Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Дальше было еще страшнее: 20 лет теракту на улице Гурьянова
2019-09-06 15:09:48">
2019-09-06 15:09:48
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Подрыв жилых домов на улице Гурьянова в первые дни сентября 1999 года стал переломным для массового сознания россиян. Это был первый крупный теракт в столице, который показали по всем каналам. Всю страну облетели кадры разрушенного жилого дома, под завалами которого были погребены целые семьи. Едва ли после этого события остались равнодушные к сообщениям о вторжении бандформирований Шамиля Басаева и Хаттаба в Дагестан. Именно с этими событиями было связано жуткое преступление бандитов против мирного населения. О том, что происходило в те страшные дни, рассказывают «Известия».

Ночь на 9 сентября стала бессонной почти для всей страны. Мощный взрыв 350-килограммовой бомбы в тротиловом эквиваленте в одно мгновение превратил в руины жилую девятиэтажку. Там мирно спали или готовились ко сну простые люди. Государство и общество столкнулось тогда с целым рядом новых проблем, требующих незамедлительной реакции.

Эффект землетрясения

Для ветерана пожарной охраны, а, в недавнем прошлом, замглавы столичного управления МЧС и создателя Центра управления кризисными ситуациями Игоря Курякова, подрыв жилых домов на улице Гурьянова стал первым столкновением с последствиями теракта. Позже он же будет руководить спасателями после взрыва дома на Каширском шоссе, после терактов на станциях метро "Лубянка" и "Парк культуры". Но то, самое первое соприкосновение с ужасом массового убийства людей, он помнит очень отчетливо по сей день.

«Повезло, что не было крупного пожара»

Я тогда впервые столкнулся с ситуацией, когда погибло и пострадало столько людей. Я был в то время заместителем начальника управления по Южному административному округу столицы, отвечал за пожаротушение и ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций. Был и начальником штаба бригады, которая фактически охраняла пол-Москвы, в том числе ЮВАО, где случилась беда.

Террористический акт на улице Гурьянова 1999 год

9 сентября 1999 года. Террористический акт на улице Гурьянова. Спасатели на месте трагедии

Фото: ТАСС/Николай Малышев

Информация пришла ко мне моментально, срочно приехал к месту. Картина перед нами открылась ужасная — обрушились два подъезда 9-этажного жилого блочного дома. Местами было загорание, но крупного пожара там не было — это обстоятельство оставляло шанс людям, находившимся под завалами, выжить. Но из-под обломков шел дым. На месте уже работали первые прибывшие подразделения — это был аварийно-спасательный отряд №4, они были ближе всех. Ну и пожарные части.

«С 7-го, 8-го этажей людей снимали на веревках»

Ситуация с точки зрения организации спасательных работ была неординарная. В теории личный состав был готов к подобного рода ЧС, схожими с последствиями землетрясения. Но московский гарнизон с такими масштабными разрушениями никогда не сталкивался.

Была дана команда в первую очередь искать и спасать людей. Любым способом. На моих глазах снимали людей с помощью спасательной веревки с восьмого, седьмого этажей в тех частях здания, которые не обрушились. Эти люди оказались отрезанными от путей эвакуации.

Спасатели руками разгребали осколки железобетонных плит и доставали оттуда людей. Объявляли пятиминутную тишину по мегафонам, чтобы услышать крики о помощи.

Красный танк на завалах

Нам повезло, что незадолго до трагедии у нас оказалось современное гидравлическое оборудование и хорошие, передовые на то время, аварийно-спасательные инструменты и техника — город закупил. Быстро пригнали с нефтеперерабатывающего завода в Капотне тяжелую технику для разграждения железобетонных плит. А еще у нас на вооружении был, так называемый, танк. Выкрашенная в красный пожарный цвет боевая машина разгребала неподъемные осколки бетона, чтобы дать возможность машинам скорой помощи подъехать ближе. На месте, как я помню, было около 50 пожарных расчетов и 60 машин «скорой», а может и больше.

