Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Если бы не знал, что у сына коронавирус, подумал бы: обычный грипп»

Экс-форвард сборной Словакии Мартин Якубко — о том, как пандемия коснулась его семьи, а также о дружбе с хоккеистом Евгением Малкиным и характере Станислава Черчесова
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Габаритный словацкий футболист Мартин Якубко был одним из самых ярких нападающих чемпионата России на стыке 2000–2010-х годов. Он успел поиграть за пять отечественных клубов: «Сатурн», «Химки», «Москва», «Динамо» и «Амкар». Сейчас Мартин Якубко живет и работает на родине. В беседе с «Известиями» он рассказал о том, как его маленький сын перенес коронавирус, поделился впечатлениями о матчах НХЛ с участием Евгения Малкина и вспомнил о работе со Станиславом Черчесовым.

— Какова ситуация с коронавирусом в Словакии?

— Потихоньку уже открываются все магазины. Ограничительные меры снимаются поэтапно. Постепенно начинают работать рестораны, парикмахерские.

— Насколько было сложно в момент пика пандемии?

— Сложно было, потому что болел мой маленький сын. Нам пришлось сидеть дома почти шесть недель. Это было жестко, на улицу вообще нельзя было выходить. А так всё в целом нормально: люди ходят на работу в масках, соблюдают дистанцию в 2 м. Я бы сказал, что меня удивило, насколько в Словакии дисциплинированные люди. Все придерживались правил и рекомендаций, поэтому у нас в стране не так много заболевших (по официальным данным, 1465 человек. — «Известия»). В последнее время прибавляется максимум по 5–7 заболевших в день.

— Насколько сложно протекала болезнь у вашего сына?

— Если бы нам никто не сказал, что это именно коронавирус, мы бы подумали: обычный грипп. Были повышенная температура и кашель. Доктор прописал сыну антибиотики. Спустя два дня после этого всё прошло. Так что всё оказалось не так сложно.

— Вы испугались, когда узнали диагноз?

— Конечно, испугался. Но потом позвонил своим друзьям-врачам, и они меня успокоили. Сказали, что просто нужно подлечиться и всё пройдет.

— Как получилось, что из всей семьи заболел только сын?

— Никто этого не понимает. Даже главврач инфекционной больницы не смог ответить на этот вопрос. Возможно, сын заболел, но сам не распространял вирус. Я сам этого не понимаю, и никто мне не может объяснить. Видимо, есть те, кто распространяет, и те, кто только сами болеют. По всей видимости, мой сын относится ко второй группе.

— А вы проверялись на антитела? Возможно, вы тоже перенесли болезнь и просто не заметили этого?

— Нас трижды проверяли на коронавирус, и все тесты были отрицательными. Хочется провериться на антитела, и я уже звонил в больницу по этому поводу. Но там таких тестов пока нет. Как только они появятся, обещали сделать.

— Сын переносил болезнь дома или в больнице? Приходилось как-то минимизировать контакты с ним?

— Он всё время был дома. Никаких мер мы не принимали. Лежали с ним на одной кровати. Когда он кашлял, его нужно было успокаивать, обнимать.

— Как в Словакии обстоят дела с возвращением футбола?

— На прошлой неделе команды потихонечку начали работать в группах по 6–8 игроков. Думаю, если кто-то будет доигрывать сезон, то не стоит ждать высокого качества. Когда люди два месяца сидели дома и тренировались индивидуально, не нужно рассчитывать, что они будут в идеальной форме. Всё пройдет чисто формально. Да и вообще руководителям футбольных федераций надо посмотреть, есть ли смысл доигрывать чемпионаты. Например, в России лидирует «Зенит» с отрывом в девять очков. Его вряд ли кто-то догонит. В Словакии такая же ситуация у клуба «Слован».

— ФИФА предлагает различные варианты, чтобы футболистам было проще после такого простоя. Уже ввели возможность использования пяти замен вместо трех. Эти меры могут как-то помочь избежать травм?

— Смотрите, футболисты же после отпусков играют товарищеские матчи, причем в достаточно плотном графике. И никто там особо не ломается в большом количестве. Думаю, травматизм не увеличится. Все эти меры просто выдумки, позволяющие сделать вид, что они что-то предприняли во благо игроков. Если команды потренируются две-три недели, то любой профессиональный игрок сможет отыграть 90 минут без всяких проблем.

— Как в футбольном плане на вас сказалась пандемия?

— Сейчас работаю менеджером команды в сборной Словакии до 19 лет. У нас отменили второй квалификационный цикл в элитном раунде.

— Говорят, что болельщиков на стадионах придется ждать еще очень долго. Какое у вас мнение на этот счет?

— При пустых трибунах тяжело, но здоровье людей должно быть на первом месте. Этот вирус мешает привычной жизни. Хорошо, если футбол вернется хотя бы на ТВ-экраны. В этом тоже есть свои плюсы. Много людей станут смотреть игры по телевизору, и клубы смогут больше заработать на трансляциях.

— Видел, что вы в этом сезоне посещали выездной матч ЦСКА против «Ференцвароша» в Венгрии в рамках группового этапа Лиги Европы. Армейцы провалили этот еврокубковый розыгрыш, заняв последнее место в группе. Вас это удивило?

