Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Морально к реваншу готов

Шахматист Сергей Карякин — о новых матчах с Магнусом Карлсеном и шутке про Дональда Трампа во время игры в Нью-Йорке
0
Морально к реваншу готов
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На прошлой неделе российский гроссмейстер Сергей Карякин вернулся из Нидерландов, где участвовал в супертурнире в Вейк-ан-Зее. Там его соперником снова стал чемпион мира Магнус Карлсен. На вручении ежегодной премии «Серебряная лань» шахматист дал интервью корреспонденту «Известий» Алексею Фомину, в котором рассказал о значении «лайков» в соцсетях, популярности шахмат и любви к футболу. 

— Во время ноябрьского матча за звание чемпиона мира интерес к шахматам в России впервые за долгие годы возрос до уровня советских времен. На ваш взгляд, эту волну удалось сохранить по прошествии двух месяцев?

— Да, я это чувствую. И это очень приятно. Признаюсь, были некие опасения, что это будет ненадолго. Поговорили всей публикой про шахматы во время матча с Карлсеном, а потом эта волна схлынет. Но нет. До сих пор меня узнают на улице, зовут на самые разные передачи и встречи. 

— Присутствие российской публики на чемпионате мира по быстрым шахматам в Дохе не снизилось по сравнению с матчем в Нью-Йорке?

— Ажиотаж со стороны наших болельщиков значительно выше, чем был до матча за шахматную корону. Я это ощущаю и в социальных сетях, где мне стало писать значительно больше людей. Выражаясь современным языком, у меня стало гораздо больше «лайков». И повышение внимания я чувствую. И, самое главное, шахматы стали показывать по телевизору. Это приятно для меня и в личном плане, и как для представителя шахматного сообщества.

— Сколько времени ушло на восстановление после ноябрьского матча?

— Могу сказать, что мое восстановление еще не закончилось — до сих пор чувствую усталость. Все-таки подготовка к матчу в прошлом году была очень тяжелой, и сам матч выдался крайне сложным. Кроме того, был тяжелый период после возвращения из Нью-Йорка, когда меня приглашали на различные эфиры и мероприятия, интервью за интервью. До чемпионата мира по быстрым шахматам в Катаре у меня за 20 дней был максимум один выходной — остальное время из эфира в эфир: радио, телевидение, газета… Это очень приятно, но выматывает. Только сейчас начинаю потихоньку приходить в себя. Хотим уехать с женой куда-нибудь на море, чтобы потом начать готовиться к следующим турнирам. Все-таки хватит почивать на лаврах, пора снова доказывать свою состоятельность.

— После матча с Карлсеном вы успели съездить на историческую родину, в Симферополь?

— Еще нет. Сначала постоянные эфиры после Нью-Йорка, потом отъезд в Катар на чемпионат мира по быстрым шахматам. Далее новогодние праздники, 12 января я отметил день рождения, а уже 13-го выехал на турнир в Голландию, с которого вернулся буквально сейчас. Но в феврале-марте я обязательно поеду в Крым, поскольку нигде за меня не болели так, как там.

— Вы разделяете точку зрения, что ваши матчи с Карлсеном в Катаре и Нидерландах были зрелищнее большинства партий нью-йоркского матча?

— Отчасти соглашусь. Звание чемпиона мира в классических шахматах престижнее, к нему готовишься полгода. И в этих условиях сложно кого-то чем-то удивить и сделать выдающиеся ходы. Команда Карлсена тоже изучала меня серьезно, поэтому Магнус особо не попадался в ловушки, что и сделало матч немного скучным. Хотя внутренние интрига и напряжение были высоки. В быстрых шахматах формат другой, на ЧМ играет любой желающий внутри определенного рейтинга. Побеждает тот, кто набрал больше очков. И мы с Магнусом весь турнир лидировали. То он опережал меня немного, то я его. В итоге по дополнительным показателям я оказался выше.

