Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Только без драмы: ГИТИС составит списки неадекватных абитуриентов
2020-07-07 17:53:58">
2020-07-07 17:53:58
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вступительные экзамены в Российский институт театрального искусства (ГИТИС) стали настоящим испытанием не только для абитуриентов, но и для преподавателей. Шутка ли: потенциальные студенты пытались пронести в здание три ножа, распылить газовый баллончик и даже инсценировать публичное самоубийство. Теперь в институте создают списки опасных абитуриентов. О том, кто попадет в списки, как часто театральные вузы штурмуют странные абитуриенты и где проходит грань между самовыражением и неадекватностью, читайте в материале «Известий».

«Ты мне веришь или нет?»

«Всё прослушивание проходило как обычно. Дошла очередь до последнего парня, который вышел и начал читать Маяковского. В какой-то момент он достал пистолет — комиссия сразу же стала останавливать абитуриента, но он не слышал их, продолжил читать, а в конце стихотворения выстрелил себе в грудь и упал прямо у задника! — рассказывает «Известиям» одна из абитуриенток ГИТИСа. — Выстрел был очень громким! Все будто приклеились к спинкам стульев. По белой рубашке потекла кровь (как оказалось, бутафорская)... Вокруг сильно запахло порохом. Парня просили встать, но он не реагировал. Длилось это секунд 10–15. Я так испугалась! Хотелось подбежать и привести его в чувства, я подумала, что он действительно выстрелил в себя. Потом парень встал и сразу спросил: «Вы мне поверили или нет?»

Как рассказывает девушка, было заметно, что члены комиссии немного испугались, но вида старались не подавать, держались спокойно и сдержанно и даже после такого «спектакля» попросили парня перевоплотиться в беззубого старика, который продает пистолет.

«Он попытался подойти к членам комиссии, но они его притормозили и попросили оставаться на сцене. Для убедительности он выстрелил еще раз в воздух, — говорит девушка. — Выходя из аудитории, все были в шоке. Меня даже трясло от испуга и неожиданности. Конечно, дальше на испытания парня не пропустили. Читал он убедительно, у меня даже мурашки побежали. Было видно, что его хотели слушать, так что это «шоу» оказалось явно ни к чему».

ГИТИС
Фото: ТАСС/Прокофьев Вячеслав

По словам ректора института Григория Заславского, в этом году это был не единственный инцидент во время прослушиваний.

«Другая расстроенная девушка попыталась распылить в зале содержимое газового баллончика. Не дали. Третья выбежала в туалет, а по возвращении торжественно бросила на сцену использованный тампон и сопроводила этот яркий художественный жест проклятиями», — написал на своей страничке в Facebook Григорий Заславский.

По следам происшедших событий было решено отрегулировать рамки на входе (бдительная охрана уже изъяла три ножа). Кроме того, неадекватных абитуриентов будут заносить в списки — для себя и коллег из других театральных вузов, поскольку часто ребята одновременно подают документы в вузы «большой пятерки» (ГИТИС, ВГИК, «Щепка», «Щука», Школа-студия МХАТ).

Предупредительные меры

Случай в ГИТИСе заставил задуматься и руководство других творческих вузов — с подобным неадекватным поведением там не сталкивались, но планируют принять дополнительные меры безопасности. Как отмечает ректор Театрального института им. Б.В. Щукина Евгений Князев, каждый абитуриент будет проходить через металлоискатель, вынимать и показывать содержимое карманов и сумок. Кроме того, считает Князев, абитуриентам театральных вузов также необходимо предоставлять медицинские справки об отсутствии психических отклонений.

Как уточняет в беседе с «Известиями» адвокат Максим Блинов, необходимость предоставления такой справки можно прописать во внутреннем уставе и это будет абсолютно легитимно. Что же касается списка, то сам по себе он не будет иметь юридической силы. Другое дело, если списки пропишут в уставе института, который будет подразумевать определенное поведение будущего студента — каждый вуз вправе устанавливать свои правила.

