным хорошими европейскими командами.

Необходимо быть максимально эффективным и полезным на том месте, где ты сейчас работаешь. Я не отношусь к той категории людей, которые говорят: «Ну, вот там-то да. А у нас…» И здесь, и в Европе есть свои плюсы. Но тренер без сумасшедшей внутренней энергетики и глубочайшей вовлеченности в профессию работать не может. И тут неважно, кого ты тренируешь — коллектив любительской лиги или «Барселону».

— А паспорт ЕС как-то повлиял бы на ваши перспективы?

— Нет. Опыт ЕС повлиял бы. Приведу вам простой пример. Когда «Уотфорд» назначал Хави Грасию, он не рассматривал его неудачный период работы в России. Потому что для них мы, к сожалению, находимся чуть-чуть в стороне. Когда Спаллетти возвращался в Италию, там тоже не смотрели на его сверхположительный опыт в РПЛ. Они не понимают систему нашего устройства, поэтому просто не оценивают. Я общался и с Хиддинком, и с Адвокатом. Оба признавали: «Как тяжело работать в России, какая тяжелая лига, столько сложностей». Да, несправедливо, что нас так оценивают в Европе. Но это факт.

— Братья Березуцкие начали менеджерскую деятельность в ЦСКА, с вами в «Витессе» они работали в качестве тренеров. Где у них больше перспектив?

— Они могут позволить себе заниматься поисками себя. Надо отдать должное братьям, они очень разносторонние. Если тот же Сергей Игнашевич целенаправленно готовил себя к тренерской деятельности и сразу начал ее осуществлять, то братья не знали, что им ближе, после окончания футбольной карьеры. Они себя попробовали в качестве помощников. В ЦСКА, насколько знаю, они ознакомились со структурой абсолютно всех отделов. То есть они были внутри и команды, и дубля, и школы, и коммерческого департамента, и спортивного департамента. У них есть счастливая возможность всё это попробовать и выбрать то, в чем они действительно будут эффективны. Что бы они ни выбрали, уверен, с их опытом, мозгами и профессиональными качествами они добьются успеха в любом направлении.

Алексей и Василий Березуцкие

Алексей и Василий Березуцкие

Фото: ТАСС/Денис Тырин

— Тот же Игнашевич часто к вам обращается за советом?

— Вообще не обращается.

— А братья?

Скажу так: с братьями мы еще и друзья. Это подразумевает широкий спектр общения. С Сергеем у нас нет дружеских отношений, сейчас мы коллеги. Я с огромным уважением отношусь к нему и как к футболисту, и сейчас как к тренеру. Он идет своим путем. У него, наверное, нет необходимости ко мне обращаться. Даже не наверное, а точно — это не нужно. Потому что личный опыт самый важный. Ты можешь спросить совета хоть у кого, но все равно будешь принимать решение сам.

— Говорят, что система VAR в России плохая и неправильная. Вы-то познакомились с ней еще в Голландии, есть с чем сравнить...

— Нет, VAR нормально работает в России.

— В целом работа наших видеоарбитров отличается от голландской системы?

— Нет, но там они объясняют свои решения. Например, матч «Крылья Советов» — «Оренбург», когда судья назначил пенальти и показал красную карточку игроку самарцев, а надо было желтую показывать. Все болельщики и специалисты думали, почему здесь красная, а не желтая. А этому есть объяснение. Существует четкая градация: если была попытка сыграть в мяч, то есть футболист нацеливается на мяч, то это желтая карточка. Если нет попытки сыграть в мяч, он просто обнимает игрока, а на мяч даже не смотрит — это красная.

вар
Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

Но всё это нужно объяснять и проговаривать. В Голландии это всё много раз проговорено, и все более-менее понимают, почему принимаются те или иные решения. Также там объясняют: если эпизод отматывается, в итоге нет пенальти, но была показана желтая или красная карточка за грубую игру, то карточка не отменяется. А если карточка показана за недисциплинированное поведение, то она отменяется. Просто это надо проговаривать. А видеоарбитры там примерно такие же. Прекрасно помню, когда только ввели VAR, у Дика Адвоката был жест, который он всё время показывал (Слуцкий рисует пальцами прямоугольник. — «Известия»). У него это было бесконечно (смеется).

А представьте эпизод, когда твоя команда забивает гол, а ты не радуешься. Ты просто стоишь, потому что надо ждать VAR. А потом, когда его засчитали, как-то уже странно радоваться. Две минуты назад забили, что теперь, как идиоту, скакать, что ли?

— При этом вы сторонник VAR?

— Это новые чувства, новые ощущения, новая реальность. Но я огромный сторонник VAR.

Читайте также