Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Печоры: живем на две страны

Русский город Печоры стал эстонским городом Петсери в 1920 году, когда Россия признала независимость Эстонии и по Тартускому договору отдала ей территорию на правом берегу реки Нарвы, входившую в состав Псковской губернии. После Второй мировой войны Печорский край был возвращен Псковской области. В сентябре 1991 года Эстония обрела независимость, а в 2005-м Москва и Таллин подготовили документ, признающий нынешние границы
0
У большинства жителей Печор два паспорта - эстонский и русский (фото: Анатолий Белясов/"Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Русский город Печоры стал эстонским городом Петсери в 1920 году, когда Россия признала независимость Эстонии и по Тартускому договору отдала ей территорию на правом берегу реки Нарвы, входившую в состав Псковской губернии. После Второй мировой войны Печорский край был возвращен Псковской области. В сентябре 1991 года Эстония обрела независимость, а в 2005-м Москва и Таллин подготовили документ, признающий нынешние границы. Но парламент Эстонии отказывается его ратифицировать, пока Россия вновь не признает Печоры эстонской территорией. Спецкор "Известий", побывав на "нератифицированной границе", убедилась, что местные жители вполне довольны своим особым статусом и даже неплохо на нем зарабатывают.

"Русский стандарт"

За углом магазина "Русская водка", в пятидесяти метрах от эстонской границы два мужичка наспех распивают бутылку "червивки". Закуски у них нет. Отрываю от сердца последнее яблоко. Сразу возникает контакт.

- А ты чё, из другой бригады? - улыбается старший. - Так они уже минут двадцать как ушли.

- Куда? - тупо спрашиваю я, хотя и так ясно, что через пограничный пункт Куничина Гора есть только одна дорога - в Эстонию.

- Так ты в первый раз? - догадывается собеседник. - Щас я тебя пристрою. - Тань! - подзывает он тетку в ватнике. - Эта дама - со мной, отоварь по полной программе.

Таня достает из сумки две бутылки водки "Русский стандарт" и две пачки сигарет "Парламент": "На той стороне вас встретят, отдашь, вернешься, получишь за работу сто рублей".

Заработать не удалось: у меня нет ни туристической визы, ни синего эстонского паспорта, как у большинства здешних жителей, чтобы без проблем перейти границу. Остаюсь на западном рубеже родины, который отделяет Псковскую область от объятий Евросоюза. Рубеж так себе: неуютный и довольно грязненький. Хорошо выглядят только офицеры, не по уставу обутые в лаковые штиблеты. Впереди слева и справа две желтые пограничные будки. Та, что справа, зачем-то стоит прямо на огороде одной местной жительницы.

Еще на этом рубеже находятся два магазина. Для удобства тех, кто ходит через границу туда-сюда, они торгуют исключительно водкой и сигаретами. Есть заправка, пользующаяся большой популярностью у эстонцев из-за дешевого, по сравнению с Эстонией, российского бензина. Из других достопримечательностей Куничиной Горы - неизвестно кому принадлежащие 30 метров платной дороги до российской таможни с шустрым пареньком на шлагбауме. Россиян пропускают бесплатно, с эстонской фуры взимается 600 рублей, с легковушки - 150.

Синяя угроза

Пару лет назад начальник пограничного управления ФСБ России по Псковской области Иван Бобряшов заявил, что синий эстонский паспорт и двойное гражданство имеют как минимум 10 000 жителей Печорского района и это представляет "угрозу территориальной целостности РФ". C тех пор спецслужбы никаких комментариев не дают. Зато местные жители комментируют эстонскую паспортизацию довольно охотно.

- Сейчас надо ехать в Псков, к консулу, - вводит в курс дела печорский пенсионер Виктор Андреевич, - везти с собой какую-нибудь бумажку, подтверждающую, что твоя родня жила тут до 1940 года. Я, например, нашел только квитанцию из полицейского участка, что моего дедушку в 32-м оштрафовали за мелкое хулиганство. Переживал: потомку хулигана могли не дать эстонский паспорт. Ничего, обошлось. А если бы не проманежился, то и к консулу не надо было бы ехать - до 2000 года сами эстонцы ходили по домам и раздавали паспорта за 10 крон. Большинство наших тогда накупили.

- Зачем?

- Как зачем? - удивляется дед. - На могилку к родным съездить, сына-дочку навестить, которые в Эстонии на заработках, а откуда у пенсионеров деньги на визу?

