Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Дальше — дольше: чем грозят Михаилу Абызову новые обвинения
2020-07-14 19:12:14">
2020-07-14 19:12:14
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Новые эпизоды в деле бывшего министра Михаила Абызова, скорее всего, будут не последними, считают опрошенные «Известиями» эксперты. 14 июля Следственный комитет России предъявил экс-чиновнику обвинения в подкупе бывших топ-менеджеров «Сибэко» для продажи контрольного пакета акций компании и хищения 4 млрд рублей. Факт вывода и легализации денежных средств СКР выявил при содействии Росфинмониторинга и властей Кипра. Уголовные дела возбуждены по ст. 204 УК РФ («Коммерческий подкуп») и ст. 174.1 УК РФ («Отмывание в особо крупном размере»). Михаил Абызов находится под стражей с весны прошлого года, основная статья, по которой его обвиняют, — 210 УК РФ («Организация преступного сообщества»). По ней экс-министру грозит до 12 лет лишения свободы, и шансов на смягчение меры пресечения у него в любом случае нет, полагают юристы.

Письмо с Кипра

14 июля Следственный комитет России заявил о причастности Михаила Абызова к новым преступлениям — легализации денежных средств и коммерческому подкупу. Соучастниками бывшего министра названы бывшие топ-менеджеры АО «Сибирская энергетическая компания» («СИБЭКО») Руслан Власов, Яна Балан и Оксана Роженкова, а также директор ООО «Ру-Ком» Олег Серебренников.

По данным следствия, в 2014 году экс-чиновник и его соучастники присвоили средства компаний «СИБЭКО» и ОАО «Региональные электрические сети» (РЭС) в размере 4 млрд рублей. Похищенные деньги они вывели из России на Кипр. Соучастники поставили под угрозу надежность функционирования генерирующего оборудования компании «СИБЭКО» в рамках функционирования единой энергетической системы России, говорят в СК.

Абызов
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Кроме того, как уточнили в Следственном комитете, в 2017 году Михаил Абызов, который через оффшоры владел контрольным пакетом акций АО «СИБЭКО», передал 87 млн рублей «в качестве коммерческого подкупа» топ-менеджерам Руслану Власову, Яне Балан и Оксане Роженковой. Те, по версии следствия, предоставили потенциальному покупателю акций компании значимую информацию о деятельности «СИБЭКО», в том числе финансового характера, скрыв это от акционеров.

— Выявить факт легализации денежных средств удалось при содействии Росфинмониторинга и компетентных органов Республики Кипр, — сообщила журналистам официальный представитель СКР Светлана Петренко.

В «СИБЭКО» «Известиям» сказали, что Руслан Власов, Яна Балан и Оксана Роженкова не работают в компании после смены собственника. Дозвониться в ООО «Ру-Ком» по телефонам, указанным на сайте организации, не удалось.

В феврале 2018 года Сибирская генерирующая компания (СГК) купила 78% акций «СИБЭКО». С 27 августа прямым владельцем 99,94% СГК стал СУЭК, принадлежащий Андрею Мельниченко.

«Известия» направили запрос в Росфинмониторинг, но в службе оказались от комментария, заявив, что это прерогатива правоохранительных органов.

Абызов
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Михаила Абызова арестовали 27 марта 2019 года. СК обвинил его в организации преступного сообщества для хищения средств энергетических компаний. По версии следователей, оно было создано в апреле 2011 года, когда Абызов еще не занимал должность министра «Открытого правительства», но был бенефициарным владельцем около 95% акций ОАО «Сибирская энергетическая компания» (СИБЭКО).

Позже появилась информация, что Михаила Абызова обвиняют в незаконном получении и отмывании 32 млрд рублей. К статьям 159 УК РФ («Мошенничество») и 210 УК РФ («Организация преступного сообщества») добавились 289 УК РФ («Незаконное участие в предпринимательской деятельности») и 174.1 УК РФ («Легализация денежных средств»). По версии следствия, Михаил Абызов уже в должности министра нарушил запрет на предпринимательскую деятельность и его компании провернули махинацию с продажей акций СИБЭКО.

