Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вынесенный сегодня приговор вызовет очень широкий резонанс не только в Белоруссии, но и за рубежом. Еще в ходе судебного процесса эксперты, общественники и даже потерпевшие заявляли о том, что выводы следствия, мягко говоря, неоднозначные. Было обнародовано много материалов, которые ставили под сомнение ход и результаты расследования, трактовку фактических данных. А сейчас, после приговора, началась кампания с участием международных организаций за неприменение к Коновалову и Ковалеву смертной казни. Внимание к этому процессу было изначально очень велико, и оно не ослабнет — во всяком случае, до решения вопроса о применении казни. Дело Коновалова–Ковалева будет очень долгой историей, впоследствии появятся новые, очень интересные факты, которые ранее были неизвестны или недооценены. Более того, случай с Коноваловым и Ковалевым может иметь такое же развитие, как нашумевшие дела Чикатило и Михасевича, в процессе расследования которых было осуждено и расстреляно несколько десятков человек. Причем их вина была доказана и все апелляции отклонены, советское гособвинение было уверено в своей правоте не менее, чем нынешнее белорусское. Предвидя возможное развитие событий, правозащитники однозначно указывают, что в нынешней ситуации применять смертную казнь в Белоруссии неприемлемо.

В объединенной Европе общественность давно пришла к мнению, что смертная казнь — это исключительная мера и шанс ошибки может стоить слишком дорого. Белоруссия уже давно готова к отмене этой меры наказания. На этом фоне применение смертной казни сейчас, когда в принципе отношение к ней в обществе скорее отрицательное, можно назвать вызовом общественному мнению, с которым в Белоруссии мало кто считается.

Однако этот приговор, как и приговоры оппонентам Лукашенко на выборах, нужен для того, чтобы стать предметом политического торга. Уже вскоре после совершения самого теракта общественное мнение готовилось к тому, что обвиняемых расстреляют. В государственных СМИ их однозначно называли террористами, указывали на их виновность, позиционировали как извергов.

По сей день белорусское государственное телевидение подает ситуацию таким образом, что обвиняемые априори террористы, на протяжении полугода тиражировались специально подобранные комментарии призывающих к смертной казни еще не осужденных Коновалова и Ковалева. В исходе процесса мало кто сомневался, как и в том, что к смертной казни общественное мнение целенаправленно готовят. На этом фоне помилование может стать крайне великодушным жестом со стороны Лукашенко и знаком Европе: «Какие мы молодцы — идем навстречу общеевропейским нормам», с подспудным ожиданием отмены санкций ЕС к 245 «невъездным» представителям официального Минска — чиновникам, госжурналистам, милиционерам и др. Вопрос: ответит ли Европа взаимностью? Судя по реакции на приговор Александру (Алесю) Беляцкому, торг не состоится, а санкции Евросоюза усилятся.

Что касается реакции формируемого Евразийского союза на финал дела Коновалова–Ковалева, то не  думаю, что вопрос смертного приговора будет иметь значение — не на такие поступки официального Минска закрывали глаза. Евразийский союз строится на экономической и прагматичной основе. По большому счету власти Белоруссии участвуют в проекте вынуждено, хотя белорусский бизнес однозначно поддерживает образование и ЕЭП, и ЕАС. Главная проблема здесь в интеграции совершенно разных экономических и политических систем. Белорусское правительство не привыкло работать иными методами, кроме как административными. В частности, когда у нас был резкий рост цен в связи с тем, что девальвация национальной валюты произошла сначала в два раза, а в конечном итоге в три раза — принимались административные меры, а не рыночные. В Евразийском союзе этого не должно быть в принципе, потому что он строится на принципах ВТО, о чем совершенно четко и однозначно заявили Лукашенко, Назарбаев, Медведев и Путин. И когда Белоруссия с командно-административной системой пытается интегрироваться со странами с рыночной экономикой и при этом заявляет о своем желании войти в ВТО, то возникает что-то вроде когнитивного диссонанса. Политическая система Белоруссии характеризуется авторитарными чертами. Если различного рода недоумения, противоречия в процессе интеграции могут решиться достаточно быстро с личным решением Александра Григорьевича Лукашенко, то Евразийский союз — это такой проект, который предполагает унификацию не только экономических моделей стран, объединяющихся в него, но и принципов работы. Таким образом, евразийская интеграция способствует не только решению проблем экономического развития, но и совершенствованию социальных институтов, политических систем стран-участниц.

Автор — главный редактор журнала «Новая экономика»
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...