Из 25 000 населения района пенсионеры составляют ровно половину. Они, конечно, эксплуатируют синий паспорт, но не настолько активно, как молодое поколение. Трое печорских ребят - Пеэтер Вакс, Олег Моисеев и Владимир Финагин - уже отслужили по восемь месяцев в натовской армии.

- Дома молодым совсем делать нечего, - говорит депутат районного совета Светлана Дердесова. - Работы нет. Сельское хозяйство развалилось, и оно не восстановимо - земли скупили какие-то подозрительные фирмы, зачем держат - непонятно. Люди мыкаются, кушать надо - сбиваются в бригады и носят водку через границу. Самые энергичные уезжают - пусть даже в Выру, что в паре километров от Печор, но платят там все равно в два раза больше.

- А у самой есть синий паспорт?

- Есть, - отвечает Дердесова, рискуя потерять депутатский мандат. - И не верьте здесь никому, если они будут уверять вас в обратном.

Каждой сестре по серьге

Наличие эстонского паспорта в Печорах не скрывают только те, кому "терять нечего".

- А что они мне сделают? - рассуждал наш знакомец Виктор Андреевич. - Пенсию отберут? Ну и ладно, я, как гражданин Эстонии, могу ее и там получать. Даже выгоднее: у них на наши деньги выходит десять тысяч рублей в месяц, а здесь дают только 4400. Три бабки на нашей улице давно переоформились, живут припеваючи, а мне, дураку, все совестно. Я ведь тут пахал - 40 лет на железной дороге, она мне и прибавку сделала за заслуги - 380 рублей.

Депутаты, муниципальные служащие, кому до пенсии далеко и надо делать карьеру, предпочитают не откровенничать. Ведь по закону им запрещено иметь двойное гражданство. Время от времени кому-нибудь приходит в голову проверить, как он действует. На выборах в законодательное собрание области в близости с Эстонией заподозрили одного из кандидатов от Печор - еле отбился. Трясли чиновников печорской гор- и райадминистраций, но все присягнули на верность только одной родине. Была чистка в погранвойсках и РОВД, где якобы обнаружились высокопоставленные офицеры с эстонским гражданством - официально это не подтвердилось.

- Установить факт двойного гражданства у служащих довольно трудно, - считает псковский политолог Владимир Смоляков. - Они же, как простые смертные, не носят водку через границу. А эстонская сторона никаких списков не выдает и вообще предпочитает на эту тему не распространяться. Так что закон если кого у нас и напугал, то вовсе не чиновников, а обыкновенных граждан, которые боятся потерять свои маленькие привилегии.

Основания для мнительности у граждан есть. Постоянно муссируют тему "незаконной паспортизации" Печорского района некоторые псковские депутаты, предлагая изъять эстонские паспорта. Странно, что в упрек печорцам ставится легкость, с которой они обрели синий паспорт и эстонское гражданство, в то время как проживающие в Эстонии русские в большинстве имеют серый паспорт "негражданина" и годами не могут сдать экзамен на знание языка. Неравенство русских перед лицом чужого государства делает печорцев людьми как бы ненадежными, которые в любой момент под давлением Эстонии могут продать родину. Как?

- Ну, например, провести референдум об отделении от Псковской области, - на полном серьезе уверял корреспондентов один деятель местного масштаба. - Евросоюзу будет интересно столкнуть нас лбами.

В качестве доказательства коварных замыслов Европы демонстрируется атлас автомобильных дорог Эстонии с включенным туда Печорским районом. Тираж - 100 экземпляров.

- Да мало ли у нас больных на голову, - усмехнулся эстонец Томас Кильк, гостивший у родственников в Печорах. - Я вот специально уехал из дома. Сейчас в Эстонии выборы. Националистам идти на них не с чем - опять разыгрывают карту "русской оккупации", устраивают возню вокруг присоединения территорий. Противно слушать.

По словам многих эстонцев, приезжающих в Россию, танец вокруг "русской карты" нужен политикам еще и для того, чтобы отвлечь население от реальных проблем в стране. Эстония тяжелее других стран Евросоюза переживает экономический кризис: безработица, спад производства, внешний долг достигли ужасающих размеров. Дескать, в таких условиях претендовать еще и на чужую территорию может только безумец. Интересно, что и печорцы рассматривают собственную нищету как охранную грамоту спорной территории. "А что у нас тут защищать? Нет ни нефти, ни газа, только бурьян выше головы. У них у самих этого добра не меньше", - заявил "Известиям" Николай Малашенко, активист давно почившего в бозе общественного комитета по защите Печорского района.

