Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Между строк заключена энергия автора»
2019-02-28 15:50:53">
2019-02-28 15:50:53
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Драматург Рустам Ибрагимбеков, автор сценариев к фильмам «Белое солнце пустыни» и «Утомленные солнцем», рассказал «Известиям» о привилегиях старости, отрыве режиссера от автора и самом страшном грехе. Беседа состоялась в связи с премьерой на сцене театра Et Cetera. «Утро туманное» повествует о 70-летней актрисе, не желающей признавать свой возраст и восстающей против стереотипов общества. С этой темы обозреватель «Известий» и начал разговор.

Кинорежиссер и драматург Рустам Ибрагимбеков

Кинорежиссер и драматург Рустам Ибрагимбеков

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев

— Рустам Ибрагимович, что подтолкнуло вас поразмышлять через призму театра о людях старшего поколения?

— Художники в разных сферах искусства вдохновляются по-своему. Например, скульптор смотрит на глыбу мрамора и уже видит контуры того, что из нее можно высечь. У меня тоже своя особая природа творчества. Я похож на человека, который бродит по лесу и вдруг видит корягу. Он берет ее в руки, рассматривает, и она вызывает какие-то ассоциации.

Я существую в кругу волнующих меня проблем и тем. Когда только начинал писать, это была тема взаимоотношений человека со средой. Первые фильмы по моим сценариям так или иначе апеллируют к человеку, живущему в неком сообществе, навязывающем ему правила существования. Как в такой агрессивной среде сохранить свое я?

В «Белом солнце пустыни» героя гражданская война забросила на Восток и ему было необходимо попытаться остаться порядочным русским человеком. В «Южном городе» рассказывалось об азербайджанце, живущем на окраине бакинской улицы, где правила игры вынуждали его сурово наказать друга. В итоге герои договорились разыграть сцену, чтобы общество было удовлетворено. В «Повести о чекисте» разведчик вынужден подавлять в себе человеческие чувства, чтобы выполнить долг перед родиной. Долгие годы я не мог точно определить эту тему, а лишь интуитивно ее чувствовал. После написания «Утра туманного» я окончательно в ней утвердился.

Артист Анатолий Кузнецов в роли Сухова в фильме «Белое солнце пустыни» (режиссер Владимир Мотыль)

Артист Анатолий Кузнецов в роли Сухова в фильме «Белое солнце пустыни» (режиссер Владимир Мотыль)

Фото: РИА Новости

— И все же почему пьеса именно о пожилой актрисе?

— Многие годы знаком с одной замечательной актрисой, которой за 70. Она поразила меня своим стремлением оставаться молодой и жизнерадостной. Буквально наперекор всем. Это обстоятельство вызвало во мне эмоциональный отклик. Я, что называется, возбудился. Если автор не возбуждается, если в нем не возникает какого-то энергетически повышенного состояния, он ничего путного не напишет, потому что всё это будет от головы.

Рацио и владение ремеслом в нашем деле никогда не заменят живых эмоций. Даже в наивном сочинении, если оно написано от души, между строк заключена энергия автора. Это как в любви: есть умелый любовник, давно утративший свою сексуальную энергию и заменяющий ее опытом. И есть простой, наивный человек, обуреваемый чувствами и страстями. Герои, события, атмосфера должны совпадать с твоим внутренним состоянием, и тогда резко возрастает амплитуда твоих чувств.

— Догадываюсь, что вы не раскроете имя актрисы, вдохновившей вас на написание пьесы?

— Ну конечно, о чем разговор?!

— Хорошо, а можете описать ее так, чтобы мы могли представить определенный круг актрис и гадать, кто же она?

— Давайте поступим проще: я вам назову несколько имен, а дальше вы уже сами будете решать. Итак, Люся Гурченко, Ирина Мирошниченко, Людмила Максакова.

Кинодраматург, кинорежиссёр и писатель Рустам Ибрагимбеков на церемонии вручения ежегодной Международной кинематографической премии «Восток - Запад. Золотая арка» в Центре оперного пения Галины Вишневской

Кинодраматург, кинорежиссер и писатель Рустам Ибрагимбеков на церемонии вручения ежегодной международной кинематографической премии «Восток–Запад. Золотая арка» в Центре оперного пения Галины Вишневской

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев

— Советский кинематограф и театр довольно часто обращались к теме старшего поколения. Сегодня можно по пальцам пересчитать спектакли, посвященные проблемам стариков. Почему?