студенты
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

«Фактически можно прописать, например, что запрещено приносить с собой такие-то вещи, оружие, муляжи — как в аэропорту, — поясняет адвокат. — При этом, если абитуриента внесли в список в ГИТИСе и он пошел поступать в «Щепку», то «Щепка» не имеет право отказать только на основании того, что его внесли в список. В том университете, где прописаны правила, список будет иметь силу, а для остальных университетов — только на уровне человеческих отношений».

По словам Максима Блинова, абитуриент, которому отказывают в поступлении, имеет право подать административный иск в соответствии с Кодеком административного судопроизводства и обжаловать действие или бездействие должностных лиц. «Уставом можно запретить что-то с собой проносить, но запретить поступление в вуз не имеют право», — отмечает адвокат.

Ни дня без странностей

«Оружие, баллончики — это редкая история, потому что везде есть рамки металлоискателей. Но абитуриенты устраивают «концерты» и демонстрируют неадекватное поведение буквально каждые пять минут. Эта профессия очень творческая, конкурс большой. Прослушивания проходят нон-стоп каждый день, поэтому надо привлекать внимание. Такого, чтобы за день не было какого-то неадеквата, не бывает», — рассказывает «Известиям» на условиях анонимности выпускница Высшего театрального училища им. М.С. Щепкина.

По словам собеседницы «Известий», случаи бывают разные — абитуриенты не знают, что «стрельнет», поэтому делают всё возможное, исходя из своего личного представления.

«Была ситуация, когда у нас в «Щепке» девочка выходила в окно — так пыталась привлечь внимание. Могут раздеться на сцене догола, — говорит собеседница издания. — В ход идет всё: слезы, крики, кулаки… Особенно к концу дня, когда педагоги сидят уставшие, ты читаешь, а на тебя никто не смотрит и не обращает внимания».

балончик
Фото: Depositphotos

По этой причине, например, результаты не говорят сразу и оглашают отказы за пределами аудитории — желательно вообще на улице.

«Очень часто, через пятерку, десятку есть такой мальчик или девочка, которые после отказа врываются в аудиторию, бегут к педагогам и спрашивают: «Почему вы меня не взяли?» Либо чем-нибудь в них кидаются. На моей памяти была ситуация — отказали какой-то пятерке. Одна девочка была удивлена отказом, обозлена, и так совпало, что в этот момент из аудитории вышел педагог, который ее не принял: она вытащила из сумки книжку и швырнула ему в спину».

Обычно, рассказывает выпускница, на прослушивании на сцене нет лишних предметов, но однажды остались декорации. Барышня, обозленная отказом, запустила в педагога железным канделябром. К счастью, тот увернулся.

Личная Олимпиада

Как отмечает выпускница «Щепки», главное даже не где ты учишься, а у кого.

«Сейчас курс в ГИТИСе набирает Юрий Бутусов, и там толпа. Колоссальное давление. На секундочку: если ты не поступишь, то в следующий раз мастер, к которому ты хочешь попасть, будет доступен только через четыре года. Конечно, «сносит кукушку», и люди начинают такое творить…» — говорит собеседница издания.

Растет напряженность: профессия становится всё популярнее, приносит всё больше денег, от этого и конкуренция растет. Кроме того, еще лет 10 назад, отмечает собеседница «Известий», учили тому, что педагог всегда прав, к нему испытывали большое уважение и доверие.

«Сейчас кругом говорят о том, что каждый человек — личность, «я художник, я так вижу». Раньше, если ты толстая, страшная и не выговариваешь половины букв, ты не пойдешь поступать в театральный, а сейчас пойдешь, потому что ты «уникальная». Они не понимают, почему им отказывают. Дети сейчас раскрепощенные, легче выплескивают свои эмоции — для профессии это хорошо. Для того чтобы пырнуть кого-то ножом в коридоре — нет. Раньше тебе сказали нет — ты в кулачок заплакал и пошел домой. А тут ты можешь закатить скандал: «Я же уникальный! Вы просто не поняли меня!» Очень любят поступать в театральный институт сумасшедшие. Они живут в своем мире».

