Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Как помирятся Эйфман с Фокиным: конфликт худруков близок к разрешению
2019-12-10 14:17:58">
2019-12-10 14:17:58
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Взволновавший общественность конфликт двух крупных институций — Александринки и Санкт-Петербургского театра балета Бориса Эйфмана — близок к разрешению. 3 февраля на александринской сцене труппа Эйфмана покажет спектакль «Роден», а на следующий день — «Эффект Пигмалиона». Таким образом, Театр балета откроет запланированный на 2020 год цикл показов, который ранее был под угрозой из-за несогласованности вопросов аренды. При участии заинтересованных сторон «Известия» выяснили причины спора и перспективы его окончательного урегулирования.

По словам худрука Театра балета Бориса Эйфмана, сегодня уже есть надежда на возобновление арендных отношений — на 3 и 4 февраля подписывается договор, Александринка ищет пять дней в своем очень плотном репетиционном графике. Худрук последней Валерий Фокин отметил, что ради этого театр пошел на изменение некоторых планов и договоренностей, и на 2020 год отдаст коллективу Эйфмана дни, «которые он хочет».

Не хотел бы вступать в какое-то обсуждение, тем более предъявлять какие-то обвинения, — резюмировал Валерий Фокин. — Ситуация похожа на то, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем? Гоголь — мой любимый писатель, но не до такой степени, чтобы уподобляться его персонажам.

Сцена из постановки Академического театра балета Бориса Эйфмана «Роден»

Сцена из постановки Академического театра балета Бориса Эйфмана «Роден» в Александринском театре в Санкт-Петербурге

Фото: РИА Новости/Алексей Даничев

В Министерстве культуры, в чьем подчинении находится Александринский театр, ситуацию, сложившуюся с арендой, сочли рабочей и не требующей стороннего вмешательства.

Александринка — репертуарный театр. Сцена занята под свои спектакли, — пояснили «Известиям» в ведомстве. — Когда она не занята, ее предоставляют в аренду. Театру Бориса Эйфмана был предложен график свободных дней. По каким-то из них с Александринкой договорились. По другим договариваются.

Письмо об экспансии

Началась ссора худруков с того, что ведущие артисты Александринского театра выразили протест против притязаний труппы Бориса Эйфмана на их сцену. Открытое письмо девяти актеров и Валерия Фокина, адресованное театральной общественности и государственным деятелям России появилось в социальных сетях 25 ноября. В нем говорилось, что Борис Эйфман добивается «эксклюзивного права на показ своих спектаклей на старейшей драматической сцене в России».

При этом, по словам авторов, театр многие годы предоставлял сцену коллегам из других коллективов. Артисты предположили, что Эйфман начал «экспансию» — то есть стал ультимативно диктовать график и условия своих выступлений, не сообразуясь с творческими и производственными задачами александринцев, а именно с репертуарным и гастрольным планом, графиком репетиций, выпуском новых спектаклей.

Художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин

Художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Валерий Фокин в беседе с «Известиями» назвал письмо актеров «правильным».

— Александринский театр имеет свое государственное задание, — отметил он. — Выпускает пять спектаклей в год. Репетирует, проводит фестиваль, готовит проекты. Поэтому я поддержал письмо актеров. Пока я работаю на этом месте, должен, как руководитель, защищать интересы театра.

Директор Александринского театра Ринат Досмухамедов в цифрах объяснил, с чем связано недовольство артистов. По его словам, из 365 дней в году — за вычетом отпуска, аренды, дней, когда монтируются декорации, — у александринцев остается только 180 дней на собственные спектакли.

Незаменимая Александринка

В ответ на письмо Борис Эйфман собрал пресс-конференцию, на которой сообщил, что представители Александринского театра не предоставляют даже положенных по договору с государством 20 представлений в год. В 2019 году его труппа выступала в Александринке лишь 17 раз. Между тем коллектив, известный во всем мире, хочет демонстрировать свои достижения не только за рубежом. В Петербурге имеются и другие площадки, пригодные для музыкально-театральных представлений, но Театру Бориса Эйфмана необходима именно александринская. Коллектив арендует ее уже 30 лет.

Репетиция балета Бориса Эйфмана «Up & Down»

Репетиция балета Бориса Эйфмана «Up & Down» по роману Фицджеральда «Ночь нежна» в Александринском театре

Фото: РИА Новости/Алексей Даничев

И в городе, и за его пределами знают, что мы выступаем в Александринском театре, и зритель приходит на нас сюда, — рассказал Борис Эйфман «Известиям». — Хотя буду честен: с точки зрения коммерции работа на данной площадке — очень невыгодная история. Раньше за аренду мы платили 750 тыс. рублей. Сейчас — миллион. Это только за то, чтобы открыть занавес. А ведь у нас большие расходы на рекламу, на рабочих, которых мы нанимаем, и так далее. Кроме того, за реализацию билетов с нас берут проценты. От доходов не остается практически ничего. Мы выполняем госзадание по галочкам. Что касается прибыли, то в какой-то степени мы работаем на Александринский театр. Но мы идем на это, потому что должны показывать спектакли в Петербурге.

