Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Забытое старое: почему новый корпус СИЗО № 7 закрыт для заключенных

Члены ОНК Москвы выяснили, что арестованных содержат в камерах без вентиляции, хотя на ремонт изолятора потратили уже 42 млн
0
Фото: РИА Новости/Владимир Песня
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В августе прошлого года СМИ сообщили, что после реконструкции СИЗО № 7 Москвы вновь принимает заключенных. Члены ОНК Москвы Алексей Мельников и обозреватель «Известий» Борис Клин посетили изолятор, и обнаружили его в плачевном состоянии. При этом недостроенный новый корпус, спроектированный по западноевропейским стандартам, пустует, и когда он примет сидельцев — неизвестно. Об этом в интервью «Известиям» рассказал начальник УФСИН Москвы Сергей Мороз.

Строили, строили...

СИЗО №7 УФСИН Москвы расположен на окраине Москвы — среди огромной промзоны в Капотне. В 1952 году тут располагался лагпункт Курьянстроя МВД СССР, потом исправительная колония и лечебно-трудовой профилакторий для принудительного лечения алкоголиков. В 1992 году в бараках разместили СИЗО. Понятно, что за столько лет помещения изолятора пришли в негодность.

В конце 2015-го СИЗО был закрыт на реконструкцию. Заключенных и сотрудников охраны перевели в другие изоляторы. А в «семерке» начали строить новый корпус, спроектированный, как подчеркивали в УФСИН Москвы, по западноевропейским стандартам: на каждого заключенного не четыре квадратных метра, как предусмотрено российским нормативом, а целых семь.

В изоляторе, как рассказал членам ОНК исполняющий обязанности начальника СИЗО Олег Говоров, предусматривалась даже комната для хранения футбольных мячей. Однако изолятор так и не достроили.

Год назад СМИ сообщали о якобы имевших место хищениях: УФСИН Москвы эту информацию опровергало, но соглашалось с тем, что «в нарушение согласованного графика завершения работ по объекту взятые на себя обязательства в установленные сроки не исполнила». В ведомстве заявляли, что объект готов на 85%.

Возможные сроки ввода в эксплуатацию нового корпуса Олег Говоров назвать членам ОНК не смог.

— Неизвестно. Честно скажу, не знаю. Идет работа в этом направлении, но конкретных сроков нет, — сказал он. — Там надо экспертизу проводить — что сделано, что доделывать. Это довольно длительный процесс, думаю, не раньше конца следующего года он будет запущен, если будут выделены деньги, если всё будет хорошо.

Но один блок построенного здания всё-таки используется, и по нему можно судить о проекте в целом.

В новом помещении размещен хозотряд. Это «кубриковая» система — блок из нескольких двухместных комнат с общей душевой и санузлом. «Кубрики» небольшие, но уютные, и даже кровати там не тюремные — с настилом из сваренных стальных полос — а армейские, пружинные.

После реконструкции

И если для 43 осужденных из хозотряда условия для отбывания наказания созданы, то основной «спецконтингент» — подследственные, обвиняемые и подсудимые — располагается в двух старых корпусах, построенных в конце 50-х годов прошлого века. Сейчас в них содержатся 440 человек. И хотя у каждого есть свое спальное место, условия там далеки от нормальных.

— Дышать нечем, очень высокая влажность, — пожаловался членам ОНК один из заключенных.

Это действительно чувствуется даже за пять–семь минут нахождения в камере. Как пояснил руководитель СИЗО, вентиляция не работает во всем корпусе. На ее ремонт уже выделены средства, к июлю должны всё исправить.

По словам Олега Говорова, на ремонт старых корпусов уже потрачено 42 млн рублей. Более года назад, когда стало ясно, что нового корпуса в обозримом будущем в «семерке» не будет, в УФСИН решили провести «реконструкцию» старых. Ремонт сделали в кратчайшие сроки — за несколько месяцев.

13 августа ТАСС со ссылкой на пресс-службу УФСИН Москвы сообщил: «ранее действующий старый режимный корпус, в котором был произведен ремонт, уже начал принимать первых арестованных». При этом отмечалось, что «седьмой изолятор вновь стал принимать заключенных на фоне серьезного переполнения столичных СИЗО, на начало года при лимите в 8,6 тыс. мест содержалось более 10 тыс. заключенных под стражу, то есть почти на 20% выше лимита».

