Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Чуть более 10 лет назад простой американский работяга Джон Марвин Химейер вошел в современную историю Соединенных Штатов Америки. Если точнее, то не вошел, а въехал. Въехал с грохотом, скрежетом металла, клубами пыли. При помощи гусеничного монстра под названием «киллдозер» Химейер разрушил 13 административных зданий, принадлежавших цементному заводу, отвоевавшему у бедолаги небольшой участок земли вместе с мастерской Джона.

Кадры, напоминающие компьютерную игру и тиражируемые ведущими телевизионными компаниями мира, увидел и российский режиссер Андрей Звягинцев. Вот он — человек, всколыхнувший мир поступком, достойным уважения! Вот он — герой, достойный памяти в веках. Именно так подумал российский мастер, решив запечатлеть историю американца на пленку.

Но будет ли иметь успех лента, в точности скопированная с вышеописанной истории? Заметят ли её члены жюри западных фестивалей? Конечно, нет. И Джон Химейер вмиг становится простым русским мужиком Колей, а штат Колорадо перемещается в Мурманскую область.

Сюжет картины прост. Мэр городка выживает Колю с женой и сыном из домика с мастерской, чтобы построить на этом месте коммерческую недвижимость. Но на помощь приезжает армейский друг Николая, юрист Дима. У Димы есть компромат на главу города, а у главы города есть ребята из бригады, которой он рулил в 1990-е и продолжает успешно рулить ныне, находясь во власти.

То есть избранники народа есть не что иное, как легализовавшиеся беспредельщики 1990-х, у которых нет ничего святого, кроме продажной церкви. Но церковь с братвы получает грамотно. Мэр сам заносит владыке, помня пацанское правило — делиться надо.

Вот вам и пирамида. Бандитская власть, погрязшие во грехе служители культа, а внизу несчастный народ. Он добрый, трудолюбивый, но до такой степени уставший, что ему даже водку в стакан налить лень. Поэтому употребляет народ в основном из горла. Как и малолетние дети народа. Единственное их развлечение — собраться в разрушенной церкви, жечь там костры, курить и пить пиво. Но это пока взрослые блудом занимаются. Ведь народ от алкоголя и безнадеги совсем не ведает, что творит. Пока Николай сидит в КПЗ, его жена прыгает в постель к его другу. К тому самому юристу Диме. Но не любви ради, а животной страсти для.

Какая страсть — такие и развлечения. Это всё та же водка, но не из горла, а пластмассовыми стаканами, это шашлыки и стрельба по бутылкам в компании с ментами. Просто полицейских в фильме, извините, не показали. И вот здесь, как мне кажется, вкус режиссеру изменил. На панели ментовского уазика рядом с иконостасом красуются фотографии трех голых девиц, а о стекла салона бьются слова «Владимирского централа». Не хватало только проститутки, на ходу обслуживающей стража порядка. Кажется, мелочь, но глаза резануло. Как и бюст Иисуса Христа в кабинете владыки.

В сцене стрельбы по бутылкам всё предельно ясно, но грубо. Стекляшки были расстреляны с той же скоростью, с коей убирали в себя персонажи содержимое стекляшек. На смену стеклотаре пришли портреты членов политбюро ЦК КПСС во главе с Леонидом Ильичом. Вот здесь и звучит один из ключевых диалогов фильма.

— А из новеньких никого нет? — спрашивает пьяный инспектор ГИБДД.

— Из новеньких — нет, — отвечает инспектор ДПС. — Пусть повисят еще в кабинетах. Придет и их время.

— А чего Ельцина не привез?

— Да фигура больно мелкая.

Видите, как оно. Хоть и алкаши, а в политической конъюнктуре разбираются не хуже режиссера Звягинцева. Главное — решительны не меньше, чем «киллдозерист» Хаймер. Если вернуться к диалогам, то многие из них настолько натянуты, что вызывают улыбку. Взять фразы юриста Димы о нашей вине в происходящем. Очень напоминает попытки говорить от мэра Киева.

И нить напряжения немного перегрели. Лопнула она на экваторе картины. С самого начала было ясно, что финал будет из разряда похоронных. Повествование в середине картины стало несколько вялым. Сцена с пафосной и исполненной лжи речью владыки, выстроившимися у храма лимузинами и довольными лицами семей казнокрадов, смотрелась, простите, чересчур дешево. И Левиафана притянули за уши. Видимо, позабыв, что он этого не любит.

А что хорошего? Прекрасная игра актеров, безупречная работа операторской группы. Изредка радовали пейзажи Баренцева моря, понравилась игра кита перед самоубийством главной героини. Понравился и подход режиссера Звягинцева к конъюнктуре. Сотвори он лучшую в истории мирового кинематографа экранизацию «Бесов», «Ревизора» или «Анны Карениной», ему бы не то что «Золотой глобус», ему и лонг-листа заштатного фестиваля было бы не видать.

А сейчас — самое время для фильма, в котором Россия до такой степени не умыта, что и отмывать бесполезно. Поэтому и водки после просмотра хочется. Либо стаканом, либо из горла.

Ну а бульдозеры ведь не только рушат. Они и сгребать способны. Так с призами и будет. Только вот денег налогоплательщиков жаль.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...