— Если посмотреть на то, какая у них сейчас команда, какие молодые игроки там выступают, то тяжело ждать, что они будут рвать всех подряд.

— Есть мнение, что уровень РПЛ сильно упал. Если сравнивать времена вашей карьеры в России и нынешний сезон, насколько велика эта разница?

— Я не хочу быть тем, кто будет критиковать российский футбол. По моему мнению, нельзя сказать, что уровень упал очень сильно. Это не так. Но раньше играли более сильные футболисты. Наверное, это связано с тем, что у многих клубов финансовые проблемы. Чтобы затащить сильного игрока в РПЛ, ему нужно дать хорошие деньги. Кроме того, сами россияне не уезжают за границу. В топовых чемпионатах им никогда не заплатят такие же деньги, какие они получают в России за такой футбол.

— Вы работали со Станиславом Черчесовым. Недавно он продлил контракт со сборной России до конца 2022 года. Ожидали, что ему удастся стать одним из самых стабильных тренеров в истории национальной команды?

— Всегда говорил и буду говорить, что он классный футболист, сильный тренер. Черчесов — конфликтный человек. Многие игроки его не понимают, не любят — это тоже факт. Потому что он жесткий и специфический человек, который ни перед кем не будет склоняться. Черчесов хочет донести до игроков свое мнение, свои планы. Конечно, не всем футболистам, особенно взрослым, это нравится. Кроме того, вокруг него очень сильная команда — его тренерский штаб. Люди, которых он собрал, классно дополняют друг друга. Они топовые профессионалы.

— В Европе нет особого спроса на российских футболистов, а на тренеров? Черчесов заявил о себе в сборной, знает язык и сам поиграл в зарубежных чемпионатах. Наверняка его знают в Европе...

— Я бы не сказал, что Черчесов очень известен в Европе. Да и есть ли у него желание уходить куда-то, если он работает на том месте, о котором мечтает любой российский тренер? Всё покажут результаты. Если он повторит с Россией успех домашнего чемпионата мира, то не исключено, что спрос на него в Европе появится.

— Вы сказали, что он эмоционален. Можете вспомнить примеры из личного опыта?

— У нас никогда не было конфликтов с Черчесовым. У меня не было претензий к нему. Я понимал, что он разбирается в своем деле. У Черчесова всегда играли те футболисты, которые были лучшими в команде на тот момент. Для меня это самое главное. Потому что встречались тренеры, у которых были любимчики. Такие футболисты могли быть в два раза слабее своих конкурентов, но они всё равно играли. Такие моменты меня обижали. А у Черчесова всегда играют лучшие, он беспристрастен. В этом плане он всегда был очень честным человеком. За это я его и уважаю.

— А кто из тренеров в вашей российской карьере был несправедлив в выборе состава на матч?

— Не хочу никого обижать, все-таки этот тренер возрастной человек. Он сначала выгнал меня из одной команды, потом через одного футболиста извинялся. Когда ты забиваешь в игре два мяча, а на следующий матч тебя не выпускают со словами «ты не готов» — это вообще что? В моем понимании, это ненормально. Вот это для меня не тренер. Если вы почитаете мои предыдущие интервью, то поймете, о ком я говорю (несколько лет назад Якубко негативно высказывался о Гаджи Гаджиеве. — «Известия»).

— Какие у вас личные задачи на ближайшие пять лет?

— Помимо работы в сборной я тренирую в команде, в которой вообще начинал играть в футбол, — «Татран». Работаю там с маленькими детьми. Быть тренером — очень непросто. Нельзя сегодня закончить играть в футбол, а через два дня уже освоить другую профессию. Поэтому я учусь, посещаю конференции и потихоньку втягиваюсь. Сначала хочу поработать с детьми и молодежью, чтобы набраться опыта. Сейчас у меня тренерская лицензия категории А. Нужно получить два года практики, чтобы потом поступить на категорию Pro. А дальше уже посмотрим, будет ли вообще продолжение. Хочу поехать на стажировку. Может быть, в Россию к Миодрагу Божовичу (наставник «Крыльев Советов». — «Известия»). Уже разговаривал с ним на этот счет. Мне очень нравилось, как он тренирует. Такие планы на будущее.

— Видел в Instagram, что вы посещали матчи хоккейного «Питсбург Пингвинз» и персонально поддерживали Евгения Малкина. Вы с ним общаетесь?

— Не скажу, что мы лучшие друзья, но общаемся. Он друг и родственник моих друзей, с которыми я общаюсь практически каждый день. Через них мы и познакомились. В период всей этой истории с «короной» раза два разговаривали. Он интересовался, как дела у моего ребенка. Малкин — это просто звезда мирового уровня. С ним приятно пообщаться. Я уже дважды был в США — мы там встречались. Он на самом деле классный пацан.

— Как вам матчи НХЛ вживую?

— Одно дело смотреть по телевизору, а другое — видеть весь этот рекламный цирк вживую. Там это огромный бизнес. Со всех углов на тебя выскакивает реклама. Но наблюдать за этим очень приятно. На стадионе всегда куча людей и отличная атмосфера. А когда вы еще можете поужинать, выпить чашку кофе или бокал пива с участником финальной серии Кубка Стэнли, это вообще запомнится на всю жизнь.

Читайте также
Прямой эфир