Студентка театрального института
Фото: ТАСС/Питалев Илья

Грани разумного

«Пост в Facebook привел к тому, что на вчерашний и сегодняшний день у нас много вопросов к преподавателям, а вот абитуриенты идут уже нормальные. Стали оставлять всё оружие дома, — смеется в беседе с «Известиями» ректор ГИТИСа Григорий Заславский. За шесть дней на двух факультетах была прослушана 1 тыс. человек. — Приходят во всеоружии своей подготовленности».

По его словам, всех неадекватных абитуриентов будут заносить в несколько списков: списки тех, кто пришел с огнестрельным оружием, с холодным оружием, травматикой и тех, кто распивал алкогольные напитки в вузе. При этом добавлять по этому поводу строчки в устав не планируют, так как в вузе считают, что достаточно других законов, которые регламентируют запрет на пронос оружия, правила поведения и прочее. Уверяют: ничего лишнего охрана себе не позволит.

Если, например, из «Щуки» сообщат, что некий абитуриент повел себя неадекватно и теперь придет поступать в ГИТИС, к такому человеку просто будет больше внимания на входе.

Интересуемся: где же грань между самовыражением и неадекватностью? Если барышня или молодой человек разденутся на прослушивании — это адекватное поведение или нет? По словам ректора, однозначного ответа нет, в искусстве возможно всё.

«В прошлом году одна из наших преподавательниц написала пост о том, как очень многие молодые люди раздевались полностью и поворачивались, как та избушка из сказки: то к лесу передом, то к лесу задом. Кого-то из них приняли, кого-то нет. Это не может быть ни плюсом, ни минусом. Главное — смысл. Если в этом есть художественный смысл — это одно. Если это всё, что может показать абитуриент, то это другое», — объясняет Григорий Заславский.

маска
Фото: Depositphotos

По его словам, экзальтированные абитуриенты бывали везде и всегда. И режиссеры могут в порыве страсти бросаться книжками.

«Бывают срывы даже у взрослых артистов. Поэтому талант набирающих преподавателей заключается в том, чтобы мысленно отставив в сторону и естественное, и привычное волнение, и экзальтацию, разглядеть то самое, что является способностями и талантом», — замечает глава вуза.

Ищут легкие пути

Ректор ГИТИСа считает, что причиной неадекватного поведения поступающих могло стать долгое пребывание на самоизоляции. По словам врача-психиатра, психотерапевта Евгения Фомина, изолированность от привычного круга общения действительно может негативно влиять на психику. И в случае с карантином есть один нюанс: когда нет живого общения, приходится подключаться к миру через интернет. У новой коммуникации, в свою очередь, и правила новые.

«Если раньше считалось красивым продекламировать стихи, разыграть какую-то сценку — показать настоящий творческий потенциал, то сейчас верх демонстрации — некий перформанс, хайп. И чем вычурнее этот перформанс, тем человек считает себя более успешным. Это гораздо проще — дать некую яркую эмоциональную оценку своему действию. Разовому действию. Если человек придет еще раз, то все уже будут знать, что он не в себе, и больше его не пустят, — говорит «Известиям» врач-психиатр. — Очень мало фильтров: человек выбирает лидеров мнения, он их слушает, не контролируя потребление информации и принимая ее на 100%. Увидел какого-то блогера, который сделал некий перформанс, и пытается за ним повторить».

Распознать неадекватного человека, который может навредить своему здоровью или здоровью окружающих, психике, даже профессионалам бывает сложно. Вероятно, остается отобрать хотя бы орудие опасного перформанса.

«У творческих людей в силу профессии довольно лабильная психика — подвижная, зачастую неустойчивая в силу проживания, может быть, разных личностей и персонажей. Они вживаются в роль, и им сложно удержать свою собственную личность, не смешивая ее со своим персонажем. Поэтому они более ранимы и чувствительны», — отмечает врач.