Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Не очень-то и хотелось: почему Россия отвергла новое соглашение ОПЕК+
2020-03-06 22:09:22">
2020-03-06 22:09:22
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Саммит ОПЕК+ в Вене полностью провалился. Крупнейшим нефтедобывающим державам не удалось договориться о дополнительном снижении добычи ради поддержания цен. Решающей оказалась позиция России, которая не согласилась терять свою долю рынка в обмен на надежду увидеть более высокие цены. Данная несговорчивость может дорого обойтись некоторым мировым производителям, в том числе и индустрии сланцевой нефти США.

С начала года цена на нефть рухнула почти на 30%. 3 января марка Brent обновляла многомесячные максимумы на фоне убийства генерала КСИР Касема Сулеймани. А в конце первой недели марта рухнула к отметке в $45 за баррель без какой-либо надежды на рост. Фактором, перевернувшим доску на мировом нефтяном рынке, стала эпидемия коронавируса, приведшая к обвалу транспортной отрасли и резкому снижению спроса на углеводородное топливо сперва в Китае, а затем и других странах.

Еще месяц назад большинство стран-экспортеров были настроены довольно расслабленно. В обсуждениях по поводу регулирования предложения речь шла в лучшем случае о сохранении тех довольно низких квот, о которых договорились на предыдущем саммите в декабре (тогда целевой показатель производства сократили на 500 тыс. баррелей в сутки). Было немало сторонников эти квоты поднять, а о дополнительном снижении мало кто говорил всерьез. За несколько недель ситуация развернулась на 180 градусов.

Это заметно хотя бы уже по изменившимся прогнозам спроса на нефть в 2020 году. Еще в начале февраля стандартный прогноз ОПЕК составлял +1,2 млн баррелей в день к показателю 2019 года, и предсказание Международного энергетического агентства (МЭА) на уровне +900 тыс. баррелей выглядело пессимистическим. Теперь дело выглядит так, что будет неплохо, если потребление нефти в 2020-м вырастет хоть сколько-нибудь. Есть ожидания и снижения спроса, которое может произойти всего в четвертый раз за последние 40 лет. Скажем, инвестбанк Goldman Sachs прогнозирует падение потребления на 150 тыс. бочек в день, а консалтинговая группа FGE ожидает снижения сразу на 220 тыс. баррелей. Получается, что реальный спрос может оказаться примерно на полтора миллиона баррелей в день меньше, чем того ожидали стратеги нефтяной индустрии в начале года.

Не очень-то и хотелось: почему Россия отвергла новое соглашение ОПЕК+
Фото: Global Look Press/Jim West/imagebroker

В масштабах мирового рынка это очень много. В абсолютных цифрах — около 74 млн тонн в год, что примерно соответствует добыче таких нефтяных стран как Венесуэла или Норвегия. Между тем рынок может быть и так довольно сильно затоварен. Во второй половине прошлого года средние промышленные запасы нефти в странах ОЭСР превышали показатели 2015 года примерно на 200 млн баррелей. Новое сокращение добычи в декабре немного снизило давление на рынок, но принципиально проблему не решило.

Таким образом, у ОПЕК есть все основания беспокоиться по поводу цен на нефть в этого году и общего состояния рынка «черного золота». Не стоит удивляться, что на совещании 5 марта члены организации предложили жесткий вариант сокращения добычи — на полтора миллиона баррелей в день, как раз достаточно, чтобы компенсировать возможную недостачу спроса.

Для монархий Персидского залива мотивация понятна. Цены на нефть уже сейчас их не устраивают. Для Саудовской Аравии бездефицитный бюджет возможен при барреле не дешевле $75-80. Для Кувейта необходимый минимум составляет $54 за баррель, для эмиратов ОАЭ — около $60, для Омана — $75. По сути, нынешние цены более или менее подходят только Катару, который может сбалансировать бюджет при $47 за баррель. Странам ОПЕК за пределами Персидского залива и того хуже: если у арабских монархий есть хотя бы безразмерные запасы в сотни миллиардов и триллионы долларов, чтобы перекантоваться в трудное время, то Нигерия, Ангола, Алжир и другие добытчики ничем подобным не располагают. Именно поэтому ОПЕК была довольно единодушна в своем желании урезать производство нефти до необходимого минимума.

