Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Надеюсь, что нам не придется расставаться со Стиллавиным»

Программный директор радиостанции «Маяк» Анатолий Кузичев в эксклюзивном интервью «Известиям» рассказал, почему ведущие «устроили балаган» в эфире на «Маяке»
0
«Надеюсь, что нам не придется расставаться со Стиллавиным»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Баранов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

— Почему уволили ведущих утреннего эфира радиостанции «Маяк»?

— Не совсем корректно говорить «уволили». Мы прекратили трудовые отношения с ведущими, которые позволили себе устроить такой балаган в эфире. Что касается программы, то мы сейчас мучительно думаем относительно формата утреннего шоу.

— Сами ведущие как-то объяснили свой поступок?

— Понимаете, в чем тут дело. Люди в течение многих лет делают утреннее шоу. От них требуется драйв и юмор каждый божий день. Я ни в коем случае не защищаю этих ведущих, я просто объясняю генезис проблемы. В рамках утреннего шоу была программа «Болячки». Во время нее на простом, доступном человеческом языке ведущие рассказывали людям о болезнях. Интересно и полезно. Но когда ведущие в прямом эфире позволяют себе такую легкую непосредственность, нужно понимать, куда это может завести. В этом случае навык ерничанья, обычного для утреннего эфира, был приложен к серьезной теме. Я иначе, как ошибкой, это заявление назвать не могу.

— А сами ведущие не задумывались о том, чтобы принести извинения?

— Мне трудно сказать, было ли у них такое желание. Возможно, какое-то время они рассчитывали, что неуместные шутки не заметят.

— Ожидаете ли вы жалоб в комиссию по этике?

— Мы к этому готовы. Я отдаю себе отчет, что были нарушены этические нормы. Надо пройти этот тяжелый путь — через комиссию. И это будет справедливо и правильно.

— А вы с Сергеем Стиллавиным обсуждали ситуацию?

— Пока нет, потому что он в отъезде. Я планирую с ним пообщаться в ближайшее время.

— Будете обсуждать новый формат утреннего шоу?

— Я надеюсь, что к его возвращению у меня будет понимание, есть ли смысл обсуждать с ним дальнейший формат. Пока у меня этой уверенности нет.

— То есть «Маяк» может расторгнуть трудовые отношения со Стиллавиным, а утреннее шоу сменит формат?

— Некоторая вероятность, что так произойдет, есть. Сейчас мы находимся в стадии обсуждения концепции этого эфира. Есть ощущение, что если мы оставим шоу в том формате, что есть, с ведущими (за исключением тех, кто покинул шоу, и закрытой программы «Болячки»), ассоциации будут соответствующие. Шоу Стиллавина — это популярное у аудитории шоу, его стилистика слушателям близка. Шоу никогда не было размеренным. Мы же сейчас находимся в непростой ситуации и готовы на резкие и жесткие шаги.

— А кто слушает «Утреннее шоу» на «Маяке»?

— В основном, конечно, молодежь, люди до 40 лет. Но пожилые люди тоже слушают. На всех радиостанциях утренний сегмент — это локомотив всего дня. Утреннее шоу на «Маяке» не исключение. Вряд ли станция обрушится с какими-то переменами в утреннем сегменте. Не могу сказать, что мы осиротеем, но шоу Сергея Стиллавина — важная часть нашего эфира и существенный процент наших рейтингов.

— Вы сказали, что готовы к жестким мерам и что не осиротеете без Стиллавина. Все-таки «Маяк» может расстаться со Стиллавиным?

— Мы готовы к самым резким и самым жестким мерам. Но я надеюсь, что нам не придется расставаться с Сергеем.

— Какие еще шаги планирует предпринять «Маяк», чтобы подобное впредь не повторилось?

— Мы, конечно, ужесточим требования к ведущим. Это нужно было сделать уже давно. В 1990-е годы на радиостанциях была одна болезнь: если человек веселый, хохочет, значит, он может вести прямой эфир. Мы сейчас от этих болезней избавляемся. Но иногда происходят такие случаи, как в нашем эфире. Мы проведем общее собрание, я доведу до всех еще раз, что за каждое слово в эфире нужно нести ответственность.

— Как считаете, должно ли руководство радиостанции нести ответственность за оплошность, допущенную ведущими?

— Конечно, должно, и оно понесет.

— Это будет ответственность перед комиссией по этике либо ответственность внутри радиостанции?

— Ну, я сейчас не могу сидеть и заказывать себе и руководству казни.

— Если вам как программному директору принесут приказ о наложении штрафа на вас, вы его подпишете?

— Да, я готов понести наказание, но сначала, конечно, посмотрю на сумму штрафа. Большое искушение на потребу возбужденной общественности отсечь пару-тройку лишних голов. И тут важно вовремя остановиться. Я хочу, чтобы виновные понесли наказание.

— Планируется ли отмена прямых эфиров на «Маяке»?

— Это невозможно ни технически, ни идеологически.

— Как «Маяк» будет реабилитироваться перед теми слушателями, которых оскорбил эфир?

— Мы обсуждаем возможность передачи зарплаты сотрудников радиостанции «Маяк» за один день одной из общественных организаций, которая занимается проблемами больных муковисцидозом.

— Шоу какого формата вам бы хотелось видеть на «Маяке»?

— Я лелею надежду, что в нашей стране будет шоу, которое будет выходить на радиостанции долгие годы и станет символом для нескольких поколений. Нужно освежать и менять шоу, но я хочу, чтобы Стиллавин был у нас в эфире. 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...