Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Когда я слышу многочисленные заявления о необходимости объединиться, чтобы преодолеть очередную волну международного терроризма, у меня возникает вопрос: что произошло с памятью людей?

В этом году исполняется 15 лет, как мировое сообщество находится в состоянии войны с мировым терроризмом — 28 сентября 2001 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию 1373, на основании которой был создан Контртеррористический комитет Совбеза ООН — КТК.

Этот момент стал объявлением войны мировому терроризму.

Происходило это после известных событий 11 сентября 2001 года. Тогда звучали призывы: «Контртеррористы всех стран, объединяйтесь!», «Только объединившись, только вместе мы покончим с терроризмом». Это было 15 лет назад.

После принятия этой резолюции, где-то к декабрю 2001 года, под эгидой ООН была сформирована всемирная антитеррористическая система. Все профильные комитеты ООН: по гражданской авиации, флоту, по таможне и другие — создали у себя соответствующие подразделения для участия в этой войне.

Все разного рода межгосударственные ассоциации, в том числе Интерпол и Европол, тоже создали структуры для участия в этой войне. Быстро нарастало общественное движение. 

Практически во всех государствах — членах ООН были созданы свои структуры, которые занимались борьбой с терроризмом.

Все члены Совета Безопасности, где-то 15 представителей, поочередно дежурили в Контртеррористическом комитете. Этому комитету было предписано отчитываться о проделанной работе непосредственно перед Генсеком ООН.

Система была выстроена.

Ей противостояло, по разным подсчетам, свыше 500 террористических организаций.

Девять лет спустя, в 2010 году, мы подвели итоги. Они оказались неутешительными: почти десятилетний срок этой войны показал полную разобщенность мирового сообщества перед угрозой терроризма.

Вскоре наступила «арабская весна», и с тех пор международная система по борьбе с терроризмом то ли перестала существовать, то ли рассыпалась, то ли существует, но ничего не делает.

В результате распада появились разные коалиции, которые борются с терроризмом, но одновременно борются и друг с другом.

Между тем за время войны террористы освоили новую сферу деятельности. Раньше терроризм действовал в трех областях: наземной, морской и воздушной. После сентября 2001 года, после событий в Соединенных Штатах, появилась четвертая среда, в которой успешно работают террористы. Это интернет. Терроризм стал очень активно использовать это средство в своих интересах, в чем-то даже опережая другую воюющую сторону. 

В чем специфика этой войны?

Она не имеет линии фронта. В начале 2000-х еще существовали театры военных действий (ТВД) — и национальные, и международные. Сейчас это стало неактуальным, потому что терроризм расползся.

Сегодня существует коллизия другого рода: право силы (террористическая сторона) противостоит силе права.

В чем особенность этого противостояния? Право силы, как бы цинично это ни звучало, являет собой творческое начало. Оно постоянно ищет, вводит какие-то новые элементы, к которым не готова противостоящая сторона — сила права.

А сила права — так называемый инструктивизм. Субъекты, противостоящие терроризму, работают по бюрократическим канонам. Это приводит к тому, что их реакции на террористические проявления запаздывают.

Иными словами, они постоянно работают в режиме реагирования.

И не успевают за террористами, которые, анализируя обстановку, всё время обновляют свой арсенал средств и вводят новые: люди-бомбы, самолеты-бомбы, автомашины-бомбы.

Один пример. Когда на Ближнем Востоке начали бетонными блоками блокировать отели, которые подрывали террористы, то к одному отелю, где жило много иностранцев, подъехала... тележка с овощами, запряженная осликом. Под овощами находилась взрывчатка. Взрывное устройство было приведено в действие, люди в отеле пострадали, были и погибшие. Вот наглядная демонстрация разницы подходов: одни защитились от метода, который использовался ранее, а другая сторона — быстро и «творчески» обошла эту защиту.

Я повторяю, эта война не имеет линии фронта. В этих условиях каждая точка на земном шаре является потенциальной мишенью для проведения террористических акций. В данном случае как слабое звено используется Франция...   

Эта ситуация требует от лидеров мирового сообщества отбросить мелочные разборки и возродить эффективное взаимодействие по подавлению всемирной террористической угрозы.  


Автор — главный аналитик Национального антикриминального и антитеррористического фонда (НААФ), ветеран внешней разведки КГБ

Комментарии
Прямой эфир