Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Фанк или пропал: русские народные, британская эклектика и норвежский стимпанк
2019-03-28 13:22:40">
2019-03-28 13:22:40
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Задумки делать подборку к 8 Марта у нас не было, но как-то само собой вышло: наиболее интересные новинки первого месяца весны спеты, сыграны и отчасти сочинены именно женщинами. Этно-электроника Zventa Sventana, ретрофутуризм Karen O & Danger Mouse, мультикультурная полистилистика Нилюфер Янья — и это еще не всё, что лучшая половина человечества предъявила поклонникам музыки в уходящем месяце. «Известия» напоминают о самых интересных альбомах марта — для тех, кто почему-то забыл их послушать.

Karen O & Danger Mouse

Lux Prima

Совместный проект суперпродюсера Брайна Бертона, более известного под псевдонимом Опасная Мышь — Danger Mouse — и вокалистки группы Yeah Yeah Yeahs Карен О — крайне изысканная и симпатичная экспедиция в прошлое, во времена соул-революции 1960-х. Сделанная, правда, вполне современными методами: «спекторовские» барабаны в песне Woman звучат так, словно аккомпанирующий состав из Детройта времен «черных пантер» волшебным образом поместили в недра нейросети, а духовые в Leonard’s Tongue напоминают какой-то воображаемый «надежды маленький оркестрик» с улиц Нового Орлеана — тоже воображаемого, конечно.

Очень уютная, непосредственная и сделанная на одном дыхании музыка — слушая, сразу понимаешь, что свои пять «Грэмми» работавший с Gorillaz, Аделью, Норой Джонс и Red Hot Chili Peppers Бертон получил не просто так. Карен О демонстрирует уникальное чувство материала и недюжинное вокальное дарование — она, если честно, вообще гораздо лучше без своих штатных инди-рокеров, а в сайд-проектах (можно вспомнить и ее кавер-версию зеппелиновской Immigrant Song, сделанную с Трентом Резнором и Аттикусом Россом для фильма «Девушка с татуировкой дракона»). Однозначно одна из лучших пластинок года.

Zventa Sventana

«Мужа дома нету»

Популярное телешоу «Голос» стало не то чтобы фабрикой звезд российской эстрады — с этим как раз, пожалуй, не очень — но отменной стартовой площадкой для талантливых музыкантов, которым иначе трудновато было бы пробиться сквозь стены «формата». Тина Кузнецова, голос проекта Zventa Sventana — тому отличный пример. Отменная джазовая певица, в середине нулевых она заинтересовалась русской народной музыкой и создала вместе с другой энтузиасткой, Аленой Романовой, Zventa Sventana. В дальнейшем она участвовала в «Голосе» — естественно, в команде Пелагеи, — а собственный проект на какое-то время пребывал в подвешенном состоянии.

Новая запись, однако, наглядно демонстрирует, что умение подать русский фольклор одновременно аутентично и современно Кузнецова не потеряла — скорее, напротив. Мелодическая архаика удачно сочетается с танцевальной электроникой (ответственный: Юрий Усачев из «Гостей из будущего» — продюсер, а по совместительству и муж); жаль только, что релиз, по нынешней моде, не тянет на традиционный альбом — всего шесть песен.

Nilüfer Yanya

Miss Universe

Юная жительница Лондона с трудновыговариваемым именем попала в зону внимания британской музыкальной прессы еще пару лет назад — уже первый ее мини-альбом Small Crimes демонстрировал и недюжинный авторский талант, и компетентность в аранжировках, и солидные вокальные данные. Судя по полноразмерному дебюту, времени Нилюфер зря не теряла — здесь перед нами уже не просто трогательная девушка с гитарой и ноутбуком, а зрелая и крайне изобретательная артистка со своим голосом и своим звуком. Втиснуть которую в жанровые рамки довольно сложно: в этих песнях органично и неожиданно сочетаются и карибские ритмы, и вокальная манера современного R&B, и «грязная» гитара совершенно в духе ранних работ Пи Джей Харви.

Своей озорной эклектикой Янья нарушает абсолютно все правила, предписанные древним каноном для удобства менеджеров музыкальных магазинов (или онлайн-сервисов — там тоже явно проблемы с каталогизацией Miss Universe). Слушать эти песни прежде всего интересно — а это в наше время уже немалое достоинство.

Lion Babe

Cosmic Wind

Развеселый дуэт из Нью-Йорка наконец-то собрался с силами и выпустил второй альбом — снова диско-фанк с элементами R&B, только еще более полированный и элегантный, чем на дебютном лонгплее, появившемся еще в 2016 году. Необязательная, но крайне приятная музыка, идеальный саундтрек хоть для танцев в пятницу вечером, хоть для расслабления в субботу утром.

Отвечающему за музыкальную часть Лукасу Гудману удалось найти звучание, адекватно соединяющее конец 1970-х годов с концом 2010-х, а Джиллиан Херви убедительно изображает диско-див эпохи «Студии 54» — и вокальной манерой, и визуально. Да и вообще на нее приятно посмотреть — кроме внешности, дочь первой черной Мисс Америки Ванессы Уильямс унаследовала мамин певческий талант (на счету Уильямс четыре хита в американском топ-10 и восемь сольных альбомов, один из которых, The Comfort Zone, разошелся двухмиллионным тиражом) и умение выбирать экстравагантные наряды для выступлений.

Maja S. K. Ratkje

Sult

Напоследок, как обычно, немного музыки не для всех. Выпускница Норвежской музыкальной академии и престижного парижского института IRCAM (и, кстати, ученица нашей великой соотечественницы Софии Губайдулиной) Майя Сольвейг Хьельструп Ратке вот уже два десятка лет умудряется быть в авангарде современной «серьезной» музыки. В ее портфолио — и неотрадиционалистские работы для голоса соло, и фри-джаз, и экспериментальная электроника, и самого радикального свойства нойз. Этот альбом, выросший из музыки Ратке для поставленного в Норвежском национальном театре балета по роману Гамсуна «Голод» (Sult в оригинале), всё же несколько необычен на фоне предыдущего творчества композитора.

Это архаичные по структуре и мелодике песни (роман Гамсуна вышел в 1890 году, и цикл Ратке служит вполне аутентичной иллюстрацией), почти романсы — местами Майя драматично модулирует, почти как настоящая шансонетка конца XIX столетия, а в другие моменты ее голос тонет в гуле аккомпанирующего инструмента. О котором стоит сказать особо: это древняя фисгармония, модифицированная под руководством Ратке — добавлены усилитель, ревербератор, металлические и пластиковые трубки, гитарные и басовые струны, бог знает, что еще, — если существует музыкальное воплощение модной стилистики стимпанк, то вот оно, перед нами.

Загрузка...