Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Площадь их несвободы: в Тбилиси начался бессрочный протест
2019-06-21 23:08:21">
2019-06-21 23:08:21
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На протесты в грузинской столице 21 июня вышли около 8 тыс. человек. Для Тбилиси, в котором проживает около миллиона, это самое массовое выступление за последние семь лет. Но в отличие от первого митинга 20 июня, в ходе которого полиция применила слезоточивый газ и резиновые пули, на втором царила атмосфера скорее вечеринки или большой деревенской свадьбы. Присутствующие разделились на мини-группы, фотографируясь с полицейскими и иногда запевая общим хором гимн и выкрикивая лозунг «Сакартвело» — самоназвание Грузии. Если бы не истошные призывы ораторов сместить правительство, со стороны можно было бы подумать — люди просто хорошо проводят время. Тем не менее, корреспонденту «Известий» еще никогда в жизни не было так страшно говорить на русском языке — каждый третий участник митинга держал в руках плакат с антироссийскими надписями.

Кто у меня сок покупать будет?

Пограничница в аэропорту Тбилиси спрашивает о цели моего визита в Грузию. Не желая усложнять процедуру, отвечаю дежурное — «туризм». Но тут же вдогонку спрашиваю — «а безопасно ли сейчас туристам в Грузии?». Сотрудница улыбается одними кончиками губ, разводит руками и признается — «ей не положено об этом говорить».

Две женщины беседуют в очереди за багажом, пока рядом носятся их дети.

— Ну и что, что протесты. Мне что теперь билеты, брони отменять? А деньги мне кто возвращать будет? Вот как начали, так и закончат. А я в центр пока соваться не буду, и всё, — уверяет сама себя одна из подруг. Вторая кивает в знак согласия.

Фото: РИА Новости/Рухкян

Мой таксист Гиго везет меня по улице Руставели, на часах три дня. Несмотря на то, что протест назначен на 19:00, на площади у грузинского парламента уже выставлены кордоны силовиков вкупе с машинами скорой помощи. И полицейские, и врачи откровенно скучают, уставившись в телефоны. Гиго признается, что еще с утра у здания парламента пахло газом так, что приходилось закрывать окна машины.

— Лучше пешком ходите, вечером все дороги перекроют, — по-свойски предупредил таксист. — А вот прямо здесь вчера стреляли, парню и девушке пуля в глаз попала, я сам видел. Хочешь видео покажу? — спрашивает меня Гиго и, не дожидаясь ответа, пытается включить телефон.

Пострадавшей девушке едва исполнилось 18, поясняет грузин, врачи всю ночь бились за сохранение глаза, но спасти зрачок, разорванный пулей, не удалось. Полицейского, виновного в трагедии, обнаружили достаточно быстро — всё же Грузия маленькая страна.

Но никаких последствий для него, как и для других его коллег, пока не наступило. Между тем, среди пострадавших в ходе демонстрации 20 июня — несколько сотен человек, в том числе, журналисты. Так, корреспондента Первого грузинского телеканала полицейские избили за отказ стереть отснятые материалы.

Фото: REUTERS/Irakli Gedenidze

— Конечно, правительственные очень нехорошо себя повели, что коммуниста посадили в кресло председателя парламента, — поясняет Гиго. — Это большая ошибка, мы такое не прощаем.

Видимо, услышав слова таксиста, буквально через несколько минут радиоприемник сообщил радостную, судя по реакции Гиго, новость — в отставку подал спикер парламента Ираклий Кобахидзе. Это было первым из требований протестующих на площади Свободы. Ушел и депутат Закария Куцнашвили, принимавший российскую делегацию.

И тут же на наших глазах две женщины свешивают с балкона простыню, на которой черными красками написано: Russia is occupant («Россия — оккупант»). Прохожие достают телефоны, некоторые причитают, иные начинают демонстративно хлопать в поддержку женщин.

— Но ты не бойся, русским в Грузии бояться нечего, — настаивает Гиго. — Вы же туристы, гости. Какой грузин обидит гостя?!

Тем не менее, атмосфера накалялась, и защита, предоставляемая статусом гостя, таяла на глазах. По пути к площади Свободы, мне встретилась молодая пара в футболках с надписью, аналогичной той, что была на простыне.

В сувенирной лавке на вопрос есть ли такая же антироссийская футболка, продавщица, едва отрывая ухо от телефона, чеканит: «нет».

Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова

И подчеркнуто: «К сожалению, нет».

Женщина преклонных лет, готовящая гранатовый сок в самом центре улицы Руставели, пытается меня переубедить.

— Ну какие вы нам враги, мы же братские народы. Это всё Саакашвиши брехню сеет, и президентша эта, — моя собеседница не стесняется в выражениях. — У меня невестка русская, сын в Москве. И я, я сок продаю кому? Русским. Если вы уедете и не будете у меня сок покупать, кто будет?

