Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Слишком много страшных сказок стало былью»
2020-06-19 12:59:08">
2020-06-19 12:59:08
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сергей Гармаш заявил «Известиям», что прекратит разговор, если услышит хотя бы один вопрос об устроившем смертельное ДТП Михаиле Ефремове. На остальные темы, включая загадки Эйнштейна, книгу Экклезиаста, фильмы о Каменской и достоинства карантина, он готов был говорить без ограничений.

— Как у вас прошел карантин?

— А он еще ни у кого не прошел, и у меня в том числе. Как это ни парадоксально прозвучит, я не страдаю от отсутствия работы. Это трагический для планеты, для цивилизации момент, но у меня до этого не было периода, когда бы я столько общался со своей семьей, когда бы у меня был настолько свободный график, чтобы я ложился и вставал, когда захочу. Мне хорошо — отдыхая, я не успел соскучиться. Конечно, это впоследствии отзовется какими-то трудностями. Никогда не было, чтобы я целых три месяца не выходил на сцену. Но я всегда стараюсь во всех негативных, особенно для себя, проявлениях, в ошибках, заблуждениях, найти плюсы, извлечь в итоге положительный опыт. Плюс этого карантина, особенно если люди материально не пострадали: никто не мучился от того, что нечем себя занять. Это время, чтобы подумать, побыть наедине с собой, сделать то, что всю жизнь откладывал на послезавтра.

— Не было страшно?

Мне страшно до сих пор. Я соблюдаю карантин, придерживаюсь всех правил по возможности довольно строго. Все средства дезинфекции у меня имеются.

Актриса Алена Михайлова во время съемок сериала «Чики»

Актриса Алена Михайлова во время съемок сериала «Чики»

Фото: Национальная Медиа Группа (НМГ)

— Не омрачает это ощущение радости нахождения с близкими?

Не буду врать, меня не трясет от страха, но так уж устроен человек: пока что-то не коснулось тебя, твоя тревога носит несколько абстрактный характер. Но я хочу, раз уж мы беседуем, сказать огромное спасибо нашим врачам, которые все эти месяцы трудятся на фронте. Я ими восхищаюсь.

— Как относитесь к онлайн-экспериментам театров во время карантина?

— Я не отношусь, мы — делаем. Каждый вечер в семь часов, когда обычно начинаются спектакли, на сайте театра «Современник» в рамках антивирусного проекта «Доктор Чехов» один из артистов театра читает новый рассказ Чехова. Это происходит уже два месяца. Там материала хватит на несколько томов, и мы продолжаем делать новые выпуски.

Актриса Алена Михайлова и актер Сергей Гармаш в фильме «Люби их всех»

Актриса Алена Михайлова и актер Сергей Гармаш в фильме «Люби их всех»

Фото: Наше Кино

— Сейчас на онлайн-платформе more.tv вышел сериал «Чики» — и сразу стал событием. А одну из главных ролей там сыграла Алена Михайлова, с которой вы не так давно снимались в картине «Люби их всех». Похоже, будущая звезда?

— Это был ее дебют. Мы до того ни разу с ней не встречались, познакомились уже на съемках. Она очень хорошо работала, хотя и сильно волновалась. Надеюсь, у нее большое будущее. С ней работать приятно, интересно, воспоминания остались только положительные. А сериала, о котором вы говорите, я пока не видел.

Кадр из сериала «Проект "Анна Николаевна"»

Кадр из сериала «Проект «Анна Николаевна»

Фото: Продюсерская компания «Среда»

Недавно вы снялись в веб-сериале «Проект «Анна Николаевна» о женщине-андроиде, ставшей полицейским. Что вас в нем зацепило? Все-таки онлайн-сериал, с рискованным сюжетом…

— Риска в сюжете я не увидел. Со сценарием ознакомился, скажем так, задолго до его финального варианта. Высказал свои комментарии продюсерам, и многое из того, что предложил, было учтено. Меня в этой истории привлекло, во-первых, то, что ее можно смешно рассказать. А я уже очень много лет не работал в жанре комедии и имел право на опасения. Во-вторых, поступает множество предложений, связанных с моей типажностью: роли людей твердых, волевых и так далее. Тут же мне сразу понравилось, что мой персонаж, начальник полиции — человек, который процентов на 70 находится не на своем месте. Так бывает довольно часто. Не очень умный, не сильный, мечущийся, слабовольный, но в то же время у него есть ряд положительных человеческих качеств. Таких персонажей я в кино играл, к сожалению, мало. Не могу сказать, что конечным результатом полностью доволен, могло получиться лучше. Но мне кажется, что у сериала есть свои плюсы.

— Объявлено, что у сериала будет второй сезон. Как вы на это отреагировали? Будете сниматься?

— Чтобы согласиться, мне нужно сначала прочесть сценарий. Я без этого окончательный ответ дать не готов. Насколько мне известно, съемки хотят провести уже в этом году, а у меня накопилось несколько проектов, которые были отложены из-за карантина, но там я свое участие уже подтвердил. Теперь им принадлежит право первой ночи, так что не очень понятно, что я еще смогу успеть за оставшиеся месяцы. Иное дело, что зависшие проекты могут быть отложены, время для работы освободится. Но если мне сейчас кто-то звонит и предлагает в чем-то поучаствовать, я сразу предупреждаю: у меня есть обязательства.

Кадр из фильма «Два билета домой»

Кадр из фильма «Два билета домой»

Фото: Наше Кино

— Вы не так давно попробовали себя в качестве сценариста на картине «Два билета домой». После этого иначе стали относиться к сценариям?

