Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Игры на престоле: была ли Екатерина II феминисткой
2020-05-18 16:42:14">
2020-05-18 16:42:14
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На more.tv вышел американский сериал «Великая» — костюмный фарс о первых годах жизни Екатерины II в России. Не стоит искать здесь исторической правды, ее вряд ли больше, чем в гайдаевском «Иване Васильевиче». Это скорее антитоталитарный памфлет с феминистским уклоном. «Известия» посмотрели сериал, который не стесняется исторических ляпов.

Встреча на краю света

«Шутка со смыслом», — говорил герой дебютного фильма Алексея Мизгирева «Кремень», разбивая себе о голову бутылку. Русские в сериале «Великая» тоже шутят со смыслом, регулярно швыряя дорогие бокалы об пол, предварительно выпив содержимое. В новоизобретенной мифологии Тони МакНамары, шоураннера сериала и, между прочим, сценариста нашумевшей «Фаворитки», Россия XVIII века именно так привыкла относиться к людям. Выпил — выбросил. С таким же подходом к своей персоне сталкивается юная аристократка София Фредерика Августа Ангальт-Цербстская, будущая Екатерина II. Достаточно сказать, что жених встречает ее невероятно хамской выходкой: кричит, что на портрете она казалась выше, и требует, чтобы ее отправили обратно. А потом честно сообщает: нужна она ему только для того, чтобы родить наследника. Его романтическое письмо, поразившее принцессу до глубины души, за него сочинили, лично же он не намерен провести с невестой ни одной лишней минуты.

Кадр из сериала «Великая»

Кадр из сериала «Великая»

Фото: Echo Lake Entertainment

Ни о какой любви речи нет, натура молодого императора вообще далека от моногамии. Он спит со всеми подряд, ради развлечения палит по людям и животным и держит в своих покоях мумию матери. Человек без каких-либо принципов, грубый, коварный и не слишком умный. Екатерина быстро понимает, что либо она смирится с участью императорской подстилки, которую при дворе никто ни во что не ставит, либо начнет играть по принятым здесь правилам. Она находит себе единомышленников и разрабатывает план государственного переворота. Ее цель — создать государство по образу передовых идей Просвещения и войти в историю как Екатерина Великая.

Истерическая правда

Не стоит искать прямых соответствий со школьными учебниками, здесь их вряд ли больше, чем в гайдаевском «Иване Васильевиче», а уж если идти еще дальше, стоит вспомнить, например, вольную экранизацию «Войны и мира» Вуди Аллена под названием «Любовь и смерть». А среди недавних примеров — «Кролик Джоджо», где русские, как и немцы, выведены условно и карикатурно. Начать с того, что Петр III в интерпретации МакНамары оказывается не внуком, а сыном Петра Великого. И не немецким дворянином, а простым русским детиной, невежественным и закомплексованным грубияном. Больше всего его мучает то, что отец был «Великим», а у него даже нет никакого прозвища, он просто Петр, и ничего с этим не поделать. Он зачем-то ведет войну со шведами, как «отец», хотя реальный Петр III сам чуть не стал шведским королем и злился, что на престол там взошел его дядя, а сам он слишком поспешил примерить корону Российской империи.

Кадр из сериала «Великая»

Кадр из сериала «Великая»

Фото: Echo Lake Entertainment

Двор экранного Петра состоит из одинаковых на лицо дам, не способных что-либо прочесть или написать, и трусливых придворных, чьи головы регулярно летят с плеч по любой прихоти сюзерена. Варварская страна не виновата в своей дикости, справедливо полагает Екатерина. Но стоит ей открыть школу для девочек, как рассадник эмансипации безжалостно и глумливо уничтожает Петр. Проблема именно в нем, и, если устранить ее, всё начнет меняться, думает немецкая гостья. Но почти каждое новое знакомство влечет разочарование. Грамотные тут имеются, но по-настоящему свободных людей нет, Екатерина совсем одна, и окружающие чувствуют исходящую от нее угрозу вольнодумства. Всё, конечно, было не так, но как говорится в русской же пословице: не любо — не слушай, а врать не мешай.

Girl Power

Внутри этой условной, по сути, фэнтезийной реальности Екатерина выполняет ту же функцию, что и Дейенерис Таргариен в «Игре престолов». Династический брак, сексуальное насилие, унижения, смерть мужа — и воля к неограниченной власти, вырастающая из благих побуждений. Россия XVIII века в сериале мало чем отличается от медиевистского мира популярного сериала НВО, только что изощренные пытки не представлены (хотя и не исключены вовсе, они, по логике сюжета, могут происходить за кадром). Жизнь в этой фантастической стране подчинена уходящим в прошлое традициям, часто абсурдным, и кому как не женщине, подвергшейся харассменту, объединиться с другими униженными и оскорбленными, чтобы устроить революцию?

Кадр из сериала «Великая»

Кадр из сериала «Великая»

Фото: Echo Lake Entertainment

Несколько странно при этом, что прекрасно образованная Екатерина, сличающая на досуге переводы Макиавелли, не понимает простейших вещей, в частности неготовности народа к переменам и состояния страны, которая при Петре III переживает глубочайший кризис и не слишком жаждет реформ в европейском духе. Создатели сериала поступили правильно, пригласив на главную роль Эль Фаннинг, Джесси из «Неонового демона» и Аврору из «Малефисенты», актрису с внешностью наивной принцессы и глазами опаснейшего хищника. Петра играет Николас Холт, фигурант взрывных экшенов вроде «Безумного Макса», «Людей Икс» и «Битвы титанов» и в то же время романтический герой «Тепла наших тел». Он еще в эстетской «Фаворитке» показал, насколько ему по плечу воплощать человека XVIII века, его Петр — достойный противник Екатерины, и в его наивных, часто нетрезвых глазах временами вспыхивает звериный интеллект. Пожалуй, он задуман намного эффектнее и интереснее настоящего Петра III, о странностях которого сохранилось немало легенд. В общем, феминизм неизбежно победит, но цену придется заплатить немалую.