Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Русский народный хоррор

Дореволюционные обряды стали основой для фильма ужасов
0
Русский народный хоррор
Фото: Lena Balakireva
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российские кинематографисты могут успешно и стабильно работать в жанре фильма ужасов, что попробует доказать новый российский хоррор «Невеста». У руля проекта — режиссер Святослав Подгаевский и продюсер Владислав Северцев. Их предыдущая работа «Пиковая дама: черный обряд» (2015) стала одним из самых прибыльных отечественных «ужастиков».

Корреспондент «Известий» побывала на съемочной площадке «Невесты» и узнала, как правильно пугать зрителей.

— Западные образцы жанра стабильно собирают у нас приличную кассу, — рассказал «Известиям» Владислав Северцев. — Нашим ужасам сложнее — дело в градусе недоверия к российскому кино. Но по сборам нашего предыдущего фильма стало ясно, что ситуацию можно изменить в лучшую сторону, если сделать качественный продукт.

По мнению продюсера, в хорроре главное — концепция и игра актеров.

— Зритель должен поверить в происходящее на экране и представить себя на месте героя. Без этого никакие миллионы, вбуханные в графику, не сработают, — убежден Владислав Северцев. 

Сюжетная завязка «Невесты» выглядит интригующе. Молодая девушка Настя едет в глухую провинцию — на родину своего жениха Вани. Парень очень привержен семейным традициям и объясняет Насте, что перед свадьбой им необходимо пройти некий старинный обряд. Однако после знакомства с будущими родственниками Настя понимает, что впуталась в очень странную и опасную историю.

По мнению Владислава Северцева, в русских народных традициях и обрядах скрыт безграничный источник для киносюжетов.

— Когда я начал изучать русскую мифологию и обряды, то обнаружил, что мы ничего не знаем о целом культурном пласте — всё было утеряно после революции, — рассказал он. — А там такая жуть, что волосы дыбом встают, даже придумывать ничего не надо. Мы пытаемся эти интересные вещи вытащить и показать зрителю.

Настю играет Виктория Агалакова, Ваню — Вячеслав Чепурченко. Съемочная площадка — комнаты в подмосковном пансионате, заставленные старинной мрачной мебелью. На стенах висят жутковатые старинные фотографии, в углу угрюмо стоит тусклое зеркало в тяжелой раме, окна занавешены плотными шторами.

Снимается финал — последняя сцена борьбы со злом. Для того чтобы победить зло, героиня Виктории в красивом воздушном платье забирается в вентиляционную шахту (под нее замаскирован гостиничный туалет). Дует ветер, летают бумаги и осенние листья, развеваются волосы актрисы и подол длинного старинного платья. Измазанный искусственной кровью Вячеслав пытается остановить свою невесту, но девушка скрывается в узком темном отверстии. «Стоп, снято».

Сама Вика в мистику не верит, а ужасы смотрит нечасто — побаивается. Однако сниматься в хорроре ей понравилось, хоть и было тяжело. Актрисе приходилось падать с лестницы, в дождь ползти по холодной сырой земле и выбираться из гроба.

— Особенно мне запомнилась сцена с падением в могилу, — смеется Вика. — В грязи оказался червяк, а я их ужасно боюсь. А еще режиссеру не понравился мой нарисованный грим, и для достоверности он просто зачерпнул с земли глины и размазал мне по лицу. Не самые приятные ощущения.

Продюсер убежден, что «Невеста» может иметь успех не только у нас, но и в мировом прокате. Западному зрителю незнание русских традиций не помешает смотреть картину, поскольку страх имеет универсальный язык. Именно поэтому в свое время стали такими популярными японские хорроры, сильно отличавшиеся от стандартов Голливуда.

— У нас уже есть ряд предложений от дистрибьюторов из Европы и Латинской Америки, — сообщил Владислав Северцев. — Кроме того, мы покажем наш фильм в Лос-Анджелесе на American Film Market, где тоже рассчитываем на интерес прокатчиков.

Фильм получил поддержку Фонда кино. Съемки завершаются в этом месяце, выход на российские экраны запланирован на начало 2017 года. 

Русский народный хоррор​​​​​​​

Прямой эфир