Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Вопрос цены: приведет ли кризис к разгулу инфляции в России
2020-04-09 17:56:56">
2020-04-09 17:56:56
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

По итогам минувшего месяца инфляция в России заметно ускорилась, достигнув отметки в 0,6 процентного пункта. В годовом исчислении рост цен увеличился впервые с марта 2019 года. Учитывая подорожание многих видов продуктов питания и других товаров (рост за последний месяц может достигать 20%, а в отдельных случаях и превосходить его), на горизонте снова возникла угроза разгона инфляции. Тем более что исторические данные наглядно показывают ускорение роста цен в России при каждом кризисе. В этот раз, впрочем, есть особые условия, которые могут как замедлить инфляцию, так и разогнать ее. Подробности — в материале «Известий».

По итогам января в России наблюдался один из самых низких показателей инфляции в годовом исчислении — 2,4%. Всего второй раз в истории он оказался меньше, чем в США (2,5%). В феврале цены росли еще медленнее — на 2,3%. Однако вызванный пандемией экономический кризис резко изменил этот тренд. По итогам марта инфляция в месячном выражении составила 0,6%, в годовом — выросла до 2,5%.

Изменение было во многом связано с резким ростом курса доллара. В последнюю неделю февраля доллар все еще стоил меньше 65 рублей. Но уже к концу марта курс скакнул до 78 рублей, временами превышая и 80-рублевую отметку. В этой ситуации неизбежными стали и ценовые колебания, благо что импорт остается важной частью потребительского рынка в России. Некоторые товары в связи с ажиотажным спросом и вовсе поднялись в цене в несколько раз или даже на порядок. В целом поставщики продуктов питания допускают рост закупочных цен до 20%. В той или иной степени это неизбежно скажется и на потребительских ценах.

Вопрос цены: приведет ли кризис к разгулу инфляции в России
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Угроза стремительного подъема цен настолько велика, что премьер-министр Михаил Мишустин одобрил идею создать механизм по ограничению цен на продукты. Однако такая мера в любом случае будет касаться определенного списка социально значимых товаров, в то время как остальные продолжат дорожать. Весь вопрос лишь в том, насколько они смогут возродить уже подзабытую в последнее время в стране угрозу инфляции.

Исторически вспышки инфляции в России хорошо коррелировали с экономическими кризисами. Так, в 1998 году индекс потребительских цен превысил 84%, тогда как в предыдущем он составил только 11%. В 2014 и 2015 годах, когда случился обвал на мировом нефтяном рынке, инфляция подскочила до 11,3 и 13% соответственно — против 6,5% в 2013 году.

Исключением стал разве что глобальный финансовый кризис 2008 года, когда рост цен оставался примерно в том же диапазоне, что и в период роста перед этим. В 2007 году потребительские цены выросли на 12%, а в 2008-м — на 13%. В посткризисном 2009-м инфляция и вовсе замедлилась до 8,8%, несмотря на существенное ослабление рубля.

По какому пути пойдут цены в России на этот раз? С одной стороны, экономика сталкивается с двойным шоком — со стороны спроса и со стороны предложения. Эти эффекты могут нивелировать друг друга. С другой стороны, существует множество факторов, оценить которые пока затруднительно (например, объем государственных расходов, нацеленных на борьбу с кризисом). «Известия» опросили экспертов на тему опасности нового инфляционного взрыва в российской экономике.

Вопрос цены: приведет ли кризис к разгулу инфляции в России
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Агарышев

Антон Табах, управляющий директор по макроэкономическому анализу и прогнозированию «Эксперт РА»:

— Не стоит ожидать ускорения инфляции до двузначного уровня. При кризисе, связанном с коллапсом спроса, не стоит ожидать слишком большого роста роста цен. Ослабление рубля на 10% прибавляет 1 процентный пункт к инфляции, а мы начали год с крайне низких 2,4%. ЦБ скорее обеспокоен рисками слишком низкой инфляции на фоне остановки экономики.

