Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«После вылета из Лиги Европы мы час молча сидели в раздевалке»

Защитник «Краснодара» Урош Спаич — о сложных моментах сезона, травме и новых партнерах
0
Фото: РИА Новости/Виталий Тимкив
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Прошлым летом футбольный клуб «Краснодар» покинул многолетний лидер — шведский защитник Андреас Гранквист. «Горожанам» было необходимо найти замену своему капитану. Надежды возлагались на приобретенного у «Андерлехта» Уроша Спаича. Однако на первых порах серб выглядел не столь уверенно. Со временем Урош адаптировался и становился всё надежнее. В итоге «Краснодар» оказался в тройке сильнейших по итогам прошлого розыгрыша РПЛ, а Спаич — в списке 33 лучших футболистов сезона по версии РФС. Во время предсезонного турнира «Кубок Париматч Премьер» «Известия» пообщались с 26-летним защитником. Он рассказал о самом сложном моменте в прошлом сезоне, подготовке к грядущему старту чемпионата и о том, с чем были связаны проблемы на старте карьеры в России.

— Перед этим сезоном РПЛ пауза очень короткая. Успели отдохнуть?

— Летом у тех, кто играет за сборные, практически всегда перерыв не особо длинный. Хотя у всех футболистов фактически имелось как минимум по 12–14 дней отдыха, так что было время перевести дух. Конечно, хотелось бы немного побольше, но что есть, то есть. Все понимают: до нового сезона остается совсем мало времени и нужно как можно лучше к нему подготовиться.

— Насколько «Краснодар» готов к сезону с учетом того, что появилось немало новичков, которые должны играть серьезную роль в клубе?

— Да, это очень важный момент. Наверное, в частности, из-за этого очень полезно, что на сборах мы встречались с командами из РПЛ, против которых будем играть в сезоне. Это должно помочь новичкам «Краснодара» быстрее адаптироваться. Безусловно, времени на подготовку очень мало, но мы стараемся сделать всё возможное, чтобы быть полностью готовыми к старту сезона. Думаю, в Австрии мы проделали серьезную работу. У тех, кто пополнил клуб этим летом, очень приличный уровень, так что, уверен, всё будет хорошо.

— Насколько сопоставимы потери «Краснодара» с приобретениями?

— Клуб покинули очень сильные игроки, но так бывает. Нужно идти дальше. Не могу сейчас судить о том, насколько сопоставимы потери и приобретения, это покажет только время. Уже в самом начале сезона у нас будет очень насыщенный календарь. Сначала нужно хорошо стартовать в РПЛ, а затем предстоит квалификация Лиги чемпионов. Это очень важно для нас. Так что нужно хорошо подготовиться. Все в клубе работают над тем, чтобы команду пополняли только футболисты самого высокого уровня.

— Казалось, что в прошлом сезоне «Краснодару» не всегда хватало глубины скамейки. Сейчас эта проблема решена или нужны еще покупки?

— В прошлом сезоне с этим были трудности. В «Краснодаре» много молодых игроков, но этого не всегда хватало. Если мы хотим биться за самые высокие места и чемпионство, то, конечно, скамейку нужно пополнять. Из-за этого мы потеряли много очков в прошлом сезоне. Думаю, в «Краснодаре» все видели это и знают о такой проблеме. Уверен, в клубе будут работать над этим.

— В первых матчах за «Краснодар» вас много критиковали...

— Да? Я этого не знал.

— Вас критиковали за ошибки в первой части сезона. Вы чувствовали какое-то давление?

— Я оказался в составе «Краснодара» сразу после чемпионата мира и, можно сказать, приехал травмированным. У меня были проблемы с голеностопом. Я сразу начал работать с медицинским штабом клуба и стал чувствовать себя лучше в физическом плане, поэтому быстро вернулся на поле. Да, мы не очень удачно стартовали в прошлом сезоне. Но не могу сказать, что я плохо начал в «Краснодаре».

— Почему вы не полностью залечили травму, прежде чем начать играть?

— Была очень непростая ситуация. Я получил травму после того, как подписал контракт с «Краснодаром», но еще до чемпионата мира. Было непонятно, смогу ли я поехать на турнир, но мне этого очень хотелось. В итоге я попал в состав сборной на мундиаль. После мирового первенства у меня было всего четыре дня отпуска, и я отправился на сборы «Краснодара» в Австрию. Там уже начались серьезные проблемы — после тренировок у меня образовался очень большой отек на больной ноге. Голеностоп был очень чувствителен. Например, если поле было жесткое, то травмированная нога крайне неприятно реагировала. Но в целом я не люблю говорить об этом, обычно держу эти моменты в себе. Об этом знали только я и клуб, больше никто. В итоге сделали операцию только после окончания первой части сезона — в декабре. Я стал чувствовать себя лучше, но фактически только сейчас ощущаю, что полностью восстановился от травмы. Так что в начале мне было очень тяжело.

— Почему вы все-таки не сделали операцию раньше?

