Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Бодался теленок с дабом: последний релиз The Cranberries и крайний — Норы Джонс
2019-04-29 16:05:16">
2019-04-29 16:05:16
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В апреле музыкальная индустрия радовала едва ли не еженедельно — и даже компиляции старых песен знаменитостей (в наш обзор не вошедшие, но среди них The Rolling Stones, Питер Гейбриел и Джей Джей Кейл) в разгар весны открывали новые грани давно знакомых композиций. Не разочаровали, конечно, и полноценные новинки: от финального альбома The Cranberries (радость и печаль одновременно) до внезапно материализовавшегося с сольным материалом Олега Гаркуши из «АукцЫона» (радость в чистом виде). «Известия» напоминают о самых интересных альбомах апреля — для тех, кто почему-то забыл их послушать.

The Cranberries

In the End

Название альбома, ставшего для трагически погибшей год назад вокалистки Долорес О’Риордан посмертным, символично. Гитарист Ноэл Хоган официально подтвердил, что это финальная точка в истории The Cranberries; никакой клоунады в духе «Queen с Полом Роджерсом / Адамом Ламбертом», к счастью, не намечается. Впрочем, в отличие от других «посмертных» альбомов (благодаря нынешнему развитию техники звукозаписи редкий ранний трагический уход в мире шоу-бизнеса обходится ныне без такого) этот — полноценная работа, а не наспех сляпанная с целью «срубить бабла» на чувствах скорбящих фанатов поделка. Группа пригласила для работы Стивена Стрита, продюсировавшего их первые записи, и это вкупе с «сыроватым» качеством использованных вокальных демо Долорес придало песням ностальгическое сходство с теми, самыми первыми хитами The Cranberries. Строго говоря, и обложка с четырьмя детьми как бы намекает, что совершен полный оборот — и дальше колесо The Cranberries уже не двинется. Но когда осознаешь, насколько сильный материал вдруг опять начали писать ирландцы, становится вдвойне обидно за столь нелепый и ненужный уход О’Риордан. Открывающая альбом All Over Now наверняка займет почетное место во всех грядущих компиляциях лучших песен коллектива, а Summer Song неожиданным — и очень изысканным — способом цитирует фирменные гармонические ходы New Order.

Олег Гаркуша

23

Олег Гаркуша, бессменный фронтмен «АукцЫона», определенно умеет правильно выбирать компанию. Для работы над своим вторым сольником (предыдущий вышел еще в конце 1990-х) он не стал собирать предсказуемо унылую орду патриархов питерского рок-клуба (было бы в порядке вещей для иного героя русского рока), а предложил свои тексты 23-летнему вундеркинду из подмосковного Жуковского Антону Макарову. Молодой музыкант, еще в 2015-м удививший ценителей блюза собственным альбомом The Office Man, выступил и продюсером записи. У Макарова собственное и довольно неординарное чувство блюза, и ему удалось почти идеально уловить настроение текстов Гаркуши и вписать в свои лаконичные композиции речитативную манеру 58-летнего «аукцыоновца». В результате получилась не обычная и ожидаемая от «родившегося под колпаком» макабрическая клоунада, а что-то напоминающее панк-версию Брайана Ферри, хроники тихого безумия пожилого джентльмена из народа.

Norah Jones

Begin Again

Нора Джонс всегда казалась вашему рецензенту девушкой весьма одаренной, но невыносимо скучной — в самом деле, ну сколько можно кормить слушателей ресторанным как бы джазом, хотя бы и безукоризненно сыгранным и спетым? Слушатели, понятное дело, готовы сидеть на такой диете до морковкина заговенья, но не выдержала сама Нора — то ли заиграла кровь великого отца, ситариста Рави Шанкара, никогда не чуждавшегося экспериментов, то ли просто захотелось вырваться наконец из узких рамок коммерческого проекта. Новый альбом — это, собственно говоря, компиляция выпущенных Джонс в последние пару лет цифровых синглов плюс одна новая песня; собранные вместе они внезапно раскрыли талант певицы и пианистки с новой стороны. На альбоме всего семь композиций, но место нашлось и семидесятническому соул-джазу, и ненавязчивой электронике, и даже мрачному инди-блюзу почти в традиции Пи Джей Харви. Такая эклектика, когда-то вполне обычная для поп-сцены, сегодня слушается почти как откровение. Наверно, одна из самых приятных неожиданностей этой весны.

Marina

Love + Fear

Зачем уроженка Уэльса Марина Диамандис решила в прошлом году отбросить рок-н-ролльный хвостик «and the Diamonds» в своем профессиональном имени, она объясняет крайне сумбурно — поиски собственного «я» и всё такое. Впрочем, четвертый ее альбом, «Любовь + Страх», подсказывает, что поиски «я» увенчались успехом — хотя поиски в интернете на запрос Marina по-прежнему дают массу разных вариантов. Но страдания интернет-пользователей, похоже, интересуют Диамандис в меньшей степени, чем увлекательные эксперименты со звуком, которыми она продолжает заниматься с всевозрастающим успехом. Тут струнный квартет, там ритм-н-блюзовый бит, здесь вдруг неожиданная стадионная баллада на зависть Элтону Джону, а на песне Baby и вовсе реггейтон и исполнитель суперхита всех времен Despacito Луис Фонси в качестве партнера. Марина вновь продемонстрировала умение превратить современную поп-музыку в нечто удобоваримое и для слушателей, к новейшим трендам равнодушных, и вновь подтвердила свой статус одного из лучших авторов-песенников поколения 30-летних.

Dub Trio

The Shape of Dub to Come

И наконец, традиционная «музыка не для всех». Ожидающие услышать — исходя из названия группы и названия альбома — расслабленные растаманские песнопения будут, вероятно, жестоко разочарованы. Нью-йоркское трио вот уже почти два десятка лет изучает, во что можно превратить придуманный некогда Кингом Табби вариант реггей — с глубокой реверберацией, километровыми задержками и пещерным эхом. На этом, четвертом по счету, альбоме Dub Trio углубились в пучины «тяжелого металла»: первые три композиции звучат словно Black Sabbath пригласили в качестве ритм-секции Слая и Робби. Впрочем, дальше экспериментаторы несколько умиротворяются, но, хотя гитарный рев и уходит на второй план, никакой легкости бытия нам не обещают — даже инструментальная вещица Needles, начавшись с элегической гитары, завершается свирепым нойз-террором. Разве что камерная Forget My Name с вокалом Мешелл Ндегеочелло может несколько примирить традиционалистов с поклонниками экспериментов — впрочем, послушать этот альбом будет, несомненно, интересно и тем и другим.

Загрузка...