Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Проект «Стратегии развития пенсионной системы до 2030 года», разработанный Минтруда России, подвергся самой разносторонней критике как за те положения, которые в нем есть, так и за то, что многие важнейшие вопросы практически не затронуты. Например, большинству экспертов очевидно, что до 2030-го года пенсионный возраст будет поднят даже вне зависимости от политической воли или предвыборных обещаний: просто жизнь заставит. В проекте стратегии об этом ни слова — только намек на то, что всё как-нибудь обойдется. Зато там есть революционное предложение о трансформации обязательной накопительной системы в систему добровольного пенсионного страхования.

Насколько обоснована критика проекта стратегии — отдельный вопрос. Гораздо важнее другое. В пылу дискуссии есть риск вместе со спорными моментами отказаться и от того хорошего, что есть в проекте. Помимо сильно политизированных и неразрешимых в рамках нынешней политической ситуации вопросов есть и другие проблемы, которые необходимо решать прямо сейчас, понятно, как это делать, и у правительства есть политическая воля для проведения этих преобразований.

Речь идет о плане реформирования досрочных пенсий. По этому вопросу уже достигнут широкий консенсус между различными ведомствами и экспертным сообществом. Конечно, «дьявол в деталях» и многие из них подлежат шлифовке в обсуждениях с работодателями и профсоюзами. Но в целом предложенный вариант выглядит вполне жизнеспособным. Проблема досрочных пенсий, унаследованная от бывшего СССР, давно перезрела. Страны бывшего соцлагеря Восточной Европы, имевшие похожую систему досрочных пенсий, приняли решения о переводе их в профессиональные пенсионные системы. С этого начинались все пенсионные реформы в большинстве стран постсоветского пространства. Россия пошла иным путем. Мы провели слишком амбициозную для страны с низким уровнем развития финансового рынка и финансовой грамотности населения структурную реформу по введению накопительной компоненты и забыли о «сущей мелочи» — сбалансировать распределительную пенсионную систему. Теперь эта «мелочь» превратилась в большую проблему. И речь идет даже не столько о дефиците бюджета Пенсионного фонда, сколько о системных диспропорциях, когда:

1) более 30% граждан выходят на пенсию досрочно. Не очень понятно, насколько их рабочие места существенно вреднее для здоровья, чем те, на которых трудятся другие 70% граждан, не имеющих права на досрочную пенсию (оно определяется не условиями труда на конкретном рабочем месте, а принадлежностью к различным спискам профессий);

2) ответственность за неблагоприятные условия труда ложится на все общество, а не на конкретного работодателя. В настоящее время у работодателя есть мощный стимул, чтобы его рабочие места считались вредными: работник в раннем возрасте получит пенсию и можно не повышать ему заработную плату. Стимулы же к модернизации рабочих мест и заботе о состоянии здоровья сотрудников отсутствуют;

3) оплата досрочных пенсий за счет общего страхового тарифа снижает уровень пенсионного обеспечения остальных пенсионеров.

Столь большое число «досрочников» снижает эффективность повышения общеустановленного пенсионного возраста и затрудняет создание сильных стимулов по добровольному более позднему выходу на пенсию.

В проекте Минтруда предлагается комплексный подход к решению данной проблемы.

В сфере тарифной политики — ввести дополнительный тариф страховых взносов в размере 2–4% (в зависимости от условий труда) на 2013 год с последующим ростом до 6–9% к 2015 году. Постепенное, заранее объявленное повышение тарифа в отношении рабочих мест с неблагоприятными условиями труда позволит бизнесу адаптироваться к указанной мере, начав модернизацию производства с целью улучшения условий труда. Может быть, Минтруда России предлагает слишком быстрый темп роста тарифа, но в целом предлагаемый подход не вызывает сомнений.

В отношении прав работников, занятых на вредных и опасных производствах, предусматривается следующее:

— лица, уже имеющие трудовой стаж, достаточный для досрочного выхода на пенсию, сохраняют свое право;

— лица, которые еще не выработали достаточный стаж, приобретут данное право, если доработают до необходимого стажа, а работодатель будет всё это время уплачивать за них дополнительный тариф. Их положение тоже не ухудшается, так как и в настоящее время человек проработавший, например, три года на подземных работах, а потом всю жизнь занимавшийся частным бизнесом, не имеет права на досрочную пенсию.

Безусловный плюс рассматриваемого проекта — возможность работника и работодателя договориться о том, что вместо уплаты повышенных взносов работодатель может направить эти средства на добровольное пенсионное и медицинское страхование или просто повысить работнику заработную плату. Вместо нынешнего унифицированного поощрения вредных производств предлагается дифференцированная система компенсаций различных условий труда, настроенная на конкретного работника.

Этот вывод справедлив и для тех граждан, кто пока не имеет стажа работы на местах с неблагоприятными условиями труда. Им предлагается страхование риска утраты профессиональной трудоспособности в связи с длительной занятостью в неблагоприятных условиях. Чем дольше человек работает в таких условиях, тем выше становится стоимость страховки. Такой подход обладает следующими преимуществами:

— тариф четко увязывается с профессиональным риском;

— выплата производится не по выработке определенного стажа, а при утрате возможности заработка на определенном месте;

— в сочетании с развитой системой переобучения такой подход будет стимулировать работника вовремя (до причинения сильного вреда здоровью) покидать рабочее место с неблагоприятными условиями труда, даст ему надежный источник дохода на момент переобучения и поиска новой работы.

Несмотря на комплексность подхода к проблеме досрочных пенсий, ряд проблем обойден стороной: ничего не сказано про работников Крайнего  Севера, военнослужащих и работников силовых структур. В отношении последних вполне может быть осуществлен переход от досрочного пенсионирования к страхованию риска утраты профессиональной трудоспособности с целью покрыть их расходы на переобучение и поиск новой работы.

Несмотря на указанные пробелы предложенный в проекте стратегии подход позволит сдвинуть проблему с мертвой точки, заменить громоздкую и глухую к потребностям конкретных работников систему досрочного пенсионирования гибкой современной системой социального страхования профессиональных рисков. Даже если это будет единственное, что удастся реализовать в ближайшие несколько лет, в текущих экономико-политических условиях это совсем не мало. Лучше сделать один шаг в правильном направлении, чем два шага в пропасть.

 Автор — заведующий лабораторией Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...