Иван Капустянский, финансовый консультант и эксперт по личным инвестициям:

— В резком ускорении продовольственной инфляции по большому счету виноваты сами граждане. Недобросовестные продавцы — это уже производная. Еще до объявления карантина граждане закупались продуктами, повышая спрос на товары и провоцируя краткосрочный дефицит. Этим тут же начали пользоваться продавцы, повышая цены на продукты питания. Например, по данным Росстата за несколько недель карантина гречка дорожала в среднем на 3% в неделю. За прошлую неделю инфляция выросла на 0,3%. Среди продовольственных товаров в авангарде роста снова гречневая крупа, а также яйца куриные и сахарный-песок. Учитывая текущую динамику, сохраняющееся чувство неопределенности у населения, а также недобросовестность продавцов, рост цен на продукты питания может продолжиться. По этой причине по отдельным товарам, таким как гречка, сахар, яйца, по итогу года инфляция вполне может превысить 10%.

В свою очередь, неоднозначно будет развиваться ситуация с непродовольственной инфляцией. С одной стороны, действительно, валюта выросла и цены должны пойти вверх. Однако есть и другая «сторона медали». Люди фактически теряют работу, у многих была сокращена заработная плата, доступ до кредитов банки ограничивают. Ряд кредитных организаций ужесточил скоринг к людям, работающим в наиболее пострадавших отраслях. Номинальная и реальная заработные платы пойдут вниз, отсюда будет падать спрос на все товары, кроме еды и вещей первой необходимости.

Вопрос цены: приведет ли кризис к разгулу инфляции в России
Фото: РИА Новости/Владимир Трефилов

Плюс ко всему бизнес из-за простоя сам несет огромные потери, как минимум постоянные издержки. Компаниям, чтобы выжить, придется давать скидки, а в отдельных случаях распродавать товары по бросовым ценам. Аналогичная история может быть на рынке недвижимости после завершения карантина. Таким образом, по отдельным товарам не исключена даже дефляция. А если посмотреть в целом, то этот процесс сильно ограничит рост непродовольственной инфляции. Доля же продовольственной инфляции в индексе потребительских цен составляет менее 50%, поэтому ожидать роста ИПЦ до двухзначных значений по итогу года не стоит.

Алексей Коренев, аналитик ГК «ФИНАМ»

— Правительство и Банк России проводят достаточно жесткую бюджетную и монетарную политику. Количество денежной массы находится под строгим контролем, и всё это на фоне снижающихся реальных располагаемых доходов населения. Иными словами, падающие доходы попросту не позволяют россиянам покупать больше (и дороже), вынуждая экономить, смещать свои покупательские приоритеты в экономсегмент. А это, в свою очередь, не позволяет ни производителям, ни продавцам товаров и услуг поднимать цены. Так что на динамику инфляции в ближайшее время будет давить сильнейшая дезинфляционная составляющая, вызванная снижением уровня потребления. И если государство не начнет печатать заметно больше рублей, то и инфляция просто физически не сможет уйти высоко вверх.

С другой стороны, в сложившихся условиях карантинных мер и экономического шока правительство вполне может пойти на экстренные меры стимулирования граждан, используя, в том числе и печатный станок. Но, полагаю, если дополнительная эмиссия рублей и будет наблюдаться, регулятор и профильные ведомства сделают всё возможное, чтобы абсорбировать излишки ликвидности, не позволяя им оказывать существенного воздействия на цены.

Сергей Коныгин, главный экономист Газпромбанка:

— Динамика цен будет возрастать за счет переноса ослабления курса рубля в инфляцию. По нашим оценкам, это займет 1–3 месяца. Мы оцениваем, что 25-процентное ослабление курса рубля добавит к росту цен 0,5–0,6 процентного пункта. Тем не менее этот эффект носит краткосрочный характер. В то время как падение спроса окажет обратный эффект, цены могу снизиться. По нашей оценке, рост цен не превысит 4% по итогам года. В этом сценарии мы не ожидаем каких то ограничительных мер со стороны правительства или ЦБ РФ.