— В этой камере условия приемлемые, а вот в 204-й, где я раньше был, вода с потолка текла, — рассказал один из арестантов.

204-я камера расположена под душевой, весь потолок в следах протечек. Вода в присутствии членов ОНК не капала — возможно, потому, что душевой в тот момент не пользовались. В жилых домах уже начались плановые отключения горячей воды, и СИЗО — не исключение. К слову, члены ОНК неоднократно призывали установить в ИВС и СИЗО бойлеры на случай отключения горячей воды.

Представители ОНК обратили внимание, что в камерах «семерки» редко встречаются телевизоры и холодильники. По данным администрации, изолятор обеспечен этой техникой лишь на 20%. При этом далеко не в каждой камере работают радиоточки.

— Сидим вообще без информации, не знаем, что в мире делается, — посетовал один из заключенных, и администрация пообещала снабдить его ведомственными газетами.

СИЗО готов принимать бытовую технику в качестве благотворительной помощи, но в отличие от других столичных изоляторов, большинство заключенных «семерки» — люди не слишком обеспеченные. Надеяться на родственников, которые купят для передачи в изолятор телевизоры, приставки для приема цифрового сигнала и антенны с усилителями, не приходится. Впрочем, и там, где телевизоры есть, качество телесигнала низкое.

— Будем ставить вопрос об установке коллективной антенны, — пообещал руководитель изолятора.

И это — не все проблемы. В изоляторе нет стоматологического кабинета, и при необходимости заключенных везут в СИЗО №6. Сотрудников тоже не хватает — штат не укомплектован примерно на 25%. Дефицит работников испытывают и другие изоляторы Москвы, но тут накладывается еще и отсутствие своего общежития, а также географическая удаленность.

«Обеспечены индивидуальным спальным местом»

«Известия» попросили прокомментировать ситуацию в СИЗО №7 начальника УФСИН Москвы Сергея Мороза. По его словам, изолятор будет достроен, но назвать хотя бы примерные сроки сдачи СИЗО в эксплуатацию он затруднился.

— Почему пришлось ввести в эксплуатацию старые корпуса, которые, по мнению членов ОНК, изношены?

— Данные корпуса мы вводили в эксплуатацию, чтобы обеспечить всех индивидуальным спальным местом. И с начала 2019 года все заключенные, которые содержатся в изоляторах Москвы, обеспечены индивидуальным спальным местом. Это была наша цель, и мы ее достигли.

Корпуса, которые сейчас в этом СИЗО имеются и функционируют, соответствуют всем нормам и СНИПам, предусмотренным действующим законодательством. Если бы они не соответствовали, мы бы их не запустили в эксплуатацию. Если там на данный момент имеются какие-то неполадки — не работает радио, вентиляция, протечка кранов — мы проводим ремонтные работы в плановом порядке.

— Будет ли достраиваться новое здание и в какие сроки?

— Что касается новых корпусов, строительство в любом случае будет завершено. Степень готовности корпусов различная: от 90% до 99%. Но для завершения строительства нам необходимо пройти определенные процедуры. Есть строительные нормы проведения экспертиз, конкурсных процедур. Сроки их неконкретные, одна процедура, например, до трех месяцев — ее можно провести за две недели, а можно за три месяца, всё зависит от структур, с которыми мы взаимодействуем. Поэтому сейчас указать конкретный год или месяц ввода в эксплуатацию — это предоставить вам недостоверную информацию.

— На сколько мест рассчитано новое здание?

— Новое здание рассчитано на 402 места, и планируется реконструкция (старых корпусов — «Известия») на 500 мест, то есть изолятор будет почти на 1000 мест.

— То есть даже после ввода нового здания старые корпуса будут эксплуатироваться?

— Старые корпуса будут продолжать реконструироваться.

— Как решается проблема укомплектования штата сотрудников СИЗО?

— Мы привлекаем сотрудников из данного СИЗО и из других подразделений, необходимое число сотрудников для несения службы там имеется. Кадровая работа, чтобы укомплектовать штат, проводится по плану.

Прямой эфир

Загрузка...