Спасатели на месте трагедии
Фото: ТАСС/Антон Денисов

«Многие застряли в лифтах»

Хорошо сработали тогда коммунальщики, Мосэнерго, Мосводопровод, Мослифта и другие службы города — они все принимали активное участие в спасении людей с первых минут. Например, многие жильцы оказались заблокированы в лифтовых кабинах (лифты отключились после взрыва) — спасатели Мослифта оперативно тогда смогли освободить всех людей.

«Охотничья собачка на моих глазах нашла человека»

Приехали кинологи с Центроспаса и спасатели из Жуковского с собаками, они помогали находить живых людей. Железобетонные плиты рушатся не плашмя, как карточный домик. Под ними всегда образовываются ниши, как шалаши, где есть возможность уцелеть человеку. Я на всю жизнь запомнил, как охотничья собачка, не помню, к сожалению, фамилию кинолога, на моих глазах указала место, где находился человек. Его извлекли, он был без сознания, но живой. Со временем, после трагедии было сформировано кинологическое подразделение в Пожарно-спасательном центре в Москве для спасения людей в подобных ситуациях.

Спасатели работают на месте трагедии

Террористический акт на улице Гурьянова. Спасатели работают на месте трагедии

Фото: ТАСС/Николай Малышев

«Люди рвались к завалам»

Откровением для меня тогда стало, как много людей пострадали психически из-за взрыва. Люди были шокированы. К завалам приезжали родственники. Нет слов передать то, что творилось с ними. Психологическая служба оказывала посильную помощь. Люди рвались к месту, хотели лично убедиться, узнать, посмотреть. Разумеется, к месту трагедии их не подпускали, было хорошо организовано оцепление милицией.

«Американское 11 сентября наступило у нас на два года раньше»

Сегодня каждый житель России знает, что такое угроза теракта, но так было не всегда. Даже после окончания первой Чеченской кампании большинство людей не имели почти никакого представления о радикальных исламистах, их целях и требованиях. Все изменилось в ночь на 9 сентября 1999 года, считает собеседник «Известий», имевший отношение к антитеррористической работе в те годы.

«Это преступление стало неожиданностью не только для людей, но и для спецслужб. Никто не ожидал, что целью террористов станут жилые дома. На протяжении очень длительного времени во всех отделах полиции невозможно было принимать звонки от граждан. Телефоны не умолкали даже ночью. Похожая реакция общества и паника позже наблюдалась и описывалась в США в 2001 году, после теракта в Нью-Йорке.

На месте трагедии
Фото: ТАСС/Роман Денисов

Американское 11 сентября наступило у нас на два года раньше. Люди подозревали даже своих соседей и просили приехать, проверить, не террористы ли они. В то же время люди самоорганизовались — в каждом дворе появились гражданские патрули, которые осматривали каждую машину, требовали документов у любого подозрительного человека и сами проверяли грузовики.

Статистика раскрываемости преступлений в этот период подскочила в разы — начали проверять каждый угол, каждый рынок, каждый багажник и попутно изымали оружие, наркотики. Были установлены и задержаны тысячи людей, находившиеся в розыске за различные преступления. Везде мерещились террористы», — рассказ свидетель тех событий «Известиям».

«В магазинах скупили все турпалатки»

Люди стали думать о «черном дне», началась настоящая продовольственная истерия.

«Многие скупали ящиками тушенку, сахар, крупы, как-будто к войне готовились. Я сам отправил детей за город и так сделали многие мои знакомые. Люди брали отпуска и уезжали из Москвы. Городские парки были заставлены палатками — многие боялись ночевать в квартирах. Купить палатку в магазине было невозможно — все раскупалось моментально.

Штаб помощи пострадавшим

Штаб помощи пострадавшим во время взрыва в жилом доме на улице Гурьянова в Москве, где распределяют вещи, продукты питания, жилье

Фото: РИА Новости/Александр Поляков

Серьезно пострадали владельцы бизнеса, которые арендовали или приобрели в собственность помещения на цокольных этажах зданий. Все помещения осматривались милицией и опечатывались. Нередко предприниматели нарушали пломбы, чтобы забрать свой товар и если кто-то видел вскрытую пломбу — начиналась истерия. Сложнее всего приходилось в то время сотрудникам правоохранительных органов — это был первый раз, когда их перевели на круглосуточный режим несения службы», — поделился воспоминания столичный журналист, пожелавший остаться неназванным.

