Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Минобороны привлечет частные компании для разминирования Чечни и Ингушетии

Военные просят правительство выделить около 2 млрд рублей на разминирование Северного Кавказа
0
Минобороны привлечет частные компании для разминирования Чечни и Ингушетии
Фото: РИА НОВОСТИ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Планы по масштабной очистке земельных угодий Северного Кавказа от мин находятся под угрозой срыва. Минобороны не справляется с разминированием Чечни и просит правительство России выделить более 2 млрд рублей, из которых большая часть должна достаться коммерческим фирмам. Эксперты опасаются, что деньги уйдут не по назначению, а Чечня и Ингушетия так и останутся не разминированными.  

Как рассказал «Известиям» источник в Министерстве обороны, еще в 2010 году тогдашний президент России Дмитрий Медведев поручил Министерству обороны ускорить процесс разминирования земель Северного Кавказа. Однако большая часть взрывоопасных земель до сих пор остается неочищенной.

— В Чечне надо очистить от мин более 14 тыс. га сельхозугодий, — поясняет высокопоставленный собеседник. — Однако расчеты показывают, что за четыре года наши инженерно-саперные подразделения смогут своими силами разминировать только 1833,6 га. Это всего 12% от общей площади. Но уже сейчас для этого нужно 346 млн рублей, а в последующие три года — еще более 1 млрд рублей.   

По словам офицера, очищением от мин оставшихся 88% взрывоопасных земель могли бы заняться специализированные коммерческие фирмы, которые будут отбираться на основе тендеров.

— Однако у Минобороны денег на оплату работы этих фирм нет. Поэтому военное ведомство обратилось в Минфин, чтобы они выделили около 1,5 млрд рублей, чтобы можно было привлечь частные компании, — сообщил «Известиям» источник в Минобороне.  

По словам руководителя аппарата Совета экономической и общественной безопасности ЧР Абдурахмана Алимханова, все работы по сплошному разминированию Чечни до недавнего времени осуществляло Министерство по чрезвычайным ситуациям (МЧС), а армейские инженерно-саперные подразделения вели работы по разминированию только в интересах войск.

— Руководство нашей республики не раз обращалось к руководству страны по вопросу о необходимости разминирования, потому что ежегодно у нас взрываются люди, — поясняет Алимханов. — Однако Минобороны занималось разминированием только по отдельным заявкам через военный комиссариат, а сплошным разминированием занималось спецподразделение «Лидер» МЧС России, которое за год разминировали до 50 га земель сельхозназначения. Дело сдвинулось с мертвой точки только 14 марта этого года, когда армейские специалисты начали проводить сплошное разминирование.

Впрочем, по словам Алимханова, еще до начала работ руководство Минобороны начало заявлять, что своими силами справиться с разминированием не сможет, поэтому необходимо нанимать коммерческие фирмы со стороны.

— Финансирование этих фирм будет вестись через Минобороны, — говорит Алимханов. — Минфин будет выделять деньги военному ведомству, и оно уже будет дальше искать подрядчиков.

Не лучшим образом у Минобороны складывается ситуация и с разминированием Ингушетии. Для выполнения работ здесь сформировано специальное инженерное подразделение в составе Южного военного округа из 122 человек. В первую очередь бойцы этого подразделения будут разминировать территорию проектируемого горно-туристического комплекса «Цори» в Сунженском районе.  

Решение о создании особой экономической зоны туристско-рекреационного типа в  Сунженском районе Ингушетии было принято правительством России 29 декабря 2011 года. Главным инвестором строящегося курорта, согласно открытым источникам, станет группа «Акрополь», акционером которой является член Совета Федерации Ахмет Паланкоев. Территория «Цори» займет 200 га, из них силами Минобороны будет разминировано за три года 38 га за 197 млн рублей. Остальные 162 га также предполагается разминировать силами негосударственных фирм, услуги которых будут оплачиваться через Министерство обороны.

При этом разминирование других территорий Ингушетии будет проводиться по отдельным заявкам со стороны правительства республики.

— В принципе ничего необычного и противозаконного в том, что Минобороны выставляет на тендер, работу, с которой не может справиться само, нет, — поясняет Елена Панфилова, директор Центра антикоррупционных исследований. — Так поступают не только военные, так поступают все ведомства.  

Однако, по словам Панфиловой, в нашей стране уже все  ведомства, включая Минобороны, не раз успели засветиться в организации сомнительных тендеров и коррупционных скандалах.

— Понять, есть ли в тендере коррупционная составляющая, можно по тому, как он организован, какие условия и требования будут прописаны для участников, — поясняет Панфилова. — Если в конкурсе участвуют только «свои» фирмы, то он несомненно коррупционен.     

По мнению председателя Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова, в системе хозяйствования Минобороны нет прозрачности и это создает почву для злоупотреблений, которые, как правило, проявляются во время проведения тендеров и торгов. 

— В силу секретной специфики проверить траты Минобороны трудно, поэтому всегда есть опасность коррупционного фактора, — объясняет «Известиям» Кирилл Кабанов. — Минобороны в первую очередь должно пояснить, откуда взялись такие расценки. Почему им требуется именно 1,5 млрд рублей, а не меньше или больше? Включена ли в эту стоимость страховка гражданских саперов, и сколько стоит обработка 1 га земли?

В Министерстве обороны тему разминирования Северного Кавказа пока не комментируют.

Комментарии
Прямой эфир