Ранее «Известия» писали, что большинство источников связывает уголовное преследование с деятельностью на поприще энергетики в качестве ближайшего соратника Анатолия Чубайса. Так, источник на энергетическом рынке напоминал, что Михаил Абызов был одним из топ-менеджеров РАО ЕЭС, который удачно использовал свое служебное положение и обеспечил принадлежавшую ему инжиниринговую фирму «Группа Е4» заказами от генерирующих компаний на производство энергоблоков в рамках программы строительства новых мощностей по договорам о предоставлении мощности (вид договоров, заключаемых в отношении генерирующих объектов, перечень которых определяется правительством РФ, для обеспечения бесперебойного снабжения потребителей электрической энергией). «Группа Е4» входила в состав «Ру-Ком».

Абызов
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Из реестра юридических лиц rusprofile следует, что Олег Серебренников по-прежнему действующий глава ООО «Ру-Ком» (было подконтрольно Михаилу Абызову). В списке заказчиков компании c контрактами на сотни миллионов значится «СИБЭКО» и «РЭС», понесшие наибольшие потери из-за коррупционных схем. В качестве основного вида деятельности «Ру-Ком» указано консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления.

По мнению председателя Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова, когда речь идет о больших финансовых схемах, «чем дальше копаешь, тем больше новых коррупционных эпизодов всплывает». Открывшиеся подробности далеко не последние, уверен он. При этом вернуть средства в Россию не удастся, как зачастую бывает в подобных случаях, полагает эксперт.

Популярная схема

Схема довольно распространена, отметил управляющий партнер юридической компании AVG Legal Алексей Гавришев.

Работает всё предельно просто: топ-менеджеры крупных компаний совершают определенные действия с активами организаций в интересах третьих лиц и получают от этих лиц вознаграждение. Чаще всего это завышение или занижение стоимости имущества компании, — добавил эксперт. — Затем денежным средствам придается вид легально полученных.

Проблема незаконного вывода средств в оффшоры была особенно острой для России в конце 1990-х – начале 2000-х годов, пояснил исполнительный вице-президент РСПП Александр Мурычев. По его словам, сейчас подобных резонансных дел стало порядком меньше, но история Михаила Абызова показала, что проблема остается.

Абызов
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Член комитета по международному сотрудничеству РСПП Владимир Рудашевский отметил, что выявлению оффшорных схем сегодня активно способствуют международные финансовые структуры. Например, банки могут начать изучение источников появления подозрительных счетов.

Вопреки госслужбе

По данным следствия, Михаил Абызов одновременно владел «СИБЭКО» и входил в «Открытое правительство», отметил президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов.

— Но чиновники не могут заниматься экономической деятельностью, так как возникает конфликт интересов, — пояснил он. — Если три топ-менеджера «СИБЭКО» — Руслан Власов, Яна Балан и Оксана Роженкова — дадут против Абызова показания о том, что он фактически управлял компанией, это будет означать, что он нарушал закон «О госслужбе». Они могут знать и подробности отмывания денег — в чем Абызова тоже подозревает следствие.

Основная статья, по которой обвиняют Михаила Абызова — 210 УК РФ («Организация преступного сообщества»), предполагает до 12 лет лишения свободы, добавил Алексей Гавришев. Она часто используется для усиления обвинения по так называемым «экономическим составам», пояснил адвокат МКА «Апостериори» Роман Сиротин. Это считается особо тяжким преступлением и позволяет органам предварительного следствия продлевать самую суровую меру пресечения — арест — до момента вынесения приговора.

Материал подготовили Ярослава Костенко, Екатерина Ясакова, Богдан Степовой, Валерий Воронов