По следам убийц

Сахар, опасный для жизни

В распоряжении «Известий» оказались служебные документы, позволяющие восстановить хронологию расследования теракта в первые дни.

Из материалов, собранных милицией, ФСБ и следователями прокуратуры, следует, что взрыв произошел в 23.59. Дьявольский механизм сработал на первом этаже 4-го подъезда дома №19. В качестве замедлителя были использованы электронные часы с таймером. Террористы и их пособники предварительно сняли складские помещения у фирмы «Делко-2», находившиеся на цокольном этаже здания.

Бандиты до мельчайших подробностей продумали легенду, благодаря которой им без привлечения внимания удалось завезти в столицу с Северного Кавказа тонны взрывчатки. Гексоген и тротил проникли в столичные подвалы в мешках из-под черкесского сахара.

мешок с сахаром
Фото: ТАСС/Виталий Тимкив

Помогали без задней мысли

Разматывать клубок преступления было крайне сложно. Архитекторы этого преступления предполагали, как будет идти расследование, и несколько раз пускали следователей по ложному пути. Кроме того, бандиты вслепую использовали водителей и кладовщиков, достоверно изображая из себя торговцев. Например, накануне завоза партии «сахара» в дом на Гурьянова они наняли людей, которые ходили по квартирам и составляли список тех, кто желает прикупить пару мешочков песочку подешевле. Так усыпили бдительность жильцов и общественников.

У бандподполья даже мешки были настоящими — руководитель одной из компаний в Карачаево-Черкессии взял в личное пользование специальную машинку по пошива мешков. Этого человека проверяли на причастность к преступлению, но доказать его умысел на пособничество террористам не смогли.

Сотрудник милиции опрашивает свидетелей 

Сотрудник милиции опрашивает свидетелей

Фото: ТАСС/Виктор Великжанин

Фигурировали в деле и нечистоплотные сотрудники полиции, которые вместо прямых своих обязанностей занимались коммерцией. По одной из версий, они сводили замаскированных под предпринимателей террористов и столичных кладовщиков. Их умысел на соучастие в преступлении не был установлен.

Силовики отмечали, что многие горожане искренне хотели помочь расследованию. Следствие продвинулось и смогло предотвратить ряд трагедий только благодаря тем, кто добровольно поделился информацией о предполагаемых преступниках, портреты которых крутили по телевизору. Всего поступило 678 значимых сигналов, связанных со взрывом.

Кисловодск-Москва

По официальной версии, основной груз тротила привезли из Кисловодска Николай Т. и Валерий С. Простые работяги, которым поручили доставить в столицу 380 мешков сахара. Груз они на свою фуру получили 4 сентября с двух «Камазов» со ставропольскими номерами. Погрузку осуществляли шесть человек. 5 сентября они были в Москве.

Здесь 7 сентября они отгрузили 221 мешок (около 4 тонн) в гаражный бокс на Краснодарской улице (16 сентября он был обнаружен сыщиками), а еще 59 мешков на «Зиле» (принадлежала 35 автокомбинату) у них забрал и отвез на улицу Гурьянова и Борисовские пруды другой водитель, который также не знал, что его используют в своих целях преступники.

Груз на Борисовских прудах (38 мешков взрывчатки массой около 2 тонн) успели отыскать оперативники, а саперы ФСБ остановили таймер. Взрыв должен был прогреметь 14 сентября.

Сапер

Сотрудник ФСБ осматривает сомнительный предмет во дворе одного из домов

Фото: ТАСС/Виталий Иванов

Специалисты выяснили, что взрывчатую смесь готовили на территории завода минеральных удобрений в Урус-Мартане ЧР (когда Урус-Мартан заняли федеральные войска, то на территории бывшего завода были найдены таймеры-замедлители, сделанные на базе электронных часов Casio). С этого завода 9 тонн смертоносного вещества и попали в Кисловодск на «Камазах». Сотрудник милиции Станислав Любичев помог террористам беспрепятственно пересечь блокпост между Чечней и Ставропольем и сопроводил груз до склада их сообщника за взятку. Позже он был осужден, но только за коррупцию.

