Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Много таитянок в раю Гогена

На днях в Национальной галерее искусств в Вашингтоне едва не пострадало полотно Гогена "Две таитянки". Одна из посетительниц выставки "Гоген: создатель мифов" набросилась на картину с криками: "Это зло!" - и с кулаками, пытаясь разбить пластиковый экран.
0
(фото: CORBIS)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Меж тем именно сейчас отмечается любопытная дата - Гоген отбыл на Таити ровно 120 лет назад. Ему было 43 года от роду, и, оказавшись на острове, он мог сказать словами Пастернака: "Тишина, ты - лучшее из всего, что слышал". Ночью жители ходят без обуви, чтобы не спугнуть духов умерших.

Еще больше завораживали статичность и неподвижность этого рая. Люди часами сидят, погруженные в созерцание. Именно о такой жизни думал Гоген и в Париже, и в Копенгагене. Но еще более страстно он мечтал о мужском рае - стране свободной любви. Здесь мечты сбылись. Полинезийки за самое малое вознаграждение совершенно искренне и свободно служили страсти и только страсти.

Вскоре выяснилось, что рай, как всегда, неотделим от ада. Закончились деньги, а обещанные переводы за проданные картины так и не пришли. Наивная вера в то, что местные англичане и французы будут наперебой заказывать свои портреты, оказалась обманутой. Вскоре выяснилось, что и в раю надо платить дорожный налог. Гоген в ярости: никаких дорог вокруг не было и в помине. Но за отказ грозила тюрьма и весьма внушительный штраф.

Множество временных полинезийских жен провожали пароход, на котором Гоген отбывал в Европу. В глубине его души жила надежда, что теперь-то наконец признают. Но очередной аукцион картин закончился полным крахом. Зато свалилось неожиданное наследство, и - в отличие от Адама - Гоген получил возможность вернуться в свой рай. Правда, с незаживающей сифилитической язвой на ноге - свободная любовь на испанских улицах куда опаснее туземных объятий.

Он утверждал, что чувствует себя настоящим дикарем, потому что готов бороться и до конца наслаждаться жизнью, не задумываясь о будущем. Главная цель достигнута - свершился долгожданный прорыв. Краски засверкали и засияли первозданным цветом. Картины стали похожи на полинезийские иконы с изображением Будды и древних богов. Он не был атеистом, но к официальным религиям относился отрицательно. Считал: чтобы воскресить Бога, надо убить все религии. Тем не менее в его картинах оживали и христианские, и буддийские образы.

Его личная религия - творчество, эротическая свобода, слияние с первозданным миром. На картине, которая зрела почти десять лет, -вся философия художника. "Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем? " - это и вопросы, и ответ. Видны фигуры Христа и седого восточного мудреца. Они обмениваются тайнами самопознания. Старец и полуобнаженная женщина слева тоже что-то обсуждают. В центре - цветущие полинезийские женщины, срывающие плоды с древа жизни и не задающие лишних вопросов.

Гогену грозил сепсис от незаживающих язв, но умер он от сердечного приступа. Его живописные послания из рая люди научились читать спустя годы после смерти художника. Среди тех, кто прочел и понял, - наш коллекционер Щукин. Благодаря ему в Эрмитаже и Пушкинском музее множество лучших картин великого живописца, мистика и философа.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...