Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Клиенты российских банков в последние несколько недель столкнулись со странными процессами. С одной стороны, крупнейшие банки активно режут ставки по рублевым депозитам и практически обнулили ставки по валютным вкладам. С другой — ставки по кредитам остаются высокими, а требования к заемщикам, особенно с «пятнистой» кредитной историей или пришедшим с улицы (то есть не получающим зарплату на счет в данном банке), практически запретительными. 

При этом Центральный банк, сохраняя на заседании 29 апреля ключевую ставку на уровне 11% (с августа, когда ее снижали последний раз, потребительская инфляция упала с 15,3 до 7,3%), в своем заявлении отметил, что ликвидность в банковской системе повышается и при высоких ставках, а проценты будут падать по естественным причинам. И для заемщиков, и для вкладчиков это не сулит ничего особенно хорошего.

Зачем банкам могут быть нужны свободные денежные средства? Как правило, для выдачи кредитов населению (относительно дешево — качественным и своим клиентам, дорого — посторонним с агрессивной рекламой и высокой долей просрочки уже через несколько месяцев), предприятиям либо для вложения в облигации. 

В условиях экономического кризиса предприятия либо не имеют достаточно выгодных проектов, чтобы одалживать по высоким ставкам, либо не нуждаются в кредитах и скорее гасят долги (сырьевые компании), либо их бизнес слишком рискованный для банков-кредиторов. Крупнейшим банкам, специализирующимся на розничных кредитах (даже если они утверждают обратное), не до роста — уровень просрочки требует внимания к работе с существующими долгами. В результате новые кредиты выдаются крайне осторожно и в основном на рефинансирование имеющихся.

Доходности на финансовом (в первую очередь долговом) рынке также снижаются.  Доходность по самым длинным ОФЗ — наименее рискованным рублевым суверенным бумагам — снизились до 8,8% по 15-летним бумагам. Спрос на качественные облигации крайне высок, а ставки оказываются под давлением. Например, размещаемый сейчас выпуск Якутии составил 46 млрд рублей при объеме займа в 5,5 млрд — превышение более чем в восемь раз.

А если хороших кредитных и инвестиционных возможностей для банков мало, то и средства им не очень нужны. Для банка деньги — это сырье, причем дорогое и скоропортящееся, поэтому ставки падают. Вклады населения, которые могут быть истребованы в любой момент, и в обычной ситуации не самый лучший источник ликвидности. Привлечение средств с отечественного рынка облигаций для качественных банков также стало дешевле — срок привлечения там дольше и не надо платить АСВ за страхование вкладов. А количество «банков-пылесосов», активно привлекающих вклады населения для затыкания дыр или с криминальными целями, неуклонно сокращается. Более того, во многих случаях даже страховка АСВ не спасает от банкиров-мошенников, укрывающих вклады, и для доказательства прав на страховку вкладчики вынуждены идти в суд.

Пока экономика не растет, а доходы населения стагнируют, объем средств в банковской системе даже великоват, отсюда и снижение ставок по вкладам. Ресурсы можно привлечь дешевле и на более длительный срок даже при жесткой политике регулятора. Следует понимать, что ключевая ставка ЦБ не является ценой денег для банков — от регулятора деньги можно получить в рамках операций РЕПО (там ставки, как правило, выше ключевой, сейчас около 11,25%), но по мере адаптации финансовой системы к кризису объемы этих операций за последний год существенно снизились. Кроме того, снижение потребностей в валютном кредитовании и сохранение низких, а то и отрицательных процентных ставок в еврозоне и США заставляет банки фактически отказывать вкладчикам в привлечении валютных средств. 

Их минимально доходное инвестирование, с учетом ограничений со стороны регулятора и санкций ЦБ, стало головной болью банковских казначейств. При сохранении нынешней ситуации уже летом мы можем увидеть введение отрицательных ставок по валютным  депозитам (например, в форме комиссий за обслуживание счетов), как это уже произошло в Швейцарии и некоторых европейских банках.

Официальные процентные ставки практически неизбежно снизятся. Заявления ЦБ дают почву для ожиданий снижения ставки уже в июне с перспективой ставки ниже 10% к концу года. Инфляция скорее всего замедлит свое снижение во втором полугодии, поскольку бюджетная политика пока остается достаточно мягкой. Но спрос банковской системы на деньги восстановится только при возобновлении роста инвестиционного спроса и доходов населения, а их пока ожидать не приходится.

Что же следует делать розничным клиентам? Вкладчикам — понимать, что ставки будут падать, и по возможности открывать депозиты как можно скорее, чтобы закрепить еще приемлемую ставку. Мелким вкладчикам — остерегаться «банков-пылесосов», а крупным — обратить внимание на рынок облигаций, но помнить о рисках. Заемщикам — понимать, что ставки будут снижаться, и не только благодаря ЦБ, но не сразу и далеко не для всех. Веселые времена активного впаривания кредитов в магазинах бытовой техники практически без проверки финансового состояния по запредельным ставкам уже ушли. Закон о потребительском кредите и другие меры по защите заемщиков снизили прибыльность этого бизнеса и заставляют банки куда более аккуратно выдавать кредиты.

Поэтому надо беречь кредитную историю, получать зарплату в банке, в котором потом собираешься брать кредит, заранее открывать кредитные карты. Владельцам нескольких кредитов надо изучить возможности консолидации их в одном банке — обычно и сумма платежа уменьшается, и ставки ниже. Хорошая кредитная история и репутация у банка может дать существенную экономию — чем более срочно нужны деньги, тем дороже будет кредит и жестче условия. Не все помнят, что предусмотрительность помогает будущему заемщику едва ли не больше, чем инвестору или вкладчику. 

Автор — доцент кафедры факультета экономических наук НИУ ВШЭ

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир