Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Сюжет:

«Эта цифра со страшной силой набегает и ужасает нас»

Детский омбудсмен Анна Кузнецова — о потерях, губительном равнодушии и хорошем примере
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Власти изучают, что именно влияет на решение мамы и папы о втором ребенке — без этого сложно выработать план по повышению рождаемости, заявила уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова в интервью МИЦ «Известия» на полях Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ). О том, почему мы теряем детей, чем страшны безответственность и равнодушие, а также чем может помочь бизнес в воспитании детей, читайте в материале.

— Как вы считаете, как обстоят дела с демографией в России и других странах?

— Я думала, что первое, что вы меня спросите, — что делает уполномоченный по правам ребенка на площадках экономического форума?

— Это должен был быть следующий вопрос.

— Когда меня пригласили, я сама пыталась ответить себе на этот вопрос. Я считаю, что несправедливо не говорить о детстве на площадках экономического форума и несправедливо интересоваться детьми только в тот период, когда они выбирают себе профессию. Лишь с этого момента профориентации, профессионального наставничества начинается разговор о них как экономически интересных субъектах.

На самом деле семья, дети — это потенциал страны, самый главный. Будут они, будет у нас всё. Будут талантливые руководители, будет развиваться экономика. Очень правильно, что здесь мы говорим о детях и говорим о демографии.

— А что с ней сейчас происходит?

— Тема демографии на пике дискуссии не только в России, во многих государствах — звучат с самых разных трибун вопросы снижения демографии, суммарного коэффициента рождаемости. Мы видим, что даже в таких относительно благополучных в этом направлении странах, как Франция, наблюдается тенденция снижения рождаемости. Недавно мы с ними разговаривали на эту тему, и они сокрушались, что с 2,6 они опустились до 1,9 коэффициента рождаемости.

В России в нацпроектах установлены коэффициенты, которых нужно достигнуть (в национальном проекте «Демография» говорится, что к 2024 году коэффициент рождаемости в России должен достичь 1,7; на конец 2018 года он оценивался в 1,6. — «Известия»). Порядка двух десятилетий подряд теме демографии уделяется много внимания.

Когда мы говорим о демографии, мы говорим обо всем — и про здравоохранение, и про дороги, и про экологию, и про школы. И, наверное, это справедливо. Но в рамках дискуссии, в том числе и в Уфе, когда мы собирались с уполномоченными по правам ребенка, я предложила выявить те факторы, которые влияют на принятие решения о рождении следующего ребенка. Именно их взять за основу. Мы уже провели переговоры. Я надеюсь, что в ближайшее время станет понятно, что же всё-таки нужно для папы и мамы, чтобы они решились на второго ребенка. Может быть, другие факторы влияют на решение о третьем ребенке, четвертом и так далее.

— В чем причина этих демографических потерь, о которых мы говорим? Почему мы теряем детей — рожденных и нерожденных?

— Вы задали тяжелый вопрос. Мы теряем рожденных детей — порядка 5 тыс. 2,7 тыс. гибнет только от рук преступников за год. Это я вам говорю статистику прошлого года. В 2018 году порядка 900 детей выпали из окон. Еще 500 детей мы потеряли в летний период. Эта цифра со страшной силой набегает и ужасает нас. Мы не можем уберечь наших детей, живых детей, что уж говорить о нерожденных, когда у нас более 500 тыс. абортов совершается.

Эти потери сопоставимы с той демографической задачей, которая ставится сегодня. Мы будем беречь детей, рожденных и нерожденных, и, может быть, найдем ответы на те демографические вопросы, которые ставятся сегодня на всех площадках.

— Понемногу они ведь уже решаются. В Госдуме приняли ваше предложение о включении ограничителей на окна в наборы для новорожденных.

— Я очень рада, что после пресс-конференции, которую мы с Леонидом Михайловичем Рошалем, президентом НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, провели на площадках «Известий», эту инициативу подхватили. Наша задача была простая: предложить инициативу, а дальше кто-то услышит, передаст — спасем хотя бы одного ребенка. Об этом услышит больше людей, и какое-то окошечко перед ребеночком закроется, и он останется жив.

Но очень важно, чтобы были системные решения. В Тюменской области эти заглушки начали распространять общественные организации. Совет отцов при уполномоченном по правам ребенка сделал это своей миссией. Стали просто ходить по домам, где есть маленькие дети, и показывать, как ограничители устанавливаются на окно. Такая простая веревочка может уберечь ребенка.

Самое главное, это формирует нужное сознание, целую систему заботы о детях. Нужно всегда быть в тонусе. Если маленькие дети рядом, любой взрослый, независимо от того, родитель он или по должности должен их защищать, лечить или учить, должен их беречь.

— Чтобы повысить рождаемость, государство стимулирует семьи выплатами, предоставляет льготы на жилье и так далее. А что может сделать бизнес?

— На форуме достаточно много велось разговоров о том, что может сделать бизнес. Как может развиваться корпоративная культура, чтобы сотрудникам было удобно и выгодно родить следующего ребенка, какие виды поддержки могут им оказываться. Это важные практики, которые должны быть тиражируемыми.

Есть, конечно, и традиционное участие бизнеса в благотворительной сфере. Поддержки различных проектов, в том числе инфраструктурных проектов благотворительности. Это тоже важная роль бизнеса. Не так давно мы участвовали в мероприятии организации, которая занимается поиском пропавших детей. Многих детей нашли благодаря техническим средствам, которые предоставляет бизнес-сообщество.

Нужно понимать, что сегодняшние бизнесмены — это бывшие дети, а сегодняшние дети — это руководители будущих корпораций и крупного бизнеса. И, конечно, очень важно, чтобы они росли в атмосфере социальной ориентированности.

— Недавно мы отмечали День защиты детей. Как вы считаете, от чего сейчас нужно защищать детей? Что мы можем сделать для этого?

— У меня есть заготовленный ответ на этот вопрос, потому что я его задаю себе очень часто. От чего защищать детей, с чем ты борешься — об этом я себя спрашиваю. Природа всех нарушений, которые я видела, уже на бумаге прописанных как нарушение законодательства, это всё-таки равнодушие и безответственность. Когда мы думаем, что кто-то другой за нас что-то должен сделать.

Мы недавно выявили колоссальные нарушения в детских домах, я недавно докладывала об этом президенту (в 13 регионах были выявлены серьезные нарушения, касающиеся, в частности, оказания медпомощи детям; подробнее об этом читайте в материале газеты «Известия»). От чего они? От безответственности, от равнодушия. Ребенок не встанет и не напишет жалобу, он никому не пожалуется, никогда не расскажет, что ему не сделали операцию вовремя. Но теперь расскажем об этом мы. Теперь узнают про каждого, чьи права были нарушены.

— Равнодушие ведь проблема не только всего общества, но и отдельных родителей? Вы как раз говорили о том, что не только государство должно заботиться о детях, но и родители. Как мама шестерых детей вы как никто другой знаете — как воспитать детей?

Очень просто — своим примером. Мы должны быть такими, какими хотим видеть наших детей. Конечно, у нас не всё получается, но мы стараемся, идем дальше. И наши дети тоже видят, как мы стараемся бороться с какими-то трудностями, что мы чего-то добиваемся. Пример — самый верный, самый точный способ воспитать наших детей.

И, конечно, хочется, чтобы наших детей окружало всё самое прекрасное. Всё самое лучшее, новое должно быть у наших детей, поэтому сегодня мы ведем переговоры с различными ведомствами о том, какие новации в сфере детства можно привнести. Например, такие темы, как социальный навигатор. Это инновация, которая нужна семьям с детьми, чтобы узнать вовремя о положенных льготах, пособиях, о том, где взять помощь, куда обратиться, чтобы не затягивался узел неблагополучия и мы потом не имели дело с трагической ситуацией.

Прямой эфир