Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ники, львы, орлы и куропатки

Отечественный зритель рискует запутаться в национальных кинопремиях. Достойных фильмов мало, а главных премий почему-то аж две. Вдобавок списки триумфаторов "Ники" и "Золотого орла" очень похожи. По крайней мере в этот раз. В Америке, разумеется, намного больше кинопремий. Но, во-первых, там и хороших фильмов больше, чем у нас. А во-вторых, премиальная гонка организована так, что ее логика понятна даже людям, далеким от кино.
0
Юрий Гладильщиков, обозреватель отдела культуры
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Отечественный зритель рискует запутаться в национальных кинопремиях. Достойных фильмов мало, а главных премий почему-то аж две. Вдобавок списки триумфаторов "Ники" и "Золотого орла" очень похожи. По крайней мере в этот раз.

В Америке, разумеется, намного больше кинопремий. Но, во-первых, там и хороших фильмов больше, чем у нас. А во-вторых, премиальная гонка организована так, что ее логика понятна даже людям, далеким от кино. Сначала — в декабре — присуждают свои премии различные критические сообщества: от городских (нью-йоркское, чикагское, лос-анджелесское) до национальных. Этап завершается январским присуждением "Золотых глобусов". Почему именно эта премия стала считаться основной пред-"оскаровской", бог весть, но да пусть считается. Параллельно начинают объявлять о своих наградах профессиональные гильдии: сценаристов, актеров, режиссеров, продюсеров. Все это большая и шумная подготовка к главному событию — "Оскару". Вручили его в конце февраля — цикл завершен, считайте, что начался новый киногод, а с ним и новый виток киновооружений.

У нас, никак не соотносясь друг с другом, активничают две главные кинопремии — "Золотой орел" и "Ника". Первую почему-то вручают в январе, вторую почему-то в марте. А между ними вклинилась теперь и февральская национальная премия кинопрессы и кинокритики "Белый слон". Ладно, со "Слоном" все понятно. "Слон", что проявилось в этом году, поддерживает молодое кино, более новаторское, эстетически "левое" — такое и должны поощрять журналисты. Два самых престижных "Слона" — за лучший фильм года и лучшую режиссуру — получил Борис Хлебников за вольное духом "Свободное плавание", которому и "Ника", и "Орел" наград не дали. Три приза досталось радикальной "Эйфории" Ивана Вырыпаева, которую "Орел" тоже не заметил, а "Ника" отметила лишь как открытие года — приз, конечно, почетный, но само определение предполагает, что фильм и его режиссер не выросли из коротких штанишек.

Понять разницу между "Золотым орлом" и "Никой" зрителю, которому безразличны внутрицеховые интриги, становится все сложнее. Да, в первом случае в ролях распорядителей бала выступают Михалков и Наумов, во втором — Рязанов (теперь — Баталов), Шабдурасулов и Гусман. Есть и разница в номинациях. "Орел", к примеру, рассматривает как "большое", так и телевизионное кино, а также присуждает статуэтку лучшей иностранной картине в нашем прокате. "Ника" отдельно награждает фильмы стран СНГ и Балтии и поощрила в этот раз классика Киру Муратову за еще не виденный публикой фильм "Два в одном". Но едва ли эти отличия заметны непосвященным. Они видят, что в зале одни и те же. Академики у обеих нацпремий тоже отчасти одни и те же, разве что у "Ники" их в несколько раз больше — чуть ли не семьсот. Все в конечном счете пришло к тому, к чему и должно было: что и главные статуэтки получают одни и те же. Триумфатором и "Золотого орла", и "Ники" стал "Остров" Павла Лунгина. Сначала он получил шесть "Орлов", теперь шесть "Ник".

Какая из двух премий главнее, не понятно ни зрителям, ни самим кинематографистам. А раз нет главной премии, поневоле выходит, что не главные — обе. В общественном сознании начинают девальвироваться и "Ника", и "Орел" — что никак не на пользу отечественному кино. Самое печальное, что выхода из ситуации нет, поскольку компромисс невозможен. В "Записных книжках" Сергея Довлатова есть смешной эпизод о непримиримом и принципиальном противостоянии двух журналистов в редакции эмигрантской газеты. В конце концов Довлатов сказал одному из них: "Неужели ты не можешь пойти на компромисс?" Тот ответил примерно следующее: "Я не могу пойти на компромисс? Да я готов к компромиссу! Мой компромисс в следующем: этот гад ползет сюда на коленях из Нью-Джерси, потом тщательно моет полы на всех четырех этажах здания — после этого я готов с ним разговаривать". "Золотой орел" и "Ника" в таких же теплых взаимоотношениях. Их идеологи, может, и придут вскоре к мысли о том, что надо бы начать переговоры по поводу создания единой национальной кинопремии. Но требовать будут только одного: чтобы конкурент самоуничтожился. Так они, к сожалению, и будут бодаться, взаимно теряя рейтинг, пока в лидеры неожиданно не выскочит некая третья, не участвующая в потасовке сила, то есть премия. Может, и "Белый слон".

Комментарии
Прямой эфир