Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Если лига расширится — рынок наших игроков просядет»

Генеральный директор «Уфы» Шамиль Газизов — о перспективах российских футболистов, набитых шишках и своем будущем в клубе
0
Фото: Спорт-Экспресс/Алексей Иванов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

За прошедший год футбольный клуб «Уфа» прошел путь от квалификации Лиги Европы до стыковых игр за сохранение прописки в РПЛ. Возможно, именно из-за такой интенсивности команда и надорвалась. Она большую часть сезона шла в нижней части турнирной таблицы, меняла тренеров и в итоге оказалась в переходных матчах. Там по сумме двух встреч башкирам удалось переиграть «Томь» (2:0; 0:1) и остаться в высшем дивизионе российского футбола. «Известия» пообщались с главным человеком в «Уфе», ее генеральным директором Шамилем Газизовым. Он рассказал о причинах спада, анонсировал рекордные продажи в истории клуба и высказался о возможных реформах в РПЛ.

— Какой главный урок вы вынесли из прошедшего сезона, который, наверное, получился самым сложным в истории клуба?

— Ну, я не скажу, что прошедший сезон был самым тяжелым. Наверное, таким был наш дебютный год в РПЛ (2014-й). Тогда мы были новичками и фактически каждый матч играли на выезде из-за реконструкции нашего стадиона в Уфе.

Прошедший же сезон просто дал определенную пищу для размышлений, мы набили шишки. И, наверное, нужно было вести себя жестче с некоторыми игроками, с которыми мы хотели прекратить отношения. Да и вообще много факторов сошлось в прошедшем чемпионате. Но это неоценимый опыт для нас. Только через такие сезоны и закаляются команды. Со дня основания «Уфы» мы всегда двигались вперед и улучшали наши показатели. Наверное, в какой-то момент этот спад должен был случиться. Хорошо, что мы завершили сезон, все-таки сохранив место в РПЛ.

— Был ли в этом сезоне момент отчаяния, когда вам казалось, что спасти ситуацию уже невозможно?

— У меня никогда не бывает отчаяния. Всегда понимаю, что есть какой-то выход. При этом не могу сказать, что мы в итоге полностью выправили ситуацию. Если бы мы миновали зону стыковых матчей, то я бы посчитал, что всё сложилось удачно. А так все-таки пришлось пройти серьезную нервотрепку в переходных матчах. Играть в них очень непросто, особенно с точки зрения психологии, гораздо сложнее, чем в том же Кубке России. Но футболисты и тренерский штаб — молодцы, справились.

— Как отнеслись к разговорам о том, что «Томи» по сути не нужен выход в РПЛ и они не особо будут упираться в стыковых матчах?

— Я просто смеялся над этим. Лить в уши такие разговоры — это один из способов борьбы. Нельзя было обращать внимание на это. Про нас тоже часто пишут много всего, что не соответствует действительности. Но, с другой стороны, футбол тем и интересен, что борьба ведется не только на футбольном поле, но и за его пределами.

— То, что команду за два месяца до окончания сезона возглавил Вадим Евсеев, стало ключевым моментом?

— Вадим Валентинович — молодец, справился с этим испытанием. Он принял команду в очень плохом психологическом состоянии. Ему удалось как-то наладить ситуацию. Я не могу сказать, что игра команды стала хорошей или плохой. Перед ним стояла задача остаться в РПЛ, и он ее выполнил. Значит, и решение назначить его было правильным. Естественно, он продолжит работать с командой, у него контракт еще на два года. Он молодой специалист, будем верить в его прогресс.

— При предыдущих наставниках Сергее Семаке и Дмитрии Кириченко в «Уфе» были штрафы за мат. Про Евсеева же известно, что он очень эмоциональный человек. При нем эти санкции отменили или он теперь сам платит штрафы?

— Евсеев так же, как и предыдущие наши тренеры, против мата. Но надо спросить у него самого, будет ли он продолжать штрафовать за нецензурную лексику. Точно могу сказать, что игроки нашей команды не косноязычные и стараются достойно вести себя на поле. Понятно, что всякое случается в футболе, это эмоциональный вид спорта. В то же время не могу сказать, что Вадим Валентинович очень резок в выражениях, нет, он очень аккуратен. Он был жестким футболистом, может быть, даже где-то агрессивным. Но как тренер он человек совершенно другого характера.