Не очень-то и хотелось: почему Россия отвергла новое соглашение ОПЕК+
Фото: Global Look Press/Jim West/imagebroker

Но есть и еще одна сторона, прямо выигрывавшая от успеха соглашения ОПЕК+. По иронии, ею являются именно те, кто и спровоцировал обвал на мировых нефтяных рынках, несколько лет назад вынудивший крупнейшие нефтяные державы сесть за стол переговоров и договариваться по-серьезному. Как пишет The Financial Times, американские сланцевые производители сейчас могут только молиться на ОПЕК.

— При цене нефти Brent в $50 за баррель или ниже добыча примерно половины запасов сланцевой нефти в США убыточна или балансирует на этой грани. А на нее в последние несколько лет приходился практически весь мировой прирост добычи нефти, — отметил в интервью «Известиям» аналитик Газпромбанка Кирилл Кононов.

За последние годы нефтяники США произвели настоящую революцию в своей индустрии, увеличив американскую нефтедобычу почти вдвое (12,3 млн баррелей в день в 2019 году). Однако произошло это за счет массированного привлечения сторонних средств, которые не всегда окупаются.

В последние годы возникло ощущение неуязвимости американской сланцевой отрасли. Во многом потому, что она с блеском вышла из ценового противостояния, устроенного с подачи Саудовской Аравии в 2015–2016 годах. Несмотря на жесткое падение цен, доходивших одно время до $30 за баррель, американцы выстояли, и в итоге саудовцы «моргнули первыми», пойдя на ограничение добычи. Но успеха им удалось добиться благодаря двум вещам: предельному сокращению издержек и ставке на самые высокопроизводительные месторождения, а также крайне дешевому и доступному кредиту. Сейчас оба резерва исчерпаны и, судя по всему, у американских нефтяников не получится удержаться в случае нового обвала цен или хотя бы фиксации их на уровне ниже $50 за баррель.

Не очень-то и хотелось: почему Россия отвергла новое соглашение ОПЕК+
Фото: Global Look Press/Christian Charisius/dpa

В целом, по оценке Кирилла Кононова, повышение цен нужно сейчас в той или иной степени почти всему нефтедобывающему миру. Помимо сланцевиков США и арабских стран, нуждающихся в балансировке бюджета, есть и другие игроки, которым тяжело выживать в нынешних условиях.

— Текущая цена нефти выглядит слишком низкой. Новые большие нефтяные проекты — добыча нефти с шельфа в Западном полушарии, сложная нефть на старых месторождениях и другие — также требуют более высоких цен на нефть, чем старые источники, — подчеркнул собеседник «Известий».

Как считает заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов, возрастающая волна банкротств американских нефтегазовых компаний является позитивным сигналом.

— Безусловно, само банкротство не означает прекращения добычи, но, как показывает опыт, банкротства в американской нефтянке приводят к сокращению добычи на наименее рентабельных участках. Не стоит оказывать слабым игрокам помощь за счет сильных игроков. Они ее не оценят. Для России же новое сокращение добычи было бы более трудным, чем предыдущее, так как потенциал статистической игры с газовым конденсатом представляется исчерпанным, — отметил эксперт

Есть серьезные основания полагать, что из многочисленных мировых производителей «черного золота» Россия находится в наименьшей опасности даже в случае продолжительного падения цен. Во-первых, благодаря «бюджетному правилу» государству достаточно цены в $42 за баррель, чтобы иметь бездефицитную казну. Во-вторых, если нефть снизится еще сильнее (до $30 за баррель), то имеющихся резервов, по оценке министра финансов Антона Силуанова, хватит еще на четыре года. Между тем российские компании весь прошлый год выражали активное неудовольствие участием в сделке ОПЕК+. Их владельцы и менеджмент считают, что теряют потребителя и уступают в конкуренции за рынки.

