Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Бронзовый Сталин

В воскресенье в 21.32 по московскому времени в прямом эфире программы "Вести недели" был остановлен счетчик исторического проекта "Имя Россия". Победителем стал Святой Благоверный князь Александр Невский (524 575 зрительских голосов). За ним следует реформатор Петр Столыпин (523 766). Третье место занял Иосиф Сталин (519 071). Александр Пушкин вплотную приблизился к лидерам с показателем 516 608 голосов
0
Петр Столыпин и Иосиф Сталин до последнего спорили за второе место
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В воскресенье в 21.32 по московскому времени в прямом эфире программы "Вести недели" был остановлен счетчик исторического проекта "Имя Россия". Победителем стал Святой Благоверный князь Александр Невский (524 575 зрительских голосов). За ним следует реформатор Петр Столыпин (523 766). Третье место занял Иосиф Сталин (519 071). Александр Пушкин вплотную приблизился к лидерам с показателем 516 608 голосов.

Так завершилась грандиозная телеигра, где россияне сначала выбирали своего героя из 500 претендентов. Во второй тур прошли 50 наших знаменитых соотечественников, в третий - 12. Далее последовали еженедельные теледебаты "суда присяжных", составленного из имен России дня нынешнего. Вплоть до заключительных секунд главная четверка финалистов - Александр Невский, Пушкин, Сталин, Столыпин - догоняла и перегоняла друг друга, то теряя, то набирая десятые доли процента. Мы следили за их борьбой, как за волнующим спортивным матчем.

Хорошо это или, напротив, вредно? Допустимо ли взывать к национальному самосознанию в формате телешоу? Нет ли цинизма в совмещении Истории и игры? "Известия" ответили на эти вопросы по-своему - широко освещая и поддерживая проект "Имя Россия". Кроме того, мы понимаем, что, хотя главное телесобытие года подвело итоги, самое интересное - впереди. Теперь из итогов будут делаться выводы. Причем победа Александра Невского не вызовет ожесточенных споров - в отличие от третьей позиции генералиссимуса. Сталин в числе лидеров - это беспамятство России или сознательный выбор? Тупик или, может быть, выход? Есть разные точки зрения.

Бронзовый Сталин: хорошо или плохо?

PRO

ЕЛЕНА ЯМПОЛЬСКАЯ

Когда проект "Имя Россия" только начинался, генеральный продюсер телеканала "Россия" Сергей Шумаков в интервью "Известиям" сказал: "Победа достанется не конкретному историческому лицу, а тому, кто глубиной и точностью своей аргументации заставит нас поверить, что голосовать надо именно за него". Следуя этой логике, главными златоустами "суда присяжных" следует признать местоблюстителя Патриаршего престола митрополита Кирилла и кинорежиссера Никиту Михалкова. А вот Иосиф Сталин - при всем уважении к генералу-фронтовику Варенникову - на почетное третье место вышел сам. Практически без помощи адвоката.

Можно, конечно, шарахнуться от этого "непонятного" народного интереса, заклеймить голосовавших как покорное стадо, безмозглое быдло, вертухайское семя... Однако время детского максимализма в России прошло. Радикальные оценки и однозначные суждения, которые столь хороши и приятны в теории, за последние двадцать лет привели страну к новой диктатуре - диктатуре либерализма. С террором политкорректности, правящей идеологией личной выгоды и тоталитарной властью денег.

Голосование за Сталина - ответ, который был неизбежен. Не "Сталин - наше имя", - сказала Россия. Она сказала: "Мы больше не хотим так жить". Выбор вождя народов - не приговор. Не тупик. На мой взгляд, это элемент надежды - и не надо сразу содрогаться. Оставьте готовые формулы. Попробуйте заглянуть чуть дальше. Полмиллиона человек проголосовали за Сталина, потому что их так и не удалось защекотать "смехопанорамами", купить бонусами, убедить, что счастье - это гладкие ноги при отсутствии перхоти. Выбирают не кровь, паранойю и жестокость, не вызванную из темных глубин дьявольщину. Выбирают Победу, силу, бессребреничество, государственное мышление, имперские амбиции (последнее словосочетание наконец-то перестало считаться ругательством).

Выбор Сталина - открытый выбор. Его можно употребить во зло, а можно - во благо. Страна хочет побеждать. Страна хочет вернуть себе масштаб. Она измучилась, как человек, пытающийся плавать в луже.

Скажу честно: в проекте "Имя Россия" сама я не голосовала ни за кого. Ни за Пушкина (слишком банальный выбор), ни за Столыпина (все-таки это сослагательное наклонение русской истории), ни за князя Александра Невского (герой почти мифологический). Голосовать за Сталина у меня рука не поднялась. За Сталина, погубившего собственную душу, я могу только молиться. Но тех, кто проголосовал, не боюсь. И готова с ними разговаривать. Это не диалог со Сталиным. Это совсем другая История.

CONTRA

МАКСИМ ЮСИН

У этого спора есть две стороны - моральная и прагматическая. Мораль у каждого своя. У меня в том, что касается Иосифа Виссарионовича, она простая и по-сталински непримиримая. Человек, который в моем присутствии начнет его превозносить, тотчас же будет подвергнут обструкции. И руку я ему вряд ли подам. Но это - мой личный выбор, никому его не навязываю. Просто не хотелось в споре о Сталине совсем уж обойти стороной моральный аспект. Нечестно это было бы по отношению к моей прабабушке Евдокии Никушиной, крестьянке из деревни Счастливка, сгинувшей в сибирских лагерях. Есть преступления, которые не имеют срока давности. А здесь не просто преступление - геноцид против собственного народа.

Но, видимо, для тех, кто символом России считает Сталина, а не, скажем, Пушкина, моральные аргументы не столь важны. Поэтому перейдем к другим - политическим и прагматическим.

Хотим мы того или нет - за выбором "имени России" внимательно следят не только наши друзья, но и недоброжелатели. Успех Сталина (даже относительный - третье место, с минимальным отставанием от первого) для них - самый лучший подарок.

Так и представляю себе будущие пламенные речи депутатов ПАСЕ от Литвы или Эстонии, членов украинской Верховной рады из партии президента Ющенко, американских политологов восточноевропейского происхождения. Вот уж поистине неоценимый козырь подарили им наши неосталинисты.

"Кто тут нас уверял, что Россия изменилась, что она больше не воинственная, кровожадная империя?" - гневно спросят они Сильвио Берлускони и Ангелу Меркель. А журналистка из газеты "Монд", вот уже десять лет по поводу и без повода защищающая "борцов за свободу Ичкерии", наверняка при случае ехидно поинтересуется у Николя Саркози: "И вот эту страну, чуть было не избравшую своим символом Сталина, вы называете нашим стратегическим партнером?"

И что самое обидное - ни Меркель, ни Берлускони, ни Саркози, никому из адвокатов России в Евросоюзе - нечего будет возразить. Мы сколько угодно можем убеждать себя, что голосовать за Сталина - не так уж и страшно, что на то есть свои причины, вполне уважительные. Себя-то, может быть, и убедим, но остальной мир - никогда. Для него сталинизм - это ГУЛАГ, 37-й год, "дело врачей", депортация целых народов. И когда люди голосуют за человека, который несет за все это ответственность, налицо тревожный симптом. И гордиться здесь уж точно нечем.

Комментарии
Прямой эфир