— По вашей встрече в Голландии чувствовалось, что Магнус и сам еще не отошел от матча в Нью-Йорке?

— Думаю, он выхолощен так же, как я. В Нидерландах он играл ниже своих возможностей. Мы знаем, как он выступает в своей оптимальной форме, и можем сравнивать. Так вот в январе он предстал не в лучшей форме. Это было заметно по нашей личной встрече, где у меня на определенном этапе было больше преимуществ, но, к сожалению, я не дожал Магнуса. Мы оба не до конца восстановились. В общем, будем делать выводы.

— Когда будете готовы к реваншу?

— Морально я уже готов. Была проделана большая работа, по итогам которой я был близок к победе в Нью-Йорке, но чуть-чуть не хватило. Теперь всё в моих руках. Если в следующем году я так же хорошо сыграю турнир претендентов, то можно будет более предметно говорить о реванше. Сейчас важно улучшать свою игру и к мартовскому турниру претендентов подойти во всеоружии.

— Ажиотаж вокруг борьбы Дональда Трампа и Хиллари Клинтон на выборах президента США затронул ваш матч с Карлсеном?

— К счастью, матч не был политическим. Хотя могу рассказать одну историю. Все, конечно, обсуждали противостояние Трампа с Клинтон. В этот момент играется первая партия в нашем матче. Карлсен играет белыми, я — черными. У Магнуса выходит на доске вариант, называемый «атакой Тромповского». Естественно, после партии журналисты спрашивали его, не связано ли это с победой Трампа.

— Все знают, что вы являетесь болельщиком московского «Спартака». На ваш взгляд, столичная команда сможет одержать долгожданную победу в чемпионате России?

— Всё будет зависеть от того, в какой форме они войдут в весеннюю часть сезона и как новички вольются в коллектив. Ничего оригинального я не скажу. Очевидно, что Леонид Федун вкладывается в команду и чувствует, что сейчас есть уникальный шанс добиться чемпионства, которого ждут все болельщики. В моем кругу часто шутят, что произойдет раньше — мой выигрыш шахматной короны или победа «Спартака» в чемпионате России. Положа руку на сердце, я уверен, что «Спартак» добьется успеха намного раньше меня. Сделаю ли это я  — еще огромный вопрос.

— В футболе главным фанатом шахмат считается Курбан Бердыев. Лучшие матчи его «Рубина» и «Ростова» можно сравнить с какими-либо историческими шахматными партиями?

— Матч «Барселона»–«Рубин» можно сравнить с восьмой партией нью-йоркского матча с Карлсеном. Если бы «Барса» хотела устраивающую ее ничью и играла от обороны, то она бы добилась такого результата. Но каталонцам не с руки дома не обыгрывать «Рубин», поэтому где-то они оголили тылы и получили гол. Точно так же было у нас с Карлсеном в восьмой партии. Если бы он так сильно не хотел выиграть, то не дернулся бы в определенный момент и получилась бы ничья. Но Магнус свою оборону вскрыл, а я воспользовался этим и победил. Кстати, из «футбольных шахматистов» я бы еще отметил Анатолия Бышовца, с которым сыграл дружескую партию в 2012 году на матче за первенство мира между Анандом и Гельфандом в Третьяковской галерее. Было очень приятно пообщаться с великим тренером, выигравшим Олимпиаду и обыгравшим в финале бразильцев. Этот человек здорово разбирается в шахматах.

— А с чем сравните вторую партию в рапиде в заключительный день матча, когда в безвыходной ситуации вы вынудили Карлсена предложить ничью?

— Наверное, её можно сравнить с финалом Лиги чемпионов-2005 между «Ливерпулем» и «Миланом». По сути, как и «Ливерпуль», я проигрывал 0:3, но сумел сравнять счет в основное время. Жаль только, что не удалось выиграть в серии пенальти, как это сделали англичане. Но с основным временем той встречи это очень схоже.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram

Прямой эфир