Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На днях открылся один из главных выставочных проектов этого сезона — «Авангард. Список № 1. К 100-летию Музея живописной культуры». В залах Новой Третьяковки мы попытались воссоздать экспозицию уникальной художественной институции, существовавшей в Москве с 1919 по 1929 год. В этом музее были собраны лучшие образцы отечественного авангарда, которые после его расформирования разошлись по разным коллекциям. Соединив эти произведения век спустя, мы поражаемся невероятной концентрации шедевров и заново открываем для себя многие аспекты истории отечественного искусства. И, мне кажется, сейчас тот момент, когда по-настоящему оценить это могут не только знатоки, но самая широкая российская публика.

Еще не так давно обычные зрители, не имевшие глубоких познаний в искусстве, воспринимали русский авангард со скепсисом — считали чуждым, непонятным, даже лишенным художественной ценности. Но буквально за пять лет ситуация изменилась: сегодня мы в Третьяковской галерее видим, что посетители смотрят шедевры Казимира Малевича, Ивана Клюна, Любови Поповой, Владимира Татлина уже совсем иными глазами. Что же произошло? Прежде всего авангард прочно занял свое место в общественном сознании и стал восприниматься как один из символов нашей страны — не только у зарубежной аудитории, которая всегда ценила это направление едва ли не больше всего остального российского искусства, но и у наших граждан.

Всё началось со знаменитой церемонии открытия Олимпийских игр в 2014 году. Образы супрематистов стали ключевыми в красочном шоу, поставленном на стадионе «Фишт» и показанном телеканалами по всему миру. В 2016 году мы сделали вместе с Московским метрополитеном проект «Интенсив ХХ», связанный с искусством XX века, и репродукции работ художников русского авангарда можно было увидеть в вагонах метро, на стенах, сводах и даже на полу пространства станции метро «Парк культуры», ближайшей к нашему зданию на Крымском Валу.

Потом было празднование 870-летия Москвы, и вся графика, визуальный стиль этого юбилея основывались на принципах художников русского авангарда. Наконец, к чемпионату мира по футболу в прошлом году был открыт терминал B аэропорта Шереметьево, и один из бизнес-залов в нём получил название «Кандинский», а общественные пространства были оформлены в духе Лазаря Лисицкого, Густава Клуциса, Александра Родченко и других выдающихся мастеров 1910–1920-х годов.

Таким образом, постепенно изменилась ситуация — не только наша конкретная, в музее, но общая. Хотя, думаю, наш вклад здесь немалый.

Сегодня мы прекрасно понимаем, что наследие русского авангарда — предмет национальной гордости. В этот период, пусть он был и очень короткий, Россия заняла лидирующее место в мировом художественном развитии. Да, выставка «Некто 1917», сделанная нами к 100-летию революции, продемонстрировала, что русский авангард был лишь частью всего художественного процесса, который тогда имел место. И открывшаяся сейчас в Москве экспозиция «Союз молодежи», ранее показанная в Петербурге, свидетельствует о том же: радикальные вещи, которые остались в истории искусства, составляли лишь часть художественного ландшафта тех лет. Поэтому представление о том, что авангард — это столбовая дорога, неправильное и требует корректировки. Но при этом интерес к нему только растет, что мы видим по посещаемости выставок, а восприятие становится более точным, дифференцированным.

Ну а мы, не переставая изучать и популяризировать это искусство, идем дальше и обращаемся уже к послевоенному авангарду, перекидывая мостик между эпохами. Не так давно мы сделали в Дохе выставку «Русский авангард: пионеры и наследники по прямой», сопоставив работы Родченко, Поповой и конструктивистов с произведениями шестидесятников Франциско Инфанте-Арана и Вячеслава Колейчука. Это прекрасно работает, и, думаю, мы эту идею будем развивать. Надеюсь, нам удастся сделать какую-то более масштабную версию этой выставки и показать, что не только арт-эксперименты 1910–1920-х годов имели международное значение, но и искусство первых лет оттепели в невероятно сжатые сроки встало рядом с самыми главными современными течениями европейского и мирового искусства. И это тоже момент истины и период, которым мы можем гордиться.

Автор — генеральный директор Третьяковской галереи

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...