Кроме того, хореограф считает, что, за исключением Мариинского театра, не сдающего свои площадки в аренду, александринская сцена единственная в городе позволяет показывать технически сложные спектакли без потери качества. В корректности этого утверждения усомнился Ринат Досмухамедов. Проблемы с декорациями, по его словам, могут быть. Но все декорации театра Эйфмана специалисты Александринского театра знают, потому что каждый раз их ставят. Они без проблем поместятся, например, в БДТ. Если хореографу необходима именно александринская площадка, то, полагает директор, ему стоит более внимательно и оперативно прислушиваться к предложениям партнеров.

По словам Рината Досмухамедова, решение о предоставлении сцены Театру балета Бориса Эйфмана было принято еще в августе-сентябре.

Театр балета просил 20 дней в году по 1 млн рублей за каждый спектакль, при том что наша ставка аренды на этот год — 1 млн 750 тыс., — заметил он. — Мы с этим согласились и в сентябре направили в Комитет по культуре Санкт-Петербурга официальное подтверждение. Однако из предложенных дней театр устроили только 15, и то не полностью.

Хореограф на это возразил, что девять из этих дней приходятся на самую невыгодную и сложную для продажи спектаклей часть сезона.

— Тем не менее мы с пониманием относимся к такой ситуации и принимаем эти даты, — согласился Борис Эйфман. — Что касается оставшихся пяти, мы предоставили свой календарь на год с огромным выбором дат, в которые труппа находится в Петербурге. Пожалуйста, дайте нам любые дни. Никаких особых условий вроде отмены репетиций или спектаклей Александринского театра эта просьба не предполагает. Мы просим дать нам какой-нибудь театральный выходной — например, понедельник. Но только не день, когда мы должны выступать в Париже или Нью-Йорке.

Борис Эйфман

Борис Эйфман

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Несмотря на все сложности, театр Бориса Эйфмана в любом случае находится в лучшем положении, чем другие петербургские театральные институции, считает Валерий Фокин. 20 спектаклей в году, по его мнению, это беспрецедентное количество. Ни один городской коллектив, который выступает в Александринке, столько не имеет. Кроме того, отмечает Фокин, финансовая ставка аренды Театру Эйфмана снижена почти на 50%.

Квартирный вопрос

Истоки нынешнего конфликта коренятся в квартирном вопросе. Театр Эйфмана своей сцены не имеет, хотя о строительстве Дворца танца для труппы было заявлено еще в начале нулевых. Несколько лет ушли на согласование правовых вопросов, и в 2009 году был объявлен международный конкурс на создание архитектурного проекта. Победителем стала голландская компания UN Studio, предложившая строить ультрасовременное здание. Его возведение планировалось к 2014 году. Дворец должен был стать частью квартала элитной недвижимости, расположенного в Петроградском районе — на участке между Биржевым и Тучковым мостами на берегу Малой Невы.

Однако осенью 2012 года принимается решение о строительстве там зданий для Верховного и Высшего арбитражных судов. Одновременно становится известно о сохранении в рамках новой концепции проекта Дворца танца. В 2013 году проектом Дворца занялся архитектор Максим Атаянц, чья мастерская выиграла конкурс на проектирование судебного квартала. В июне этого года архитектор объявил о начале строительства. Затем концепция вновь поменялась. Вместо судебного квартала возникла идея создания парка с театральным зданием. Таким образом, по последней версии, Дворец танца займет территорию от проспекта Добролюбова до Малой Невы и станет частью арт-парка. Архитектором нового проекта утвержден Сергей Чобан. Вместе с тем сроки окончания строительства Дворца постоянно откладываются. Сейчас, по словам Бориса Эйфмана, речь идет о конце 2021-го или начале 2022 года.

Здание Александринского театра в Санкт-Петербурге

Здание Александринского театра в Санкт-Петербурге

Фото: РИА Новости/Алексей Даничев

У меня нет предчувствия, что проект Дворца так и не будет реализован, — рассказал хореограф «Известиям». — Считаю, в конечном итоге здание возведут. Дело в другом: хотелось бы войти туда активно работающим художником, а не почетным пенсионером. И выстроить жизнь театра таким образом, чтобы он и без меня потом мог двигаться дальше…

Дворец танца должен стать логическим завершением балетного квартала на Петроградской стороне. Сначала там появилась Академия танца Бориса Эйфмана с интернатом для воспитанников, а затем, в ноябре нынешнего года, был открыт Детский балетный театр со зрительным залом на 500 мест.

Справка «Известий»

Александринский театр предоставляет свою сцену в аренду различным театральным коллективам примерно 50 дней в году. Еще 5–7 дней театр арендуют федеральные мероприятия. Коллективам муниципального подчинения площадка предоставляется по просьбе городских властей. Кроме Театра Бориса Эйфмана, в 2020 году Александринскую сцену будут арендовать фестиваль Dance Open, Театр балета им. Леонида Якобсона и фестиваль «Дягилев. Постскриптум».

Загрузка...