Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Эпоха высоких цен на русское искусство закончилась

Цены на Айвазовского и Шишкина уже никогда не будут прежними
0
Эпоха высоких цен на русское искусство закончилась
Фото: sothebys.com
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

7 июня в Лондоне состоялись очередные «русские торги» аукционного дома Sotheby’s. 

Как уже писали «Известия», за результатами этих торгов коллекционеры и эксперты рынка следили напряженно. Итоги обозначили поворотный момент в судьбе русского искусства. Учитывая провал осенних «русских торгов», показавших худшие за последние девять лет результаты, аукцион пошел на радикальный шаг, драматично снизив цены на произведения в три, а то и в четыре раза.

Так, к примеру, полотно Константина Маковского «Иван Сусанин», выставлявшееся в 2014 году на Sotheby’s с эстимейтом $3млн, на нынешних торгах «подешевело» в четыре раза и шло с эстимейтом от $700 тыс. 

То же касалось полотен Ивана Айвазовского, Василия Верещагина, Алексея Харламова, Константина Горбатова и других художников. При этом нынешние торги, в отличие от осенних, отметились наличием не просто хороших работ среднего уровня, а шедевров, как, к примеру, нынешний флагманский лот Sotheby’s — «На опушке соснового леса» Шишкина.  

Арт-критики прогнозировали три пути возможного исхода торгов. Первый — и самый драматический — несмотря на низкие цены, аукцион снова окажется провальным, и Sotheby’s не удастся реализовать и половины своих лотов. Второй вариант — несмотря на сниженные цены, лоты разойдутся не по дешевке, и это будет означать всего лишь правильный маркетинговый ход со стороны Sotheby’s. 

Аукцион пошел по третьему и самому интересному пути — большая часть лотов была реализована по сниженным ценам, предложенным аукционным домом. А это, как говорят эксперты, означает конец эпохи высоких цен на русское искусство.

— Когда-нибудь это должно было случиться, — отметил глава интернет-аукциона ARTinvestment Константин Бабулин. — Цены на русское искусство до недавнего времени были сильно завышены. Если нормальные маринисты стоят в Европе порядка €50 тыс., то наш Айвазовский — совершенно не шедевральный для европейского уровня — в 5–6 раз дороже. 

И если в прежние времена метровый Айвазовский тянул бы минимум на $1 млн, на минувших торгах два полотна Айвазовского ушли с молотка дешевле $300 тыс. Можно списать печальную цену на «непрофильный вид»: в проданных работах не было ничего морского, и запечатлели они украинскую хату с волами и вид на гору Казбек. Однако критики полагают, что о высоких ценах на Айвазовского следует забыть. 

— Айвазовский не будет продаваться по 2 млн уже никогда. Кризис привел в соответствие цены, и $300 тыс. — нормальная и адекватная цена для Айвазовского, — говорит Бабулин.

Тенденцию по «сдуванию цен» поддержали и другие продажи. Уже упомянутое полотно Константина Маковского «Иван Сусанин» было продано ниже эстимейта — за $600 тыс. при нижней границе в $800 тыс. 

Эпоха высоких цен на русское искусство закончилась

За $40 тыс. был продан «Портрет девочки» Алексея Харламова, хотя в тучные годы такая работа стоила бы не менее $120 тыс. «Вид Амальфи» Константина Горбатова ушел с молотка за $27 тыс., что приблизительно втрое ниже докризисной цены.

Были свои рекорды. Уже упомянутый шедевр Шишкина был продан за $2 млн, вдвое превысив верхнюю границу эстимейта. Результат значительный, но неудивительный для Шишкина, работы которого появляются на торгах значительно реже работ Айвазовского. Высокий результат по продажам показал Пиросмани. 

 Эпоха высоких цен на русское искусство закончилась

Работы грузинского примитивиста выставляются нечасто. Цена в $1 млн за «Косулю», вчетверо превысившая стартовую цену, объяснима, учитывая, что покупателем стал грузинский премьер Бидзина Иванишвили. 

Необъяснимой для экспертов показалась неожиданно высокая по цене ($145 тыс.) продажа акварельного эскиза Бориса Анисфельда к постановке балета «Садко». Цена удивительна даже для тучных времен, когда писаные маслом работы Анисфельда не продавались дороже $40 тыс. 

По прогнозам критиков, цены на русское искусство XIX века будут продолжать падать. Шедевров вроде шишкинской «На опушке соснового леса» — всё меньше. Качественный уровень картин снижается.

— Эти торги явно продемонстрировали попытку аукционных домов вырваться за пределы XIX века, — говорит Константин Бабулин. — Ушедший в международные торги русский авангард Sotheby’s пытается заполнить привлечением послевоенного искусства и нонконформистов: Краснопевцева, Немухина, Рабина. 

Между тем работа Дмитрия Краснопевцева «Два цветочных горшка», проданная за $22 тыс., еще совсем недавно стоила бы $70 тыс. 80-сантиметровая статуэтка «Хула-хуп» Вадима Сидура, проданная за $23,5 тыс., хотя и вдвое превысила эстимейт, всё равно осталась в диапазоне очень выгодной покупки. Сопоставимого класса скульптур на продажу еще не выставлялось. На отечественном интернет-аукционе ARTinvestment периодически продаются фигурки в четыре раза меньшего размера в диапазоне $4–5 тыс., а учитывая скандал, разразившийся после недавнего погрома выставки Сидура, следовало бы ожидать, что цена за «Хула-хуп» будет выше. 

— На эти торги в Лондоне потянулись люди со смелостью и деньгами, — отмечает лондонский коллекционер Олег Борушко. — Как никогда недорого здесь можно было приобрести работы наших шестидесятников.

Эксперты Sotheby’s отмечают, что нашли нового фаворита продаж среди шестидесятников, пришедших «на замену» авангарду. Им стал Георгий Гурьянов. 

— Мы были первым аукционным домом, вернувшим в 2013 году Гурьянова на рынок, — отметил глава Отдела русского искусства Рето Барметтлер. — Три года назад «Гребец Сергей» был продан за $274 тыс. Вчера мы сделали вторую самую высокую продажу Гурьянова. Его автопортрет был продан за $207,5 тыс. В общей сложности мы очень хорошо продали четыре работы этого художника.

Эпоха высоких цен на русское искусство закончилась

В руководстве Sotheby’s отметили «Известиям», что в целом торгами довольны. Было продано около 70% лотов на сумму порядка $7,5 млн. Благодаря грамотному ценообразованию, 60% лотов удалось продать пусть даже в пределах сниженного втрое эстимейта.

И если провальные осенние торги заставили задаться вопросом, есть ли спрос на русское искусство, то нынешний Sotheby’s отыграл пессимистичный прогноз. 

— Конечно, после такого результата мы и не думаем отменять «русские торги», — заявил «Известиям» глава отдела Русского искусства Рето Барметтлер. — Цены, адекватные покупательской способности, пришли в соответствие. 

Комментарии
Прямой эфир