По мнению советника Социал-демократической фракции Европарламента Рене Таммиста, трезвых голов с той и с другой стороны становится все больше и больше. "Совершенно необязательно во всем уступать России, - цитируют его слова эстонские газеты. - Но сотрудничество нужно развивать в тех сферах, где это полезно и возможно. Я считаю, что Эстонии следует стоять и за безвизовый режим с Россией".

Ищем выгоду

Молодой губернатор Псковской области Андрей Турчак к двойному гражданству относится довольно лояльно. На встрече с псковскими сенаторами и депутатами Госдумы он даже высказался за то, чтобы разрешить иметь его и муниципальным служащим:

- Псковская область - приграничная территория, думаю, нашу инициативу поддержат и другие субъекты Российской Федерации, которые имеют границы с другими странами.

Похоже, Турчак намерен дружить с соседями, а не собачиться с ними по каждому поводу. К этому обязывает и географическое положение области - 270 километров границы с Эстонией, 214 - с Латвией и 305 - с Белоруссией. Конкурентное превосходство Псковщины - инвестиции, поступающие в экономику области из Латвии (41,6%) и Эстонии (14,7%), а также более 50 предприятий с совместным российско-эстонским капиталом.

Сближение выгодно обеим сторонам - и России, и Прибалтике. Едва ли не главную роль в этом играет Северо-Европейский газопровод. К примеру, на территории Латвии со времен СССР находится газохранилище емкостью 4,4 млрд куб.м. Одним из его совладельцев является "Газпром".

Печорские перспективы

- Да уж скорее бы нормализовали отношения, - устало говорит глава города Печоры Наталья Курчикова. - А то всю жизнь нам отравили с этими паспортами. У меня его нет и никогда не было, - зачем-то предупреждает она. - Я вообще никуда не езжу - все лето на огороде как проклятая - посадка, прополка, потом на базаре стою, продаю то рассаду, то цветы. И еще город на мне.

Власть в Печорах устроена довольно интересно: главе города, который избирается из числа депутатов, зарплата не положена. Поэтому нормальные депутаты, чтобы не отвлекаться от собственного бизнеса, на эту должность не претендуют, а выбирают главой какую-нибудь совестливую жертву. Курчикова подошла идеально: во-первых, настоящая печорская патриотка - засадила все улицы цветами со своего огорода, во-вторых, как бывший работник народного образования умеет общаться не только с пионерами, но и с пенсионерами, в-третьих, воспитывает трех приемных детей, что по нынешним временам можно смело приравнивать к подвигу и оставлять ее во главе города пожизненно.

- Ни за что! - чуть не кричит Курчикова. - Я теперь даже в депутаты - ни ногой.

Что так?

- На посту мэра много политики, - неохотно говорит она.

С началом кризиса, изрядно завалившего Печоры, была мысль организовать митинг и тоже чего-нибудь потребовать от государства, как это было в других регионах. Но даже оппозиция в лице КПРФ от этой мысли отказалась: что требовать, когда у тебя все возможности и двойное гражданство: не получается здесь - езжай в Европу.

- Кризис как раз там - в Европе, а в Печорах никакого кризиса нет, - высказал корреспондентам свою версию политической неактивности граждан глава администрации Печорского района Федор Коханов. - Посмотрите в окно.

Мы посмотрели. За окном был не пейзаж, а сплошная грусть: приземистые домишки, грязь и дорога хуже проселочной. Оптимистическая картина находилась в другой стороне Печор, не видной из этого окна, и она называлась улица Автомобилистов (в народе кличут улицей Нищих). Мы только что приехали оттуда, налюбовавшись на дорогие коттеджи и ухоженные подворья. Среди обитателей - таможня, пограничники, другие федеральные служащие, а также чиновники районного калибра. Ну просто не Печоры, а город контрастов.

- Да, - подтвердил Коханов, имея в виду совсем другое. - Через несколько лет, когда заработают федеральные программы по поддержке приграничной территории, контраст будет разительный: вместо убогости современные дороги, комфортное жилье...

- А вы сами на какой улице живете? - спросила я, утомившись печорскими перспективами.

Коханов не ответил и перевел разговор на Эстонию:

- Вы же за этим приехали - узнать: всерьез они претендуют на нашу территорию или так - нервы Москве потрепать? Так вот, я скажу: никому там наши люди не нужны.

Прости, Господи, за грешные мысли, но сдается мне, что и здесь - тоже.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир