Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Антидопинговые комиссии существуют, чтобы убирать неугодных»

Боец ММА Александр Шлеменко — о своем возвращении на ринг после выдвинутых против него обвинений
0
«Антидопинговые комиссии существуют, чтобы убирать неугодных»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Голенищев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

19 февраля в СК «Олимпийский» 31-летний российский боец ММА, экс-чемпион Bellator в среднем весе Александр Шлеменко проведет бой с 27-летним соотечественником Вячеславом Васильевским в рамках M-1 Grand Prix 2016. В интервью корреспонденту «Известий» Александр рассказал о подготовке к бою, борьбе с алкоголизмом, любви к экстремальным видам спорта, а также о судебном процессе в США по делу об обвинении в употреблении допинга.

13 февраля прошлого года россиянин нокаутом победил голландца Мелвина Манхуфа. Однако допинг-проба, взятая у спортсмена после поединка, показала повышенный уровень тестостерона и эпитестостерона, после чего Атлетическая комиссия Калифорнии дисквалифицировала россиянина на 3 года и оштрафовала на $10 тыс. Более того, ему запретили проводить официальные бои в любой стране. В случае неисполнения этих требований лицензию на поединки в США Шлеменко не получит уже никогда. Александр подал в суд, чтобы оспорить решение комиссии, так как считает, что антидопинговые правила были нарушены.

— Как сейчас обстоят дела с вашим судебным процессом в США?

— Процесс двигается очень медленно. Со 2 декабря перенесли суд на семь месяцев, т.е. пройдет он летом. Но главное, что он состоится. Я очень жду, а там уже будет видно. Уверен, всё должно быть хорошо. 

— Допинг-скандалы в последнее время очень актуальны в спорте...

— Что касается меня, то я никогда не мог подумать, что если ты ничего не употребляешь, тебя всё равно могут подло подставить и наказать ни за что. Всегда был уверен, что мне ничего не грозит. Сейчас могу заявить и заверить молодых бойцов, что это не так и надо быть внимательными. Советую никогда и никому не переходить дорогу. Конечно, от этого никто не застрахован. Считаю, что все эти антидопинговые комиссии существуют только для того, чтобы убирать неугодных. Абсолютно неважно — употреблял ты допинг или нет. Если ты им неугоден, сделают так, что ты употреблял, а если ты угодный и употреблял что-то — сделают чистым. 

— Ситуацию с вами можно назвать политической?

— Я ее так только и назвал бы. Других вариантов нет. У меня нет доказательств, но всё совпадает. Как только обострилась политическая ситуация в мире, у меня сразу возникли проблемы. До этого 16 боев я проводил в Штатах, и ни разу проблем не возникало. Кроме того, я не понимаю, почему при максимальном сроке наказания за это в 1 год мне дают 3 года дисквалификации. И никто не может мне это объяснить. Чем я такое заслужил? Перед кем и в чем провинился? Мне непонятно. Почему бы суду не провести заседание 2 декабря, как было намечено, и вынести уже окончательный приговор? Но его постоянно переносят. Очень странный момент. 

— После всего случившегося желание выступать в США еще есть?

— У меня желание выступать с сильнейшими и работать с сильнейшими организациями. К сожалению, сейчас все они в Америке, поэтому приходилось выступать там. Если завтра они будут у нас в России, то буду только счастлив.

— Вы около года не выходили на ринг. В какой форме подходите к предстоящему бою?

— По моим ощущениям, я нахожусь в своей максимальной функциональной форме. Я потратил целый месяц на восстановление. В ближайшие дни начинаю работать непосредственно над тактикой. Конечно, немного волнуюсь, успею ли всё, но у меня на это есть практически месяц. Думаю, что всё будет хорошо.

— Соперника уже изучили?

— Мой соперник Слава Васильевский, за его карьерой слежу давно. Мы выступали с ним как-то на одном Гран-при. Знаю, как хорошо он проводит поединки. Уверен, что проблем с изучением его манеры ведения боя не возникнет.

— Каково выходить на ринг против соотечественника? 

— В целом эмоции у меня нормальные, потому что Слава сам хочет боя со мной. В большей степени это было его желание. Если бы он этого не хотел, то мне было бы сложнее. Может быть, я и не стал бы выходить против россиянина.

— Вы подписали контракт с M-1 Global. Можно это назвать новым этапом в вашей спортивной карьере?

— Естественно, это так. Два боя я уже проводил в М-1, но это было давно, в 2005 году. Тогда я еще только начинал карьеру, а вот сейчас возвращаюсь в М-1, но это уже немного другая организация. Пока я не могу выступать в США, почему бы мне не выходить на ринг здесь и не радовать зрителей своими боями? Тем более что у людей есть потребность в моих выступлениях. 

— Вы ведете здоровый образ жизни. И одно время практиковали сыроедение. Расскажите, пожалуйста, про этот опыт. 

— Не скажу, что мне не понравилось, но я не успел перестроить свой организм. К сожалению, изучил не так много информации по этому вопросу, и вместо того, чтобы получать какую-то силу и пользу, я получал все отрицательные качества. Я ослаб, исчезла выносливость, потерял в весе, а в моей категории это было очень важно. И так получилось, что как раз во время этих экспериментов проиграл бой за титул. Многие до сих пор думают, что меня задушили, но хочу сказать, что это не так. Я просто потерял сознание. Я часто впадал в обморочное состояние, которое было вызвано именно перестройкой организма. Как правило, на переход к сыроедению требуется около 2 лет, а я только полгода практиковал это. И я бы лучше это назвал вегетарианством. Не исключаю того, что могу к этому вновь вернуться. Считаю, что это правильно и полезно. 

— А как вам пришла идея читать детям лекции по борьбе с алкоголизмом? 

— Идея появилась после того, как я начал обращать внимание, что это убивает мою страну и народ. У нас в России по миллиону людей в год умирают от алкоголя. Я это вижу и на собственном опыте. Мне 31 год, но я уже недосчитываюсь 50% молодежи, с которой вырос. Это ненормально. Не хочу, чтобы молодое поколение совершало эти же ошибки. Лично я пока сходил только в семь школ, детских учреждений и спортивных секций города Омска. Также совместно с организацией «Трезвый Омск» проводим специальные флешмобы. Мы делаем всё для борьбы с этим пороком. 

— Расскажите, чем вы еще занимались, пока не выходили на ринг.

— Я руковожу своей школой «Штурм» в городе Омске. Тренирую своих ребят. У меня два основных ученика: Александр Сарнавский и Андрей Корешков. Занимаюсь и с приезжими. За это время провел несколько мастер-классов в разных городах нашей страны — начиная от Санкт-Петербурга и заканчивая Камчаткой. Кстати, впервые оказался на Камчатке. Очень рад. Люди там активно занимаются спортом. 

— То, что вы одновременно и тренер, и боец, это как-то помогает на ринге? 

— Это сложно, но я к этому уже привык. Хочу дальше реализовываться и как боец, и как тренер. Это, конечно, добавляет лишние заботы, и я начал сталкиваться с нехваткой времени, но это мой путь, и он мне нравится. 

— Говорят, что вы любите быструю езду...

— Я люблю все экстремальные виды спорта. У меня есть снегоход, мотоцикл, квадроцикл и водный мотоцикл. Есть еще турбомашина «Субару». Не могу сказать, что она раллийная, но нередко люблю выехать и попрактиковаться в спортивном вождении. 

Комментарии
Прямой эфир