Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Нью-йоркская мечта: Вуди Аллен снял фильм о нестойких американцах

Тимоти Шаламе, Эль Фаннинг и Селена Гомес сыграли в романтической мелодраме со скандальным оттенком
0
Фото: Вольга
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Поцелуи в Центральном парке под пасмурным небом, обволакивающий джаз 1940-х и меланхоличные поиски счастья... Из этих слагаемых состоит новый фильм Вуди Аллена «Дождливый день в Нью-Йорке», пролежавший на полке почти два года из-за очередного витка скандала Me Too, но теперь, наконец, дошедший до кинотеатров.

Мир этой трогательной и полной чисто вудиалленовского обаяния ленты, на первый взгляд, кажется несовместимым с агрессивной правозащитной истерией Голливуда. И удивительно слышать, что исполнители главных ролей — Тимоти Шаламе, Эль Фаннинг и Селена Гомес — после очередных обвинений в адрес режиссера отдали свои гонорары на благотворительность и дистанцировались от проекта, в котором все они так прекрасно раскрылись.

Но при ближайшем рассмотрении в самом сюжете картины можно усмотреть иронию над всеми сторонами этого «крестового похода», начавшегося с низвержения Харви Вайнштейна, а затем ударившего по карьерам многих актеров и режиссеров. Аллен — в их числе, даром что его внутрисемейная история (якобы имевшие место в начале 1990-х приставания к несовершеннолетней падчерице) не имеет отношения к злоупотреблениям в киноиндустрии.

Главные герои «Дождливого лета...» — студенты элитного колледжа: амбициозная, обаятельная провинциалка Эшли (Эль Фаннинг) и ее парень Гэтсби (Тимоти Шаламе) — умный, но несколько потерянный наследник богатой нью-йоркской семьи. Когда Эшли, практикующейся в студенческой газете, выпадает шанс взять на Манхэттене интервью у знаменитого кинорежиссера Роланда Полларда (Лив Шрайбер), Гэтсби решает воспользоваться этим и показать девушке любимый город. Но всё идет не по плану: режиссер, привлеченный красотой и непосредственностью Эшли, показывает ей свой новый фильм, а Гэтсби тем временем блуждает по дождливому Нью-Йорку и встречает Чен (Селена Гомес), дерзкую и циничную, но на самом деле такую же уязвимую и чужую в мире тщеславия, как он сам...

Эль Фаннинг уже не впервой играть наивную простушку, попавшую в водоворот шоу-бизнеса и покоряющую его пресыщенных героев своей чистотой и природным очарованием. Но если в «Неоновом демоне» Николаса Виндинга Рефна этот контраст был «взаправдашним» и акулы жестокой индустрии в буквальном смысле сжирали заплывшую к ним рыбешку, то в «Дождливом лете...» всё оптимистичнее, ироничнее и в то же время не всерьез.

Аллен, конечно, подтрунивает и над Поллардом, и над актером Франческо Вега (Диего Луна), которые наперегонки пытаются поскорее перевести знакомство с девицей в горизонтальную плоскость. Но в этом — о ужас! — нет осуждения. «Секс правит всем, даже экономикой» — восклицает еще один немолодой ухажер Эшли, сценарист Тед Давидофф. Его играет совершенно неузнаваемый Джуд Лоу, явно лепивший образ с самого Вуди Аллена. Фраза эта из его уст звучит как скрытый выпад в адрес всех нынешних борцов за нравственность, в первых рядах которых, кстати, сын бывшей супруги самого Аллена — именно он начал кампанию против Вайнштейна.

Не меньшую провокацию можно усмотреть и в образе героини Фаннинг, оказывающейся далеко не такой уж невинной и морально стойкой. Но и ее Аллен не обвиняет — скорее, со снисходительной улыбкой раскрывает те черты, которые описал в своих романах еще Теккерей.

И всё же главное здесь — не критика нравов, пусть и добродушная, а любовь. Причем не столько к противоположному полу, сколько к Нью-Йорку. И пусть этот мотив сегодня выглядит вторичным (хотя именно Аллен в свое время первый воспел «Большое яблоко» как самое романтичное место на Земле), он так же трогает, как 40 лет назад в «Энни Холл» и «Манхэттене». В конце концов, должно же что-то оставаться неизменным. И хочется верить, что голливудские бури пройдут, а хорошее кино будет жить.

Прямой эфир

Загрузка...