Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Общество
Вся актуальная информация по коронавирусу ежедневно обновляется на сайтах https://стопкоронавирус.рф и доступвсем.рф
Политика
Путин заявил о запуске программы медицинской реабилитации после COVID-19
Общество
Группировка Черноморского флота усилена для помощи пострадавшим от стихии в Крыму
Политика
Путин призвал запустить в России программу капитального ремонта школ
Общество
Минздрав анонсировал выход рекомендаций по ревакцинации от COVID-19
Политика
Путин призвал объединить усилия для повышения доходов россиян до 2026 года
Мир
Посол США заявил о скором возвращении в Россию
Политика
Президент РФ анонсировал запуск программы поддержки молодежной занятости
Туризм
Власти Крыма пообещали привести в порядок пляжи в ближайшие дни
Туризм
Отели Карелии будут заселять только вакцинированных гостей или с ПЦР-тестом
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ни один вопрос в российской космической политике не имеет такого градуса накала, как создание сверхтяжелого носителя (СТН). Тема эта вечно жива, сохраняя на редкость внеконтекстный характер; не столь важно, нужна нам такая большая и дорогая ракета или не нужна, полетим мы с ее помощью на Луну, Марс, в точку либрации — всё равно конструкторы, главы предприятий будут до конца стоять на своем и точку зрения противной стороны считать ошибочной. В этом состоит замечательная особенность «Роскосмоса», в схожих структурах такого нет. Жаль на самом деле — было бы интересно наблюдать, например, как разные подразделения «Росатома» публично спорят о том, какой нам нужен реактор будущего, или предприятия «Ростеха» — о том, какой автомат (танк, вертолет) надо делать. Но такого развлечения нам, увы, не предоставлено, зато дискуссиям про сверхтяжелую ракету можно радоваться круглый год.

Последние известия (официально пока не подтвержденные) позволяют сделать предположение, что в спорах об СТН открыта новая глава, в которой верх одерживают противники «Ангары». Во вчерашних новостных лентах можно было прочитать, что «Роскосмос» решил отказаться от «Ангары». Это был бы весьма резкий поворот в общей концепции, поскольку сейчас в главных отраслевых документах, в том числе в Федеральной космической программе, зафиксировано следующее: «Ангара» постепенно эволюционирует, становясь носителем для пилотируемого корабля (в 2022 году), затем приобретает водородную ступень, с которой способна выводить на низкую околоземную орбиту 37,5 т полезной нагрузки. Ракету с такими параметрами сверхтяжем назвать сложно, потому что СТН должен выводить на орбиту как минимум в два раза больше груза, имея в виду его основное назначение — обеспечение лунной экспедиции. Чтобы отправиться к Луне, на низкую орбиту нужно вывести примерно 160 т полезной нагрузки. Прежде планировали обеспечить попадание этих тонн в космос с помощью четырехпусковой схемы — это когда «Ангара» с водородной ступенью стартует четыре раза, выводя груз постепенно. Позднее от этой схемы отказались по причине дороговизны (в плане создания наземной инфраструктуры) и не самой высокой надежности (если одна из четырех ракет не сможет стартовать точно в срок, может сорваться вся экспедиция). Весомый плюс четырехпусковой схемы в том, что она позволяет отказаться от создания СТН специально для лунной экспедиции. 

Отказ от четырехпусковой схемы означает, что для лунной экспедиции СТН всё же понадобится, и в этом свете дискуссии относительно ее облика зазвучали с новой силой. Глава РКК «Энергия» Владимир Солнцев предложил создать СТН, используя задел программы «Энергия-Буран», а именно двигатели РД-171. В развитие этой идеи Солнцев предложил вообще исключить «Ангару» из пилотируемой программы, а положиться на СТН с РД-171. 

Именно это предложение дало повод говорить о том, что «Роскосмос» якобы отказался от «Ангары». В действительности это не совсем так. «Роскосмосу» нет смысла отказываться от «Ангары» даже в том случае, если эту ракету вообще не будут использовать в пилотируемой космонавтике. Параметры «Ангары» с водородной ступенью согласовывались с Минобороны — военным нужен носитель именно с такими параметрами. Зачем — это их вопрос, на который они со временем ответят, если захотят. Факт в том, что военные космические аппараты бывают очень громоздкими (как американский спутник Mentor, например) и для их выведения нужны мощные носители. Которым и станет «Ангара» с водородной ступенью.

Отказ «Роскосмоса» от «Ангары» маловероятен еще и потому, что создание этой ракеты предусмотрено ФКП, которую «Роскосмос» с таким трудом защитил в правительстве в прошлом году. Это значит, что работы по «Ангаре» государство согласилось профинансировать из бюджета. Отказ госкорпорации от создания «Ангары» означал бы добровольный отказ от сотен миллиардов рублей, зарезервированных под проект. Таких шагов от госкорпорации ждать было бы несколько наивно.

На самом деле произошел не отказ от «Ангары», а перенос сроков утверждения облика СТН, что вполне логично. В «Роскосмосе» рассчитывали, что в районе декабря 2016 года на высшем уровне произойдет рассмотрение с последующим одобрением концепции развития СТН. Но эта ракета нам нужна для того, чтобы лететь на Луну. Лунная экспедиция, как известно, отложена, и, наверное, это правильно: сейчас есть более актуальные адреса для вложения столь значительных ресурсов. Это во-первых. А во-вторых, в правительстве хотят найти государство (одно или несколько), в партнерстве с которым можно было бы осуществить лунный проект, поделив финансирование. Раз лунный проект отложен, можно отложить и вопрос о создании лунной ракеты. По нашей информации, утверждение концепции СТН отложено до 2020 года. Еще три года увлекательных споров конструкторов нам обеспечены.

Автор — заместитель главного редактора газеты «Известия»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Читайте также:

Журналист Иван Чеберко — о кризисе российской космонавтики

Журналист Иван Чеберко — о обещаниях отправить в космос туристов

Читайте также
Прямой эфир