Но уже вечером 21 июня Владимир Путин подпишет указ, запрещающий российским авиакомпаниям РФ совершать полеты в Грузию. Очевидно, грузинский президент Саломе Зурабишвили не рассчитывала, что ее русофобская риторика и попытка выдать протесты за проделки Москвы доведут до подобного кризиса — уже можно сказать — глубочайшего в российско-грузинских отношениях с 2008 года.

Бессмысленный и беспощадный

Протест был назначен на семь часов вечера пятницы, однако люди начали собираться за два часа до начала. Четыре женщины старшего поколения встали у самых ступеней парламента и бурно что-то обсуждали на грузинском — русскую речь в эти дни в центре Тбилиси можно было услышать разве что в театре имени Грибоедова и в лавках экскурсоводов.

— Мы пришли, потому что правительство совершенно потеряло стыд. Мало того, что они русских пригласили и посадили в парламенте, так еще и стреляли по своим же, — возмущается одна из женщин, Ната.

— Вы не обижайтесь, пожалуйста. Против вас лично мы ничего не имеем. Вы, молодой человек, с нами по-русски говорите, мы уже бабушки, еще в советской школе учились. А с другими лучше не стоит — может плохо кончиться, сами видите, — предупреждает ее приятельница.

Митинг постепенно разрастается. Люди приходят семьями, приводят домашних животных. Пришли даже старенькие монахини из ближайшего монастыря. Выйти к протестующим обещал и митрополит Петре Цаава — разыскать его в толпе нам не удалось. Владыка присутствовал на митинге накануне, призвав полицейских прекратить насилие и поддержал протестующих.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Большая часть молодежи пришла на Руставели в марлевых повязках на лице — очевидно, на случай, если полиция вновь решит применить газ. Но на этот раз повязки и даже кем-то нацепленный противогаз смотрелись скорее как оружие сарказма — власти еще днем заявили, что препятствовать митингу не станут. Полиция сидела на гранитных бордюрах у парламента, охраняя лишь выход с площади и вход в здание. Но штурмовать его уже никто не собирался — вместо этого руководители общественного движения призвали население начать бессрочный протест и добиться отставки главы МВД Георгия Гахарии. Предположительно, именно он отдал накануне приказ стрелять в демонстрантов.

Протестующие вызывающе подходили к полицейским и, не снимая маски, просили прикурить. Особо смелые так и курили — через небольшую прорезь.

Главным же и наиболее зловещим символом протеста стала красная повязка на один глаз — в память о двух подростках, пострадавших накануне. Одна из девушек в такой повязке рассказала «Известиям», что пришла доказать полиции, что грузин пулями не напугать.

— Эта власть стреляет в своих людей. Мне всего 15 лет, но этого достаточно, чтобы понять что это беспредел. Я хочу, чтобы тот, кто отдал приказ стрелять, ушел в отставку, и я буду стоять здесь до конца, — признается девушка.

Ее подруга, представившаяся Нино, принципиально не говорит со мной по-русски. Но вопросы понимает. Наш диалог идет на смеси русского, английского и активной жестикуляции.

— Мы не против русских, вы здесь вообще не причем. Это наш протест против слабости наших властей, — подчеркивает девушка.

Правда президент Грузии утверждает другое. По словам Саломе Зурабишвили, раскол ее страны и общества никому не идет на руку, кроме Москвы. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал сложившуюся ситуацию «русофобской провокацией».

Фото: Global Look Press/Jürgen Heinrich

Судя по тому, что говорит бабушка нашей собеседницы — Нателла, дело тут совсем не в русских — это внутренний кризис.

— Я пришла проследить за тем, чтобы полиция не стреляла в моих внуков, когда они хотят свободно высказаться, — говорит она. — Это свободная страна, так и напишите у себя. Что это за власть такая, которая не слушает свой народ?

Спрашиваю, что написано на плакате у ее внучки — белый квадрат ватмана в руках девушки украшают алые грузинские буквы, оплетенные колючей проволокой. «Здесь написано: «Требуем свободу собраний, чтобы не повторилось как вчера, когда полицейские стреляли по моим друзьям, распыляли газ».

В момент, когда протестующие узнали о решении России прервать воздушное сообщение с Грузией, восстановленное лишь в 2012 году, над площадью повисло молчание. Но через некоторое время ораторы с трибуны начали скандировать очередное «Сакартвело», которое в этот раз почему-то звучало еще истеричнее и еще отчаяннее.

К 11 вечера протест и не думал завершаться — на площадь Свободы прибывали жители соседних городов, волонтеры начали раздавать сэндвичи и воду.

Справка «Известий»

Массовые акции протеста в столице Грузии начались 20 июня. Их спровоцировало открытие сессии Генассамблеи Межпарламентской ассамблеи православия, на котором российский делегат, депутат Госдумы Сергей Гаврилов сел в кресло спикера грузинского парламента.

Позже в центре Тбилиси начались демонстрации. Активисты скандировали антироссийские и патриотические лозунги, требовали отъезда российской делегации, а затем начали штурм здания парламента. Спецназ открыл по активистам стрельбу резиновыми пулями, полиция применила слезоточивый газ и водометы. По последним данным, пострадали 240 человек, один скончался в больнице.