— Нет, но я вспоминаю свой первый известный сериал «Каменская» — там мы с режиссером Юрием Морозом адаптировали сценарий каждого эпизода под себя, под свою интонацию, характеры. Заметьте, не правили, а адаптировали, есть разница. Такая адаптация происходит в телевизионном кино довольно часто. Уверен на 100%, хотя не участвовал в этих проектах, что так было в «Оттепели» Валерия Тодоровского или в «Садовом кольце», которое он продюсировал. Не хочу ни в коем случае бросать камень в авторов сценариев сериалов, но сроки, в которые они запускаются, обусловлены бюджетом, а иногда простой спешкой. Поэтому хорошо, когда есть возможность для адаптации текста. Причем это может происходить, и когда режиссер сам же автор сценария. Хотя, например, в «Белой гвардии» по сценарию Сергея Снежкина в этом не было необходимости. А в «Гетерах майора Соколова» мы с Бахтиером Худойназаровым провели большую работу. Словом, нормальная ситуация. Отдельная история была с сериалом «Ленинград 46». Там автор сценария написал только первые четыре эпизода, а дальнейшие перепоручил другим людям. Режиссер Игорь Копылов в итоге был вынужден стать соавтором этих сценариев, иначе разница между первыми и последующими эпизодами была бы слишком заметна.

— В «Анне Николаевне» много пародийных отсылок к фильмам о киборгах и искусственном интеллекте. Пересматривали что-нибудь для вдохновения?

— Нет, специально ничего. И «Терминатор» — это, прямо скажу, не мой любимый жанр. А вот искусственный интеллект меня, разумеется, волнует, это серьезный вопрос, глобальный. Если бы вы меня прямо спросили, пугает ли меня, что его в нашей жизни становится всё больше, я бы сказал «да».

Кадр из сериала «Проект «Анна Николаевна»

Кадр из сериала «Проект «Анна Николаевна»

Фото: Продюсерская компания «Среда»

— Последние фильмы об искусственном интеллекте апеллируют уже не столько к страху, сколько заставляют размышлять о том, что нас делает людьми и чем мы, в сущности, отличаемся от роботов…

— О том, что нас делает людьми, литература и кино размышляют очень давно, и необязательно для этого использовать жанр фантастики. Но искусственный интеллект бросает другие вызовы. Отрицать, что мы семимильными шагами движемся в эту сторону, или требовать отката назад — глупо, бессмысленно. Невозможно остановить прогресс. Мысль из Экклезиаста — познания умножают скорбь — в последние годы все чаще приходит мне в голову. Неспроста Эйнштейн опубликовал не все свои мысли и догадки, мотивируя это тем, что цивилизация пока к ним не готова. Есть такие предметы, к которым нужно подходить и прикасаться осторожно, постепенно, без спешки. То, что кажется смешной сказкой, как «Планета обезьян», теперь уже не вызывает улыбки. Слишком много страшных сказок стало былью. Когда-то все смеялись над тем, что компьютер играет в шахматы с чемпионом мира. Недавно я читал о новой китайской гостинице, где нет живого персонала, от входа до выхода только роботы. Хотел бы я остановиться в такой гостинице, даже если она будет невероятно комфортной? Нет!

— А если посмотреть с точки зрения профессии? Компьютерные актеры смогут заменить реальных?

— Это уже практически возможно! Но я уверен, что нужно придумать этому какое-то новое название. Такое искусство не может называться «кино». Это что-то другое. Когда я снимался в фильме «Напарник», мою мимику, мой голос использовали в сочетании с роботом, снимали показания МРТ. Но если наступит время, когда от артиста для участия в фильме будут нужны только МРТ, фотография и согласие на их использование, то нужно будет придумать для всего этого новый термин и никого не путать.

— «Золотой глобус» и «Оскар» уже размышляют, может ли артист, от которого в фильме остались только пластика или голос, попасть в актерскую номинацию.

— Надо с этим столкнуться, чтобы понять. Допустим, попаду я на проект, где в кадре не будет ни сантиметра моего лица, только голос, а вы меня начнете за это хвалить. Тогда, получая приз, я скажу, что половину его нужно отпилить для инженера по компьютерной графике. Так будет честно.

Актер Роберт Де Ниро в фильме «Ирландец»

Актер Роберт Де Ниро в фильме «Ирландец»

Фото: Sikelia Productions

— Это относится к Роберту Де Ниро в «Ирландце»?

— Картина мне в целом понравилась: хорошая история, любимые артисты. Но что я категорически не принял, что мне мешало, это компьютерный грим Аль Пачино и Де Ниро. Меня это просто выключало из истории. Было ощущение, что актеры на какой-то момент надевают маску. Для меня этот прием новых технологий оказался нехудожественным.

— Если бы вам такое предложили, вы бы согласились поэкспериментировать?

— Не знаю… Вряд ли. Если только для того, чтобы сделать из меня молодого Гармаша, — нет, не согласился бы. Играть себя в возрасте 25–30 лет с наложенной на лицо компьютерной графикой? Ни за что!

Справка «Известий»

Сергей Гармаш в 1984 году окончил актерский факультет Школы-студии МХАТ (мастерская Ивана Тарханова) и был принят в труппу Московского драматического театра «Современник», где служит по сей день. В кино снимается с 1984 года, в его фильмографии картины Вадима Абдрашитова, Сергея Бодрова, Анджея Вайды, Станислава Говорухина, Павла Лунгина, Никиты Михалкова, Валерия Тодоровского, Владимира Хотиненко, Сергея Соловьева, Тимура Бекмамбетова, Юрия Озерова, Федора Бондарчука. Народный артист России.

Читайте также