Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Сюжет:

«Стадионы не должны превращаться в рынки и памятники ЧМ»

Министр спорта РФ Павел Колобков — о наследии чемпионата мира, изменениях в российском футболе и соревнованиях по ГТО
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российскую премьер-лигу (РПЛ) пока рано расширять до 18 команд. Об этом в интервью «Известиям» на ПМЭФ заявил министр спорта РФ Павел Колобков. Необходимо понять, готовы ли регионы вкладывать больше денег в местные команды и стадионы. Глава спортивного ведомства также рассказал, когда арены ЧМ выйдут на самоокупаемость и зачем превращать сдачу комплекса ГТО в соревнование.

— Что вы думаете о возможных изменениях в календаре РПЛ?

— Несколько дней назад я прочитал об этой инициативе клубов. Пока это только инициатива, потому что календарь утверждает Российский футбольный союз (РФС). Если хотите узнать мое мнение, то у меня возникает много вопросов относительно расширения лиги. В первую очередь как будет соблюдаться спортивный принцип. Ведь каждый год две команды вылетают из высшего дивизиона, а две новые попадают в РПЛ из ФНЛ. Также для команд РПЛ есть определенные, высокие требования к стадиону, а будут ли новые клубы им соответствовать? А если у них нет такого стадиона? Они будут играть в другом городе или должны строить новый объект? Кто будет вкладывать в это деньги? Также есть высокие требования безопасности. Готовы ли сами регионы к тому, что их команда будет играть в РПЛ? Потому что это совершенно другие требования к финансированию, необходимо собрать конкурентоспособный состав, платить довольно высокие зарплаты футболистам. Это огромная работа, поэтому мне кажется, что пока рано расширять РПЛ. Мы можем расширить лигу, а по ходу сезона кто-то снимется из-за финансовых проблем. К чему это приведет? Так что этот вопрос нужно еще проработать. Конечно, мы обсудим инициативу с РФС, потому что именно они отвечают за развитие футбола.

— Еще один важный вопрос, который стоит на повестке дня, — лимит на легионеров в РПЛ. Вы за сохранение существующего ограничения (6+5 — в ходе матча в составе команды на поле одновременно могут находиться не более шести легионеров)?

— Уверен, что благодаря нынешнему лимиту наша сборная удачно выступила на чемпионате мира – 2018. А сейчас у главного тренера Станислава Черчесова появился выбор. У нас есть по несколько реальных кандидатов на каждую позицию в национальной команде. Если помните, до введения лимита мы не знали вообще, из каких спортсменов набирать сборную, потому что на всех ключевых позициях выступали иностранцы. К тому же этот вариант лимита позволяет в том числе создавать некую привлекательность для болельщиков. С одной стороны, легионеры повышают качество нашего футбола и конкурентоспособность на европейском уровне. С другой — наши игроки могут учиться у них, перенимать опыт.

— Клубы РПЛ с сезона-2020/21 хотят перейти на лимит в заявке на сезон. Это 25 футболистов, два из которых — собственные воспитанники и не более семи-восьми иностранцев. Что вы думаете об этом?

— Если речь идет о сезоне-2020/21, это довольно плавный переход. Но самое главное, чтобы российские игроки продолжали получать игровую практику и приносили результат, а не сидели на скамейке запасных. Ведь мы вкладываем большие деньги в детско-юношеские спортивные школы, в региональные центры. В систему подготовки спортивного резерва по футболу вовлечено порядка 400 тыс. человек. Мы хотим, чтобы наши игроки задавали тон в командах РПЛ. Потому что эти клубы, по сути, верхнее звено всей системы подготовки, которое заканчивается уже сборной. От массовости, от детско- юношеской школы, от первого этапа подготовки до высшего уровня. Поэтому, конечно, я в первую очередь заинтересован, чтобы как можно больше наших спортсменов, воспитанников наших школ, получали необходимую практику, чтобы достойно представлять национальную команду.

— Вы коснулись темы ЧМ-2018. Довольны выполнением программы наследия турнира?

— Первое — то, что мы уже сейчас видим, — увеличение зрительского интереса к матчам чемпионата России. Выросла посещаемость не только РПЛ, но и ФНЛ. Это и «Балтика» (Калининград), это и «Мордовия» (Саранск), и «Нижний Новгород». Средняя посещаемость последнего — около 20 тыс. человек. Да, пока мы продолжаем помогать в том числе с финансированием эксплуатации стадионов, но надо сказать, что в конце прошлого года мы разработали и утвердили со всеми субъектами бизнес-планы, которые рассчитаны на пять лет. За это время все стадионы должны выйти на уровень самоокупаемости.

— Есть риск, что сделать этого не получится?

— Давайте посмотрим. Можно каждый город рассматривать в отдельности. Например, Ростов-на-Дону. Стадион построен на левом берегу Дона, там сейчас нормальная дорожная инфраструктура, постепенно развивается спортивный кластер, вокруг этого места вообще начинается какая-то жизнь. Весь город развивается в сторону левого берега. Или Калининград, где стадион был построен на острове, который до ЧМ-2018 вообще никак не эксплуатировался. Сейчас же это место становится центром притяжения и спортивной, и культурной жизни. Поэтому есть механизм по привлечению финансирования, и не только за счет проведения спортивных мероприятий. Сейчас все заинтересованы в том, чтобы стадионы не простаивали, чтобы не превратились в рынки и памятники ЧМ-2018.

— Участие в Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ-2019) как-то помогло вам в плане договоренностей с потенциальными инвесторами?

— Министерство спорта — постоянный участник экономических форумов, мы обязательно организуем несколько сессий, посвященных экономике в нашей отрасли. Потому что я считаю: на современном этапе развития нужны экономические стимулы, привлечение частных инвестиций. Тогда будут эксплуатироваться спортивные сооружения, открываться частные фитнес-клубы. В этом залог развития нашей отрасли.

— Президент России Владимир Путин недавно заявил, что необходимо разработать стратегию развития спорта до 2030 года. Минспорт должен представить ее не позже октября следующего года. Как идет работа?

— Дело в том, что у нас сейчас утверждена стратегия до 2020 года. Там есть порядка 140 показателей, ключевой из которых — вовлеченность граждан в занятия спортом. Обеспеченность спортивными сооружениями, вопрос, связанный с инвестициями. Всё это выполняется. В 2020 году стратегия завершается, прекращает свое существование, и, конечно, мы будем думать о том, как работать до 2030-го. В новой стратегии будут вопросы, связанные с инвестициями в спорт, с привлечением частных компаний.

За эти годы многое было сделано, даже не в рамках стратегии. Была возвращена комплексная программа ГТО, над которой надо еще поработать.

— Оправдала ли себя эта программа?

— Я считаю, что оправдала, но сейчас, конечно, не так много людей, особенно старшего поколения, вовлечено в сдачу ГТО. Поэтому здесь должны быть стимулы для людей сдавать его и оценивать свое физическое состояние. Мы планируем ввести в комплекс ГТО спортивную составляющую. Всё-таки все люди хотят соревноваться и определять, кто лучше, кто сильнее. Поэтому самый главный критерий — это соревнование. Так же как и в профессиональном спорте.

— К 2024 году более половины населения страны необходимо вовлечь в регулярные занятия спортом. Это реально?

— Сейчас чуть меньше 40% населения занимается спортом. Это официальная статистика, которую мы проверяем. Конечно, добавить еще 15% будет не так просто. В основном это должно быть достигнуто за счет экономически активного населения. Также нельзя забывать про пенсионеров, потому что мы обязаны создать условия для всех категорий граждан.

Прямой эфир

Загрузка...