Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На следующий день после террористической атаки в Брюсселе руководители дипломатических ведомств США и Германии оказались на переговорах в Москве — столице «находящейся в изоляции региональной державы», без которой, как оказалось, не решаются никакие мировые проблемы.

На переговорах, особенно с министром иностранных дел Германии Штайнмайером, значительная часть времени была посвящена украинскому урегулированию.

Для тех, кто невнимательно следит за переговорами по реализации Минских соглашений, наверное, не совсем понятно, почему всего через две недели после встречи министров иностранных дел России, Франции, Германии и Украины к судьбе этих соглашений пришлось возвращаться снова, причем на уровне российского президента, с которым Штайнмайер добился встречи.

Дело в том, что Минские соглашения содержат в себе логичную последовательность действий, позволяющую на компромиссной основе сохранить целостность Украины. Согласно тексту соглашений, эта последовательность была такая: немедленное прекращение огня и отвод тяжелых вооружений, принятие изменений в конституцию Украины, обеспечивающих особый статус Донбасса, принятие закона об амнистии, принятие специального закона о выборах на территории особых районов Донецка и Луганска, проведение выборов и, наконец, на заключительном этапе, восстановление контроля Украины над границей Донбасса с Россией. Все логично.

Но этот план с самого начала не устраивал киевское руководство. После катастрофических военных поражений они рассчитывали всего лишь на передышку и надеялись, что давление и санкции со стороны США и ЕС заставят Россию «сдать» Донецк и им удастся, таким образом, сделать то, чего они не добились на поле боя: полностью покорить мятежные территории, не идя ни на какие компромиссы.

В Киеве сразу и открыто заявляли, что предложенная в Минских соглашениях последовательность действий украинские власти не устраивает, и демонстративно сорвали срок утверждения изменений в конституцию, которые должны были быть приняты до конца 2015 года. Представители Германии и Франции поначалу согласились на перенос реализации этого пункта соглашений на 2016 год, но уже к февралю поняли, что нынешний состав Верховной рады никогда не примет необходимых конституционных изменений.

Тогда, чтобы спасти соглашение, европейцы предложили провести выборы в Донбассе до внесения изменений в конституцию. Представители России и Донбасса согласились обсудить такую возможность. Но в ходе предметного обсуждения позиций сторон на переговорах руководителей внешнеполитических ведомств «нормандской четверки» 3 марта российский министр Лавров четко показал, что условия проведения выборов, которые выдвигает украинская сторона, не только не соответствуют интересам представителей Донбасса, но и прямо противоположны тем принципам, которые были заложены в Минские соглашения.

Украинские представители, исходя из того, что поправки в Конституцию об особом статусе Донбасса не приняты, настаивали на том, что выборы на его территории должны проходить так же, как и в других регионах Украины. Например, по их мнению, все «незаконные вооруженные формирования» разоружаются, все украинские политические партии, в том числе и крайне националистические, должны получить свободу действий, а избирательные комиссии назначаться Центризбиркомом Украины и т.п. То есть отвергается сам принцип компромисса, заложенного в Минских соглашениях, который предполагает особые условия существования Донбасса в рамках украинского государства на основе глубокой федерализации.

После тех переговоров Штайнмайер попытался «встать над схваткой», обвинив не только представителей Украины, но и России в слишком жестких позициях в споре. Но все же он должен понимать, что Лавров защищал в этой дискуссии не только интересы Донбасса, но и боролся за сохранение самой идеи разрешения конфликта на основе мирного компромисса, которая заложена в Минских соглашениях.

На пресс-конференции по итогам переговоров со Штайнмайером Сергей Лавров привел характерные заявления представителей Украины в политической подгруппе контактной группы Романа Бессмертного и Владимира Горбулина: «Они, не стесняясь, заявляют о том, что никакого статуса у Донбасса не будет, что Донбасс должен получить такой же статус, как и все остальные регионы Украины...».

В ответ Франк-Вальтер Штайнмайер вынужден был констатировать: «...Необходимы подвижки в направлении политического процесса. Мы пытались найти здесь подвижку на последней встрече в «нормандском формате» на уровне министров иностранных дел в Париже... Предпосылки все еще не созданы. Нам необходимо работать над созданием предпосылок».

Вообще-то готовыми предпосылками являются политические пункты Минского соглашения. Их просто надо выполнять именно в той последовательности, которая там прописана. Киев выполнять Минские соглашения не желает, а Штайнмайер до сих пор не желает это признать (иначе абсурдно выглядят европейские санкции, наложенные на Россию).

У стран Европы просто нет необходимых инструментов, чтобы заставить Киев начать выполнение политической части соглашения. Штайнмайер, видимо, отчаянно надеялся, что такие возможности найдутся у США, экспромтом предлагая Керри организовать совместную встречу с Лавровым. Но руководитель внешнеполитического ведомства США от такого предложения уклонился, еще раз показав реальную незаинтересованность американцев в претворении в жизнь Минских соглашений.

А пока производятся эти тонкие политические маневры, напряженность на линии разграничения усиливается, стрельба не затихает, а вероятность возобновления широкомасштабных военных действий растет.

 Автор — заместитель директора Института стран СНГ

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир