Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Ради близких я способна на многое, возможно, даже на всё»
2020-06-04 13:38:20">
2020-06-04 13:38:20
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Анна Чиповская считает, что у российской киноиндустрии появился стимул рисковать. Объясняет, почему перестала реагировать на критику. И предполагает, что не будет посвящать актерству всю свою жизнь. Об этом актриса Театра Олега Табакова рассказала «Известиям» накануне открытия международного онлайн-рынка российского контента Key Buyers Event, чьим амбассадором она стала.

— Чем вас заинтересовал Key Buyers Event?

— Есть огромный рынок русского аудиовизуального контента, он нигде должным образом не представлен, хотя немало русских картин показывают на международных кинофестивалях. Какое-то количество российских сериалов стал покупать Netflix, и надо понимать, что этот сервис приобретает только качественную продукцию. У нашей индустрии появился стимул делать что-то новое, не бояться, не отказываться от рискованных идей. Нам сейчас необходим инструмент, который позволит делиться с мировым зрителем новыми российскими сериалами, фильмами, анимацией. Им и будет этот международный онлайн-рынок. Он стартует 8 июня. Пройдут круглые столы, показы, питчинги и много всего интересного. Для представления новой платформы мы сняли большой красивый ролик, но о своей роли в нем пока сказать не могу, секрет.

— Пока вы проводите время на самоизоляции, что делаете? Знаю, вы любите читать.

— Это правда. Как только у меня появляется свободное время или я еду в отпуск, набираю кучу книг и с удовольствием читаю с утра до вечера — не оторвать. Когда в театре объявили, что мы перестаем репетировать, сразу купила несколько книг, но почему-то долгое время читать не хотелось. Не выходило расслабиться и сосредоточиться. Сейчас, слава Богу, снова читаю.

анна чиповская
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— Есть мнение, что дома на изоляции актеры теряют творческий тонус. Согласны с этим?

— Люди театра так быстро не сдаются. Надо несколько лет не работать, чтобы потерять тонус, но труппа Театра Олега Табакова продолжает встречи и репетиции в Zoom. Это определенный тренинг.

— Популярные актеры выходят в соцсети. Сказки, например, читают.

— Это прекрасная инициатива. Сказок детям я еще не читала, несмотря на то что выросла на замечательных пластинках с «Али-Бабой» и «Аленьким цветочком». Но вряд ли этим можно заменить выход на сцену. Я прямой эфир первый раз провела только в связи с карантином. В театре есть возможность встречаться со зрителем часто. Это сильный расход энергии, и таких встреч глаза в глаза мне достаточно. К тому же я не блогер, Instagram свой веду нерегулярно. Он сейчас превратился в площадку для зарабатывания денег и достижения популярности. В принципе, можно не иметь образования и реальных умений, зато классно вести соцсеть. Мне это в тягость, я ленивый человек, хочется тратить время лишь на то, что действительно искренне интересует.

— Что происходит с фильмом «Комета Галлея» режиссера Милены Фадеевой? Карантин не помешал завершить съемки?

— Нет, съемки закончились в марте. Это история о московской девушке, у которой есть мама, сестра и бабушка. Таким женским коллективом они живут много лет. Мою бабушку играет Лия Ахеджакова, сестру — Соня Лукьянова, маму — Аня Михалкова. Хотя похожи мы мало, как можно заметить. Это новогоднее кино. Мою героиню зовут Тая. В какой-то момент она занялась тайским боксом, была спортсменкой, потом стала тренировать детей в спортивной школе. Мне кажется, она это сделала потому, что была «мальчиком» в женской семье, сама себя определила на роль защитника и главы семьи, стала ее стержнем. А потом Тайка влюбилась. Ее возлюбленного, астронома по имени Игнат Галлей, играет Антон Шагин. Что произошло дальше, увидите сами. Очень теплая история с красивой зимней Москвой и невероятной Лией Ахеджаковой.

— Похоже, что в героине есть немало от вас самой?

— Возможно. Наверное, я так же защищаю своих близких. Думаю, ради них я на многое способна, возможно, даже на всё.

анна чиповская
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— Скоро должна выйти еще одна картина с вашим участием — экранизация автобиографии медиаменеджера Карины Добротворской. Каково играть современницу, да еще из мира глянца?

Я играю не Карину, а ее прообраз — это не дословная экранизация книги, а сценарий по мотивам. Сняли картину летом. Режиссер Ангелина Никонова, продюсеры Сабина Еремеева и Нателла Крапивина в хорошем смысле перфекционисты, поэтому проходил долгий монтаж и постпродакшн. Думаю, осенью начнется полномасштабный пиар фильма. Пока всё остановилось, как и во всем мире.

А книгу Карины «Кто-нибудь видел мою девчонку? Сто писем к Сереже» я прочла еще несколько лет назад. Это пронзительная и захватывающая публицистика. Живая, ненадуманная. Но трижды сложная для экранизации в силу того, что это реально существующие и существовавшие люди. У артиста редко случается, когда он бывает так счастлив от полученного материала.

— Картину «Хождение по мукам», где вы исполнили роль Даши Булавиной, много обсуждали. Следили за этим процессом?