Аммонит, алюминиевая пудра и селитра смешивались и упаковывались в мешки с надписью «Черкесский сахарный завод». Примерно такой же состав взрывчатого вещества был использован при взрывах в Буйнакске, предшествующем трагедии на Гурьянова, и при взрывах на Каширском шоссе 13-го сентября, и в Волгодонске 16-го сентября. Это обстоятельство также указывало на то, что преступления были совершены одной группой.

До сих пор в бегах

Фотокомпозиционный портрет и даже имя предполагаемого режиссера массового убийства невинных людей оказались у силовиков в первые дни после теракта. Бандит, который оформлял договоры аренды и подыскивал склады для взрывчатки, использовал документы прикрытия на имя Мухита Лайпанова. Паспорт был настоящим, но его владелец погиб в ДТП за несколько месяцев до взрыва в родном Ставрополье.

Установить личность реального подозреваемого помогла риелтор, к которой террорист обращался в августе, подыскивая помещения для смертоносного груза. Девушке предполагаемый преступник представился Маратом, но показал свой реальный паспорт на имя Ачемеза Гочияева. Она припомнила, что мужчине не понравился ни один из предложенных ею вариантов. Дело в том, что преступнику нужно было место, куда можно было проехать со МКАД, минуя посты ГИБДД. Тождество между фотопортретом предполагаемого преступника и жителем Карачаевска Гочияевым Ачемезом Шагобановичем помог следствию установить односельчанин.

Террорист Ачимез Гочияев

Террорист Ачимез Гочияев

Фото: youtube.com/Criminal Info

Потом спецслужбы установили ближайшую связь, как называют силовики лиц из окружения фигурантов, Гочияева — Дениса Сайтакова. Большую часть жизни этот человек прожил в Набережных челнах (Татарстан), но после того как всерьез увлекся радикальными религиозными течениями, переехал в Грозный. Он принимал непосредственное участие в преступлении. В частности, руководил разгрузкой взрывчатки на улице Гурьянова. Он же разбирался в подрывном деле.

Трагедия с открытым финалом

По сведениям спецслужб, Сайтаков был ликвидирован в Чечне. Его судьбу разделили еще два участника теракта — Хаким Абаев и Равиль Ахмяров. Арестованные в Грузии Юсуф Крымшамхалов и Адам Даккушев были экстрадированы и приговорены к пожизненному заключению. Были ликвидированы и другие соучастники теракта.

Цветы у памятного знака на месте взорванного дома №19

Цветы в день солидарности в борьбе с терроризмом у памятного знака на месте взорванного дома №19 на улице Гурьянова в Москве

Фото: РИА Новости/Алексей Куденко

Сам же Гочияев на сегодняшний день находится в международном розыске. В разные году поступала противоречивая информация о его судьбе. Сообщалось, что он получил крупную сумму от Хаттаба (от 500 тысяч до 2 млн долларов США) и скрылся с деньгами, не расплатившись с исполнителями. Якобы его видели после терактов на территории родной Карачаево-Черкессии, в Чечне. Последние данные десятилетней давности говорили о том, что он обосновался в Турции...

Хотелось бы закончить публикацию жизнеутверждающим финалом, но после трагедии на Гурьянова было только хуже. Не прошло и недели, как прогремел еще один взрыв по гурьяновскому сценарию — объектом атаки террористов вновь стал жилой дом. 124 жильца дома №6, корпус 3 на Каширском шоссе погибли под обломками бетона.

Затем террористы сменили тактику — в 2004-м году случилась трагедия в Беслане, в 2002 году — захват заложников в театральном центре на Дубровке. Позже — взрывы в столичном и петербургском метро, подрывы самолетов смертницами, взрывы в Волгограде. И лишь в последние годы ужас бессмысленных массовых убийств обходит нас стороной.

Загрузка...