Не очень-то и хотелось: почему Россия отвергла новое соглашение ОПЕК+
Фото: Global Look Press/Roland Weihrauch/dpa

В последней, декабрьской версии соглашения ОПЕК+ Россия смогла отстоять принцип, при котором газоконденсат выводится за скобки при назначении целевых показателей снижения добычи. Для многих производителей это принципиальный момент. Тем не менее, даже так РФ стала одной из стран, не до конца выполнявших план снижения (по оценке Bloomberg, в январе добыча российских компаний снизилась, но это сокращение составило лишь 78% от требуемого). Российские нефтяники откровенно тяготятся ограничениями, и обещания роста цен в будущем их не удовлетворяют.

С другой стороны, есть краткосрочные угрозы, на которые нефтяные производители всё же должны дать солидарный ответ.

— Безусловно, снижать добычу не хочется никому, — размышляет аналитик ГК «Финам» Сергей Дроздов. — Однако в условиях падения спроса на нефть, вызванного опасениями замедления мировой экономики из-за коронавируса, другого выхода у стран ОПЕК+ попросту нет. Конечно же, можно оставить всё как есть, так как по заявлению российских официальных лиц наш бюджет устраивает и текущая цена. Правда, когда были сделаны данные заявления, «текущей ценой» была $50+ за баррель, а уже сегодня из-за затягивания принятия решения цена на эталонный сорт Brent вплотную приблизилась к отметке $47. И если РФ не присоединится к решению ОПЕК снизить добычу в диапазоне от 1 до 1,5 млн баррелей в сутки, спекулянты могут загнать цену на «черное золото» на уровни $40–45 за баррель.

В свою очередь, шеф-аналитик TeleTrade Петр Пушкарев считает, что основным производителям стоит меньше обращать внимания на шумиху.

Не очень-то и хотелось: почему Россия отвергла новое соглашение ОПЕК+
Фото: Global Look Press/Hauke-Christian Dittrich/dpa

— Дело даже не в том, что соглашаться на сокращение добычи невыгодно для России. По большому счету это невыгодно сейчас и остальным членам ОПЕК. Цены уже сегодня опускались в моменте до $47 за баррель, они скоро отскочат наверх вполне естественным путем. А добровольный отказ ОПЕК и ее союзников от далеко не лишнего проданного миллиона, или даже от полутора миллионов «бочек», ровным счетом ничего не даст и не изменит. Пользуясь раздутой информационной шумихой вокруг набившего всем оскомину «слова из 11 букв», и Россию, и страны Залива элементарно «разводят» на сокращение объемов, чтобы эту долю рынка временно заняли другие — американцы, канадцы или, например, бразильцы. Просто Саудовская Аравия и остальные участники картеля на это «ведутся», а Россия нет.

По словам Пушкарева, разумно бы выглядел компромиссный вариант соглашения, при котором Россия бы согласилась снизить добычу на 200–300 тыс. баррелей в день, тогда как ОПЕК бы пожертвовала 400–600 тыс. баррелей.

— Жизнь покажет, что это решение в общих интересах, нас потом за это вспомнят не только добрым словом, но и партнерскими проектами в высоких технологиях. А пока Россия к маю постепенно выйдет на выполнение компромиссных обязательств, тема обвала цен потеряет актуальность, и вентили можно будет откручивать уже обратно, — резюмировал аналитик.

Несмотря на срыв переговоров 5–6 марта, участники рынка всё-таки не теряют надежды вернуться к обсуждению условий нового соглашения в том или ином формате. Как заявил министр нефти Ирана Бижан Намдар-Зангане, рынку нужны новые ограничения на добычу нефти, но ОПЕК не будет делать этого без России. По его словам, в ближайшие недели должны пройти консультации между представителями всех стран в формате ОПЕК+. В целом же механизм соглашения о сокращении добычи нефти сохраняется, и это должно помешать ценам просесть слишком уж сильно.

Загрузка...