Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Программа "Минимум"

Живет на телевидении такой парень - Глеб Пьяных, ведущий "Программы Максимум", главное содержание которой "Скандалы. Интриги. Расследования". Сразу оговорюсь. Лично с ним я не знакома, поэтому не исключаю, что в жизни это душа человек - мягкий, тактичный, добрый, нежно любящий детей и домашних животных. Но одно дело - жизнь, а другое - экранный образ. Две большие разницы!
0
Ирина Петровская
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Живет на телевидении такой парень - Глеб Пьяных, ведущий "Программы Максимум", главное содержание которой "Скандалы. Интриги. Расследования". Сразу оговорюсь. Лично с ним я не знакома, поэтому не исключаю, что в жизни это душа человек - мягкий, тактичный, добрый, нежно любящий детей и домашних животных. Но одно дело - жизнь, а другое - экранный образ. Две большие разницы!

Кстати, именно в программе "Большая разница" Глеба Пьяных мастерски спародировал актер Александр Олешко, точно уловив и передав главное в его телевизионном образе базарного скандалиста. Было очень смешно! Куда смешнее, чем в самой "Программе Максимум", где Глебу Пьяных все-таки приходится контактировать не с артистами, а с живыми людьми, на которых время от времени спускают отвязного журналиста.

Он любит заставать своих героев врасплох. Возникает перед ними словно черт из табакерки и, приставив к их рту микрофон, требует: "Адреса! Пароли! Явки!" Некоторые спасаются бегством. Некоторые в смущении - чай не банда братков, московское ТВ! - начинают оправдываться и что-то мямлить, а журналист, как злой следователь на допросе в НКВД, вопит, выходит из себя: "Что? Не понял! Четче! Громче!" Так и кажется, что еще немного - и он шарахнет интервьюируемого микрофоном по башке, а потом повалит на землю и добьет ногами, чтобы тот, гад эдакий, кровью умылся на радость публике, тоже мечтающей учинить самосуд над каким-нибудь самовластным мерзавцем.

К мэру подмосковного города Химки Стрельченко журналист на прошлой неделе тоже заявился полный боевого задора. В этих Химках черт-те что творится - там лес вырубают, журналистов и гражданских активистов до полусмерти избивают, а мэр и ныне там и, кажется, неплохо себя чувствует. Самое удивительное, что на беседу с Пьяных мэр согласился, поэтому журналисту не пришлось бегать вокруг здания городской администрации в надежде найти лазейку или же снимать свидетельские показания с дворника дяди Васи, готового за ерундовую мзду подтвердить или опровергнуть накопившиеся у прессы упреки и подозрения в адрес городского головы.

Нет, все было чин по чину. Съемочная группа расположилась в кабинете Стрельченко, выбрала мизансцену - оба собеседника стоят на фоне российского флага, и можно, казалось бы, начинать. Опытные интервьюеры, как правило, стараются как-то расположить к себе героя, усыпить его бдительность, а уж потом расслабившегося и тепленького взять, что называется, голыми руками.

Не то наш Пьяных. Ему Стрельченко, как и большинство фигурантов, проходящих через его программу, столь отвратителен, что политесов он соблюдать не собирался. Обливая его презрением, журналист сразу попер танком типа: "Что тут у вас творится? Отвечать! Глядеть мне в глаза! Руки по швам!" (Я немного утрирую, конечно, но в тоне и словах читалось именно это.)

Химкинский-то мэр оказался не лыком шит. Он сам знает или ему кто-то умный подсказал, что если с истериком, захлебывающимся собственной слюной, говорить спокойно, не повышая голоса и не выказывая раздражения, то, без сомнения, более убедительным покажется тот, кто не суетится и не гонит волну. Вот он и выбрал именно этот стиль разговора, а одержимый как будто жаждой правды и справедливости Пьяных в кадре стал казаться просто одержимым, не способным сформулировать ни одного внятного вопроса. Пьяных подпрыгивает, головой дергает, голосом играет, а перед ним стоит невозмутимый, уверенный в себе мэр и смотрит на него как кот на мышь.

Минут десять, наверное, продолжалась эта возня в кабинете химкинского градоначальника. "Кому вы служите?" - кричал Пьяных, наскакивая на своего героя. "А вы кому?" - издевался в ответ тот. "Мы - народу", - с пафосом отвечал журналист и достал-таки терпеливого мэра. "Не получится у нас разговора. Прошу вас покинуть кабинет". Пьяных еще немного подрыгался, пытаясь вызвать противника на открытое боестолкновение ("А иначе - что? Иначе хуже будет?"), но мэр все же вытеснил съемочную группу за порог, где и попрощался - опять-таки с издевательской вежливостью.

А за порогом Пьяных уже поджидал журналист местной телестудии с камерой и микрофоном, который наскочил на московского гостя с тем же напором, как прежде тот на Стрельченко: как поговорили да почему-де вас выставили? А Пьяных ему: "Вы хотите уподобиться Караулову? Вы кому служите?" Типа - имейте совесть! И этот разговор оказался еще забавнее предыдущего, поскольку в роли моралиста и наставника провинциальных коллег столичный "мэтр" выглядел совсем уж комично, совершенно не понимая, что ему представилась редкая возможность посмотреть в зеркало и увидеть самого себя во всей красе.

В эфире "Программы Максимум" это общение двух коллег не показали, как не показали и всю сцену в кабинете мэра. В окончательный вариант сюжета вошел лишь маленький фрагмент, в котором Пьяных обвинял мэра в демагогии и цеплянии к словам да в сознательном уходе от принципиальных вопросов. Зато полную версию кто-то выложил в интернете. И теперь по ней можно обучать начинающих журналистов - как не сесть в лужу самим журналистам, жаждущим выводить всяких нехороших людей на чистую воду.

Пьяных провалил задание редакции, если заданием было выяснить, что же в действительности происходит в Химках и какое отношение ко всему этому имеет их глава. Впрочем, мне кажется, что и не было никакого задания. И все трагедии и безобразия, так или иначе связанные с этим подмосковным городом, самому Пьяных до лампочки. Программа-максимум - скандал ради скандала.

Вспомнила, кстати, интервью одного из лучших тележурналистов страны Юлии Мучник из томской компании "ТВ-2", которая в этом году получила премию "ТЭФИ" в номинации "Лучший интервьюер". Она приехала к местному милицейскому начальнику, подчиненные которого довели до смерти томского журналиста, зверски изувечив его в вытрезвителе. Она задала главному милиционеру области чуть ли не единственный, но ключевой вопрос: чувствует ли он свою личную ответственность за то, что произошло в его "епархии", а потом просто наблюдала, иногда подавая уточняющие реплики, как он юлил и изворачивался, пытаясь любой ценой защитить честь собственного мундира и перевалить ответственность на плечи других. Получился замечательный сеанс полного саморазоблачения героя, вскоре после которого он лишился места. И никакого хамства. Никакой истерики. Никаких гневных эскапад типа "Доколе!". Мучник профессионал, однако. Большая разница!

Комментарии
Прямой эфир