Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Несколько дней назад депутата псковского облсобрания Льва Шлосберга лишили депутатского мандата. Причем проиграл Шлосберг за явным преимуществом: прекращение полномочий одобрил 41 депутат облсобрания; трое народных избранников с мнением коллег не согласились.

До недавнего времени быстровозбудимая и легкая на митинговый подъем оппозиция возмутилась вяло и скорее по инерции. Раздались одинокие возгласы об окруживших врагах, очередном убиении правды и совести, а также о крайней необходимости что-то вновь донести до мира. Звучало всё крайне неубедительно, а зачастую даже пошло.

Может быть, виной тому статья Гарри Каспарова, который по-осеннему печально возвестил о наступлении цугцванга для адептов Ордена белой ленты. Или протестные силы расстроила американская весточка от Шендеровича. Мятежный гастролер, утверждающий, что его стали узнавать даже ветхие старушки в автобусах Флориды, извинялся за тур по Пенсильвании, призывая сходить на митинг за него.

Но ведь как легко клеймить власть, призывать к действу и защищать того же угнетенного Шлосберга, находясь вдали от Родины. То ли дело Андрей Макаревич — человек деятельный, всегда возмущенный и, главное, не дающий о себе забыть. Но беда в том, что напоминания о себе стали настолько неубедительными, что многие на них перестали обращать внимание.

Не так давно Андрей Вадимович дал концерты в вотчине разыскиваемого губернатора Одесской области Михаила Саакашвили. Мои одесские знакомые посетили концерт и от выступления Макаревича получили истинное удовольствие. Я искренне порадовался за них. И за Андрея Макаревича тоже порадовался. Ни фотографий тебе с женообразным Саакашвили, ни пения под гитару перед его пьяными подельниками. То есть обычная гастрольная поездка: теплая атмосфера, благодарный зритель с пышными букетами, удовлетворение от проделанной работы.

Даже боюсь предположить, что такое положение дел Макаревича не устраивало. Артист ведь не за скандалом летал, а за встречей с любимым зрителем. Но скандал себя долго ждать не заставил. Правда, на сей раз летать никуда не пришлось.

Это из Пскова прилетела вышеупомянутая новость о депутате Шлосберге. И Андрей Макаревич решил написать очередные протестные стихи. Теперь обошлось без глистов и фекалий, но про устойчивый и неприятный запах упомянуто. Впрочем, размер стихов положить их на музыку не позволил. Ну, слишком уж коротко. Впрочем, судите сами.

Шлосберг навеял...

«Хожу по краю // Не выбираю // Стезю другую. // Меня спасая, // Кричат — «Ондрюша, // Вернись на сушу!» // Спасибо, знаю. // Простите, трушу // Обилья флагов, // вранья и быдла, // Всего, за что мне бывает стыдно. // Я сам не лучший // И не ответчик // И вот награда — // Кричит газетчик: // «Кто ваш попутчик?» // А мне не надо. // Один, мол, в поле? // Так я не воин! // Не слышно вони — // И я спокоен. // Ни с кем не лаюсь. // Ни в чём не каюсь. // Хожу по краю-с. //Г уляю-с».

Тот самый случай, когда краткость и талант пошли каждый своей дорогой. По какому краю изволит ходить Макаревич, я, если честно, не понял. Потому как такие вирши могут иметь успех разве что у пародистов и наивных людей, свято верующих, что их кумир — та самая истина в последней инстанции.

Стишата откровенно слабы, чрезмерно пафосны, и от этого кажутся смешными. Я бы сказал, злобно смешными. Видите, как оно получается: Макаревич борется, а вокруг снова мы — вранливое быдло с флагами. Быдло с флагами, зрелище, способное расстроить любого эстета. А эстета, ходящего по краю, так тем более. Вот на Украине тоже все с флагами, но, судя по всему, не быдло. Взрывают, режут, стреляют. Но это из шалости скорее да из желания показать, насколько свободными могут быть люди.

Да и Бог с ними, с украинцами! Вот что обидно. Каждая новая попытка Андрея Макаревича напомнить о себе рифмованным протестом выглядит еще более убого, чем предыдущая. В таких случаях художники берут творческий отпуск. Ну или уходят с головой в ту работу, которая у них получается лучше. Нынешний стихотворный период Андрея Макаревича, явно в его актив не занесешь. «Рыбка» в банке тоже шедевром не была, но под нее хоть народ отплясывал. Ну или быдло.

А я всё же решил Макаревича спародировать. Быдло ведь тоже имеет право на стихи.

Навеяло Макаревичем: «Строчу стихи я, // Моя стихия, // Протест наружу. // Оковы снимем, // Волну поднимем // И пукнем в лужу. // Пусть смоет быдло, // Оно обрыдло — // Кусок заразы. // Свободы кони // Несут от вони, // Повсюду газы. // Я слаб местами, // Но не с глистами // И вас не брошу. // Я гладиатор, // На вентилятор // Дерьма наброшу. // И к черту флаги, // Рулон бумаги // Нам всем нужнее. // А эти строки — // О том, насколькИ // Я всех умнее…».

Комментарии
Прямой эфир