— Когда раньше? Не было времени. Я только пришел в новый клуб, нужно было готовиться к сезону. Я не мог пропускать целый месяц. Зимой после операции три недели вообще не тренировался. Потом во время первого сбора работал индивидуально и только ко второму присоединился к команде.

— В первом круге некоторые команды считали вас слабым звеном в защите «Краснодара». Например, «Спартак» целенаправленно старался прессинговать через вас. Ощущали это?

— Нет, не ощущал. В том матче я сделал одну ошибку, но не из-за их прессинга. Просто сыграл слишком сложно в том эпизоде, где можно было всё сделать проще. Думаю, в целом это был хороший матч.

— Вас приглашали в клуб как замену Гранквисту. Вы не просматривали его матчи за «Краснодар», чтобы почерпнуть какие-то игровые моменты?

— Конечно, нет. Я вообще ни за кем не слежу. Раньше, когда был ребенком, мог наблюдать за кем-то из других футболистов, но сейчас сосредоточен только на своей игре. Знаю, что Гранквист долго играл за «Краснодар» и хорошо себя проявил. Все понимали, что его будет очень сложно заменить, но, если посмотреть на итоги прошлого сезона, думаю, мы проделали хорошую работу в защите. Заняли третье место, мало пропускали и много забивали. Это был исторический сезон для «Краснодара».

— От защитников в «Краснодаре» ждут еще и подключений к атаке, протаскивания мяча вплоть до чужой штрафной. Вы начали это делать только к концу сезона. Чувствуете, что прибавляете в этом, и есть ли требование чаще идти вперед?

— Я люблю ходить вперед, для меня это не проблема, и тренер об этом знает. Просто не всегда был физически готов для такого. Но если вижу возможность пойти вперед, то пользуюсь ей. В первую очередь моя задача, конечно, защищать свои ворота, а если есть возможность подключиться к атаке, то это большой плюс.

— Какой момент в прошлом сезоне был для вас самым сложным? Возможно, 11-матчевая серия без побед?

— В начале весны СМИ много писали о том, что «Краснодар» долго не выигрывал. Но мы играли против очень сильных команд: «Байера», «Валенсии». И в этих матчах мы выглядели неплохо, поэтому я не чувствовал тогда каких-то проблем. В раздевалке мы ощущали единство и собственную силу. Понимали, что в футболе бывают такие моменты, когда не можешь победить, даже если действительно играешь хорошо. Так что для меня, наверное, самым сложным было начало сезона.

— Весной вы вылетели из 1/8 финала Лиги Европы, пропустив решающий гол от «Валенсии» на последних минутах. Можете вспомнить, что ощущали в тот момент?

— Кстати, возможно, это и был самый сложный момент. В том матче всё было просто идеально: переполненный домашний стадион, невероятная поддержка болельщиков, а мы показывали очень хорошую игру против классной команды. Шапи (Сулейманов, нападающий «Краснодара». — «Известия») забил невероятный гол, но нам немного не хватило опыта. В концовке мы должны были просто встать назад и выбивать мячи, но пошли в быструю атаку. В итоге получили гол в свои ворота и вылетели. Тем не менее самое главное, что каждый год «Краснодар» поступательно движется вперед. Надеюсь, в следующем сезоне таких ошибок уже не будет. После матча было очень тяжело — мы молча просидели час в раздевалке, никто не мог сказать ни слова.

— А что главный тренер «Краснодара» Мурад Мусаев сказал после того матча?

— Ничего не говорил. Что он мог сказать? Что бы сказал ты?

— Мусаев — сильный мотиватор?

— Он серьезный человек, который перед каждым матчем говорит именно то, что нужно.

— В чем особенность Мусаева?

— Он очень молодой и амбициозный тренер. Мусаев постоянно работает, и у него есть свое видение игры команды. При этом он знает, как именно реализовать свои идеи на поле. Мне нравится, что он никогда не расслабляется. Даже когда мы побеждаем, Мусаев всегда максимально сконцентрирован.

— С сезона-2020/21 в РПЛ будет действовать заявочный лимит на легионеров (8 иностранцев + 17 россиян). Как относитесь к этому нововведению?

— Легионеры, которые приезжают в Россию, должны быть высокого уровня — это однозначно. Но на данный момент я не могу понять, как новый лимит повлияет на развитие РПЛ.

— А что думаете о возможном расширении лиги до 18 или 20 команд?

— Не думаю, что от увеличения лиги на две команды что-то глобально поменяется. Лично для меня плюс четыре матча за сезон ничего особо не изменят. С другой стороны, это может сократить зимнюю паузу, а в декабре и марте очень тяжело играть из-за климата. Возможно, расширение — это хорошо, а может быть, и плохо. Для тех команд, которые играют в еврокубках, лишние четыре матча в чемпионате могут стать серьезной нагрузкой, поэтому, думаю, лучше оставить 16 клубов.

— Сейчас много обсуждают и возможность проведения объединенного чемпионата с Белоруссией, Арменией, Казахстаном...

— Мне тяжело рассуждать на эту тему. Но думаю, что это будет сложно реализовать из-за слишком больших расстояний между странами и городами. Россия и так огромная страна.

Прямой эфир

Загрузка...