Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Кумиру - мир

В пятницу вечером народ, как и следовало ожидать, дружно рванул на "Золотой граммофон". Рейтинг оказался огромен! И не потому, что зрители так уж любят свою попсу (хотя и не без этого тоже), а потому, что всем не терпелось увидеть, как Король вновь предстанет во всем белом, пожирая восхищенным взглядом оперную диву и выпевая вместе с ней прекрасные слова о высокой любви
0
Ирина Петровская
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В пятницу вечером народ, как и следовало ожидать, дружно рванул на "Золотой граммофон". Рейтинг оказался огромен! И не потому, что зрители так уж любят свою попсу (хотя и не без этого тоже), а потому, что всем не терпелось увидеть, как Король вновь предстанет во всем белом, пожирая восхищенным взглядом оперную диву и выпевая вместе с ней прекрасные слова о высокой любви.

Так оно и вышло. Адвокаты сторон в преддверии трансляции на "Первом канале" срочно заключили мировое соглашение и вместе с "трансляторами" посчитали инцидент исчерпанным. Трудно избавиться от впечатления, что страх быть вырезанным из престижной телевизионной церемонии, а вслед за тем и угроза не попасть на грядущие "елки" ("Огоньки", "Песни года" и пр.) оказались пострашнее возможного уголовного дела и тем паче - публичного позора. А как же крокодиловы слезы и публичное же страстное желание отрезать себе руку, замахнувшуюся на "святое", то есть на женщину? А никак. Чистая показуха и выдавливание слезы из сердобольных тетушек постбальзаковского возраста, дабы пожалели и не судили строго (а они и не собирались!). Да, похоже, "отмазка" на случай возможного суда: был не в себе, дошел до ручки, больше не буду!

На следующий день после "Граммофона" в студии ток-шоу "Последнее слово" на НТВ собрались звезды шоу-бизнеса, чтобы еще раз обсудить случившееся. Главные фигуранты скандала на запись программы не явились. "Не королевское это дело!" - заявил адвокат Киркорова Александр Добровинский, довольно хихикая.

Но всем остальным неявка в эфир главного героя совершенно не помешала высказать ему всяческую поддержку и восхищение. Продюсера Иосифа Пригожина, посмевшего вступиться за избитую женщину, заклеймили корпоративным позором, приписав ему зависть, заговор и черт знает что еще. Ксения Собчак предложила оригинальную трактовку пушкинского "гений и злодейство - две вещи несовместные": мол, гений - это одно, а человеческий поступок - другое. То есть совместила за милую душу, утверждая, что одно другому не мешает. Отар Кушанашвили кричал в неподдельном ужасе: "Люди потеряли уважение к институту звезд", - на что, правда, Эммануил Виторган, невесть как оказавшийся в этой странной компании, усмехнулся: "У нас нет звезд - у нас звездуны!" Геннадий Хазанов, тоже персонаж для этого сборища не самый типичный, перевел все в шутку: "Бьет - значит, любит".

И только ведущий Павел Селин искренне огорчался, что наших "звездунов" не судят, и, стало быть, чистка общественных унитазов по приговору суда им не грозит. А жаль! Но гости, связанные по рукам и ногам корпоративной этикой шоу-бизнеса, ведущего не поддержали и разошлись в хорошем настроении: так держать, Филипп! Мы гордимся тобой!

Корпоративная этика корпоративной этике рознь. К концу недели на смену одному главному герою теленовостей пришел другой - скромный ивановский врач. Он тоже совершил поступок для своего сообщества дикий, и мгновенно вся мощь местного административного ресурса обрушилась на его молодую головушку.

Разговор премьер-министра Путина с народом получился на сей раз не слишком зажигательным. И потому с особым энтузиазмом приветствовала телефонный звонок врача из Иванова с описанием показухи, якобы устроенной в местной больнице к приезду премьер-министра.

Путин в первый момент даже как будто растерялся - мол, вы чему аплодируете: показухе или смелому врачу? А потом выразил недоумение: неужели так бывает? И обещал направить в ивановскую больницу комиссию, дабы расследовать неприглядные факты, сообщенные "смелым врачом".

Местные же власти сработали на опережение и уже через несколько часов после эфира вычислили "нарушителя конвенции". Им оказался доктор Иван Хренов, на которого тут же посыпались всяческие неприятности - от вызова в прокуратуру до попыток объявить доктора невменяемым.

Однако вскоре выяснилось, что показуху устроили не только местные лекари в ожидании вождя, но и само ТВ. Доктор, как вскоре стало известно, уже давно написал письмо с изложением обстоятельств ивановских безобразий в администрацию Путина. Там письмо прочли и на всякий случай отложили. А в преддверии телевизионного разговора Путина с народом "активизировали". И это не доктор Хренов чудом дозвонился на ТВ, а из телекомпании "Россия", транслировавшей действо, позвонили Хренову и связали его с премьером!

Конечно, молодой доктор молодец, что в своем письме обозначил язвы отечественного здравоохранения. Но чем ивановская показуха лучше столичной - в толк не возьму. И разве не ТВ, теперь защищающее гонимого Хренова, регулярно устраивает такие же показухи на всем своем информационном пространстве?

И все принимают правила игры, и даже правдолюбцу Хренову никак не проскочить через барьеры, не будь на то высшей воли.

А с Хреновым, как и с Киркоровым, все будет хорошо. Хренова сам Путин взял под защиту, а Киркорова - весь мощный российский шоу-бизнес. Ну, и ТВ, конечно. Как без него - главного имитатора и показушника наших дней, бегущего от реальной жизни, как черт от ладана, и вдохновенно творящего параллельную реальность, где рукотворные скандалы становятся лишь двигателем рекламы и где в конечном счете все со всеми идут на мировую.

Комментарии
Прямой эфир