— Сейчас критика меня волнует в последнюю очередь, а тогда я сильно переживала. Страдала от некоторых комментариев о моей Даше. Но мы же понимаем, что с русской классикой опасно шутить. Та же Анна Каренина с юности для каждого своя. Отсюда и разговоры, что наши персонажи — Даша, Катя, Телегин, Рощин — не могут быть «такими». Для меня критика стала большим испытанием, но привела к пониманию, что всем угодить нельзя.

— Есть ощущение, что вас видят в определенном амплуа — роковая стерва или исторический персонаж. Или уже не так? Кажется, в фильме «Вмешательство» вы выступаете в нехарактерном для себя образе.

— Кино — искусство крайне типажное. Тебя оценивают по внешнему виду. Предрассудки по поводу сложившегося типажа никуда не денутся, пока ты сам это не изменишь или не попадется удивительный режиссер, который в тебя поверит. Режиссеру «Вмешательства» Ксюше Зуевой оказалось все равно, как я выгляжу, какой у меня бэкграунд, насколько я известна. Действие фильма происходит в маленьком провинциальном городке в наши дни. Моя героиня — очень неблагополучная девушка, которая тянет на себе маму, брата и папу-алкоголика. Подрабатывает, танцуя в клубе, а днем работает в маникюрном салоне. На таких персонажей меня обычно не рассматривали. История «Вмешательства» наполнена эмоциями, сценарий необычный, это невероятно чувственная и травматичная история, от актеров требуется всё, что они способны дать. Очень жду выхода этой картины. Что касается нехарактерного образа... Я не оставляю театр, где есть возможность играть огромный диапазон разных ролей. От комедий до трагедий, через драмы и гротеск. Театр в этом смысле помогает, дает уверенность, опыт и разных персонажей.

— С приходом Владимира Машкова многое изменилось в «Табакерке»?

— Я сложно воспринимаю новое. Долго притираюсь. Мне трудно заставить себя с кем-то или где-то оставаться, если мне это не по душе. То, что делает Владимир Львович, убеждает меня в том, что я могу с ним работать с удовольствием и интересом. У него огромное количество идей, он умеет показать и объяснить артистам, что от них требуется и добиться этого легко, без скандала. Потому что он сам человек увлеченный, фанат своего дела.

— Вы говорите о репетициях спектакля «И никого не стало» по пьесе Агаты Кристи, который должны были выпустить весной?

Да, Агата Кристи написала эту пьесу в 1943 году. За основу был взят роман «Десять негритят», но в пьесе совершенно другой финал. У нас готова половина спектакля, в июне должна была быть премьера. Сейчас встречаемся в Zoom, чтобы не забыть текст и поддерживать форму. Я играю Веру Клейторн — девушку, которая вместе с другими героями оказывается на острове. В знаменитом фильме Станислава Говорухина, который, кстати, основан на книге, а не на пьесе, эту роль блестяще исполнила Татьяна Друбич.

анна чиповская
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

— А как зритель, что вы любите смотреть в театре? Ходите ли к друзьям на премьеры?

По возможности всегда хожу на спектакли Римаса Туминаса (он мой любимый режиссер) и Юрия Бутусова. Но вообще в театр боюсь ходить по той же причине, по какой не люблю давать интервью: привыкла говорить то, что думаю, а это не всегда можно. Вот почему редко хожу на спектакли к знакомым, только к самым близким друзьям. Если мне не понравится — соврать не смогу. Вообще стараюсь не высказывать свое мнение, если меня не спрашивают.

— Помимо театра, вы поете джаз, выступаете с папой-музыкантом Борисом Фрумкиным. Правда, что ваш голос будет звучать в аудиосериале по книге Бориса Акунина?

— Да, для платформы Storytel Григорий Шалвович написал новый роман «Просто Маса». Его нет в бумажном варианте, он изначально был написан для аудиокниги. Роман читает актер Александр Клюквин, но также там есть звуковое и музыкальное сопровождение. В какой-то момент Григорий Шалвович увидел в YouTube наш с папой концерт и пригласил меня. Моим голосом поет джазовая певица-кицунэ. И мне невероятно приятно, что любимый мною писатель решил, что у его персонажа именно мой голос. Первый раз мы общались в 2012 году, когда я снималась в фильме «Шпион» по его книге, и было замечательно снова поработать вместе.

— Вы серьезно себя воспринимаете в качестве певицы? Думаете, что в дальнейшем этим можно заняться?

Пою в удовольствие, когда мне хочется, есть интересный повод, настроение, материал. Делаю это больше для себя. Хотя всё может быть, кто знает. Я вообще за то, чтобы как можно менее серьезно относиться к себе. Может, я и актрисой всю жизнь не буду, не стоит зарекаться.

Справка «Известий»

Анна Чиповская в 2009 году окончила Школу-студию МХАТ (курс Константина Райкина) и была приняла в труппу Театра имени Олега Табакова, где служит по сей день. В кино дебютировала в 2003 году. Широкую известность актрисе принесла главная роль в сериале Валерия Тодоровского «Оттепель». Фильмография артистки насчитывает около 50 работ, среди которых «Хождение по мукам», «Блокбастер», «Шпион», «Уланская баллада».

Читайте также