Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Антонов указал на нелегитимность решения США использовать доходы от активов РФ
Мир
США назвали неприемлемым предложение РФ по мирному урегулированию на Украине
Армия
Лейтенант Павлюкевич обнаружил и помог захватить важный опорпункт ВСУ
Общество
В Шебекино из-под завалов обрушенного подъезда извлекли тело третьего погибшего
Интернет и технологии
Названы популярные у россиян смартфоны
Политика
Песков прокомментировал удар ВСУ по Шебекино
Мир
ВКС РФ нанесли четыре удара по базам боевиков в провинции Хомс в Сирии
Общество
Умер снимавшийся в фильме «Следствие ведут знатоки» режиссер Игорь Меркулов
Мир
Небензя заверил в соответствующем ответе России на агрессивные действия в свой адрес
Спорт
Первый гол на Евро-2024 забил полузащитник сборной Германии Вирц
Общество
Тела двух человек извлекли из-под завалов на месте обрушения подъезда в Шебекино
Мир
Президент Бразилии предложил G7 провести мирный саммит с Москвой и Киевом
Общество
После смертельного ДТП в Благовещенске отменены развлекательные и массовые мероприятия
Мир
Кейт Миддлтон сообщила о прогрессе в борьбе с онкологией
Общество
С начала пожароопасного сезона в Якутии произошло 149 возгораний
Мир
РФ вышла из протокола к Конвенции о трансграничном загрязнении воздуха 1979 года
Мир
На Украине сообщили о диверсии на железной дороге в Сумах

«Спектакли нужно вовремя пристреливать!»

Константин Богомолов — о постановке «События», ницшеанстве и думающем зрителе
0
«Спектакли нужно вовремя пристреливать!»
Константин Богомолов. Фото: Игорь Захаркин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Самой ожидаемой премьерой января станет постановка МХТ имени Чехова по "Событию" Владимира Набокова. В театре полным ходом идут репетиции. Накануне выхода спектакля «Известия» встретились с режиссером Константином Богомоловым.

— Константин, почему вы остановили выбор на пьесе Набокова?

— Эту пьесу очень любил мой учитель Андрей Гончаров. Когда я учился в РАТИ, он планировал выпустить с нами дипломный спектакль по ней, но не успел. По моим ощущениям, предстоящий спектакль будет по форме самой спокойной из всех моих работ. Тихая семейная история. И, возможно, провокационный и катастрофический финал. А может и нет (улыбается).

— Выбор пьесы из «режиссерского портфеля» Гончарова дает повод говорить о некой преемственности?

— Нет. Просто прекрасная пьеса, с хорошими ролями, с хорошими возможностями для умных артистов: Марины Зудиной, Сергея Чонишвили, Александра Семчева (он, кстати, играет маму героини), Ольги Барнет, Розы Хайруллиной и других.

Что касается Гончарова, то творческой связи у меня с ним нет. Я не принимал его спектакли, эстетику. Зато есть связь энергетическая. Для меня мой учитель является воплощением понятия «режиссер»: лидер, разумный диктатор, одиночка. Он говорил нам: «Запомните: то, что вы делаете, нужно вам одним. С этой мыслью нужно идти по жизни, и только тогда вы не сломаетесь ни при каких обстоятельствах».

— Совет учителя помог вам пережить неудачу спектакля «Турандот» в Театре им. А. Пушкина ?

— Я не считаю эту постановку неудачей. Неудача — это когда не надо было уступать, а ты уступил. Да, «Турандот» прошла всего восемь представлений, но я считаю ее одной из лучших своих работ. Конструкция и смыслы «Турандот» были намерено затемнены. Мне артисты много раз говорили: «Слушай, кто это поймет?» А я отвечал: «Все равно. Я так хочу». Я испытывал бешеную радость, когда из зала поднимались люди с репликами: «Кошмар! Позор! Бред!» Это было бескомпромиссно.

Я вообще считаю, что театр должен разъединять, а не объединять людей. Мне нравится, когда зал разрываем во время действия эмоцией от тотального принятия до полного отрицания, а не когда он вот-вот хором запоет: «Как здорово, что мы здесь сегодня собрались». Я не приемлю этой философии «позитива» и «спектаклей-праздников»: «У нас и так все на улице плохо, в обществе плохо, давайте в театре будет что-нибудь хорошее». Разве мы в театр приходим, чтобы получить анестезию? А на улицах будет плохо по-прежнему? Нет. Театр должен вызывать бессонницу.

— Жалко расставаться со своими проектами?

— Нет, я ведь не занимаюсь плевками в вечность. Мне кажется, в этом и есть особое обаяние и прелесть театра. Спектакль быстро заканчивается, забывается, собственно, как и сама жизнь. В идеале спектакль нужно пристреливать, когда он в расцвете (улыбается). Я сейчас невольно цитирую своего «Лира», точнее, Ницше: «Умри вовремя».

— Вы любите провоцировать зрителя, радуетесь, когда он в бешенстве покидает зал. МХТ подобные эксперименты вряд ли согласится терпеть.

— Во-первых, МХТ чего только не терпит! Ну и я не сумасшедший и не хочу делать спектакли, с которых зрители будут толпами уходить. Я не хочу потерять возможность работать. Когда речь идет о большой сцене, я стараюсь строить зрелище так, чтобы в нем как минимум 70% было понятно всем. А вот остальные 30% — это зона шифровки. Эти 30% могут раздражать неподготовленного зрителя, но именно они порождают работу ума.

— Зрители хотят в театре развлекаться. Что с этим делать?

— Для умного человека хорошую книжку прочитать или сложное зрелище посмотреть — это тоже развлечение, только высокое. Деятели театра сами виноваты в том, что зритель сегодня путает театр с клубом. Мы вытравили из зала думающего зрителя, а его нужно возвращать осознанно и последовательно. Нужно привить уважение к авторскому высказыванию. По сути, если действовать в этом направлении, можно осуществить культурную политику, которая отразится на всех сферах. Государство, поддерживающее культ индивидуума в культуре, одновременно воспитывает в гражданах уважение к человеческой свободе, к частной собственности, к Человеку как главной ценности мира.

— Но если у вас есть своя серьезная программа, почему вы не хотите возглавить свой театр?

— Я хочу получить реальные полномочия, а не здание и в придачу сборную солянку людей средне-старшего возраста, которые давно забыли, что театр — это не учреждение, а вид искусства.

— Вы говорите о любви к индивидуальности, но при этом так нелестно отзываетесь о пожилых артистах.

— Я говорю не о возрасте, а о тех людях, которые, годами не имея ролей, занимаются интригами, опасаются перемен и не находят мужества уйти из театра.

— Когда к вам в 70 лет придут и скажут: «Константин Юрьевич, пора. Талантливому молодому Васе нужен театр». Вы встанете и уйдете?

— Да, встану и уйду. Надо уметь радоваться конкуренции, она дает толчок к самообновлению в любом возрасте.

— А если молодой режиссер вас победит?

— Победит, и слава Богу. Нет ничего более постыдного, чем поддерживать себя не за счет творчества, а за счет должности. Умри вовремя. Это я про творчество, если что...

Комментарии
Прямой эфир