— Этим летом вы уже продали в «Локомотив» Дмитрия Живоглядова. Сколько «Уфе» нужно заработать на трансферах, чтобы спокойно прожить следующий сезон?

— Не могу сказать, что мы продаем футболистов ради выживания. Просто мы выбрали такую модель управления клубом: если кто-то делает предложение по нашему футболисту, то мы мы его обязательно рассматриваем. Если это предложение устраивает нас и игрока, мы всегда даем зеленый свет. Прямо сейчас идут переговоры по нескольким футболистам. Если на сегодняшний день мы продали только одного игрока, значит, по другим есть какие-то нюансы, которые не устраивают одну из сторон. Но у нас нет какой-то нормы или суммы, которую мы должны заработать на продажах, любой игрок может покинуть «Уфу» вплоть до последнего дня трансферного окна.

— Сейчас много слухов о будущем ваших игроков, и суммы фигурируют немаленькие. Может ли это трансферное окно стать рекордным по доходам с продаж?

— Это вполне возможно. Но если мы будем активны в продажах, то будем столь же активны и в покупках. Сейчас пытаемся привлечь в команду молодых российских игроков. Посмотрим, что из этого получится. Есть предпосылки хороших сделок, но этого может и не произойти.

— Вы специализируетесь на продаже россиян. Скоро может измениться лимит, возможно, клубам уже не понадобится так много качественных игроков из РФ. С другой стороны, в каждой команде будет больше отечественных футболистов в заявке. Исходя из этого, потенциальная корректировка лимита — это плюс или минус для «Уфы»?

— Ну, мы продаем не только россиян. Мы зарабатывали на трансфере украинца Александра Зинченко в «Манчестер Сити» и некоторых других иностранных игроках. Надеюсь, будут такие трансферы и этим летом. Что касается лимита, если он будет заявочным — восемь иностранцев и 17 россиян, то требования к легионерам будут заметно повышаться. То есть иностранный игрок, сидящий на скамейке, станет просто обузой для клуба. Таким образом, легионеры должны быть на голову сильнее россиян, чтобы попасть в команду. Не думаю, что для нас новый лимит станет проблемой. «Уфа» хочет выходить на европейский рынок, там все-таки денег больше и сам рынок гораздо активнее, чем у нас.

— Заявочный лимит обрушит цены на российских игроков?

— Конечно! И это хорошо. Упадут и зарплаты. А если лига еще и расширится до 18 команд, это реально приведет к тому, что рынок российских игроков просядет. То есть цены станут нормальными, европейскими. Футболисты будут получать те деньги, которые они бы могли зарабатывать, выступая в Европе. Возможно, чуть больше, но не в разы, как это происходит сейчас. Таким образом, расширение РПЛ и изменение лимита могут обрушить рынок.

— Вам не кажется, что это может привести к упадку в нашем футболе?

— Когда делаешь что-то новое, всегда вначале тяжело. Может быть определенный упадок, но потом точно станет лучше. Я с оптимизмом смотрю вперед. Нужно создать больше конкуренции. Сейчас многие российские игроки переоценены.

— Если говорить о расширении лиги, какая у вас позиция?

— Убежден, что нужно играть больше матчей. В этом сезоне «Уфа» провела около 40 официальных встреч с учетом Лиги Европы, РПЛ, Кубка и переходных матчей. Хорошо, если такое количество игр будет у каждой команды, тогда все будут в равных условиях. Тогда и игроки, и чемпионат будут прогрессировать. Надо повышать средний уровень лиги и интенсивность матчей. Ни одна тренировка не заменит игры.

— В начале весны у вас брали интервью и неожиданно спросили о возможности вашего ухода из клуба. Чем был обусловлен тот вопрос и имел ли он под собой основания?

— Я не знаю. Любой человек, который находится в футболе, всегда может уйти из клуба. Я такой же участник действий, как и все остальные. Произойти может все, что угодно. Например, меня могут пригласить в другой клуб.

— Но на данный момент предпосылок для вашего ухода из «Уфы» нет?

— Не знаю, всё может измениться в любую секунду.

Прямой эфир

Загрузка...