— Да, были знаменитые спектакли «Соло для часов с боем» во МХАТе в постановке Олега Ефремова, «Дальше — тишина...» с Фаиной Раневской и Ростиславом Пляттом в Театре Моссовета. Много было таких спектаклей. Да и сейчас, думаю, всё есть. Просто общее состояние нашей цивилизации становится всё хуже. Доминирует тенденция разрушения всего традиционного и привычного.

Говорят, что сегодня нет хорошей драматургии, в том числе обращенной к проблемам старшего поколения. Да ее полно! Но сегодняшняя режиссура исходит не из материала, а демонстрирует свои открытия, достижения, видение мира. Вот в чем беда. Когда писатель отрывается от жизни, он начинает повторяться. Когда режиссер отрывается от автора, это приводит к тем же последствиям.

У режиссеров нет попытки обратиться через автора к душе зрителя, вызвать сопереживание. Это даже считается дурным тоном. Я осознанно поставил свой спектакль вопреки тенденциям, которые сегодня наметились. Есть великие традиции русского театра и драматургии, которые построены на сопереживании человеку. Им я и стараюсь следовать.

Маргарита Терехова в роли Люси (слева) и Фаина Раневская в роли Роды в сцене из спектакля по пьесе Вина Дельмара «Дальше - тишина». Государственный академический театр имени Моссовета

Маргарита Терехова в роли Люси (слева) и Фаина Раневская в роли Роды в сцене из спектакля по пьесе Вина Дельмара «Дальше — тишина». Государственный академический театр имени Моссовета

Фото: РИА Новости/Александр Гладштейн

— Недавно вы отметили 80-летие. А помните свой самый яркий день рождения?

— С возрастом я всё чаще думаю о том, что многие близкие мне люди ушли. Столько за эти годы было потерь, что просто слов нет. И мне становится немного стыдно, неловко. Я себе постоянно говорю: «Угомонись, Рустам, перестань ты справлять эти дни рождения». Но дело еще в том, что меня приучила к этому мама. Родители никогда не справляли свои праздники. Однако всегда устраивали их для меня и брата. А чтобы вы понимали, какое это было время, добавлю, что я ходил в школу в сандалиях с оторванной подошвой, перемотанной медной проволокой. А на мой день рождения мама каждый раз готовила наполеон, глинтвейн, иногда утку, собирала моих друзей — голодную бакинскую шпану…

Очень интересно отпраздновали мое 60-летие в Доме кино. Приехали человек 30 друзей из Баку — совершенно простые люди, пришло большое количество знаменитых москвичей — Андрей Смирнов, Никита Михалков, Элем Климов и другие. Тамадой стал мой друг-саксофонист из Баку по кличке Глыба. Он весил 160 кг, был высок и картавил. Именитые гости смотрели на него снисходительно: мол, что он там может?! А Глыба взял вилку и сказал: «Если бы эта вилка была пером, а Каспийское море — чернильницей, то не хватило бы чернил в море, чтобы описать наши чувства к Рустаму». Все просто грохнули от смеха, грань между гостями из разных миров стерлась.

Председатель Конфедерации Союзов кинематографистов Рустам Ибрагимбеков на премьере фильма «Холодное танго» режиссера Павла Чухрая

Председатель Конфедерации союзов кинематографистов Рустам Ибрагимбеков на премьере фильма «Холодное танго» режиссера Павла Чухрая

Фото: ТАСС/Александр Щербак

— Да, время летит поразительно быстро: кажется, еще вчера бегал ребенком в рваных сандалиях, а сегодня — именитый драматург…

Молодость достается каждому, старость — это привилегия. Не каждый может ее получить. Надо уметь наслаждаться своим возрастом. Старость дает огромные дополнительные возможности, освобождает от суеты. Как говорил один мой товарищ, наконец-то я импотент и могу жить спокойной сосредоточенной жизнью. Хотя я с ним не до конца согласен. В моей пьесе «Утро туманное» героиня спрашивает у своего одноклассника: ты еще спишь с женщинами? На что он отвечает: «Теоретически да».

— Вам удается наслаждаться привилегиями возраста?

— Конечно! Есть такое замечательное слово: «сам!». Мой хороший товарищ, замечательный актер Кахи Кавсадзе, сыгравший Абдуллу в «Белом солнце пустыни», как-то во время застолья сказал (он тогда только выписался из больницы): «Сегодня утром я сам встал, сам оделся, сам сходил в туалет и сам приехал сюда. Так выпьем же за слово «сам»!» Убежден, что пока человек в состоянии многое делать сам, он не имеет права не получать удовольствия от жизни.

Другое дело, что есть огромное количество людей, которые несчастны с рождения. Это люди, злоупотребляющие унынием, а оно, как мне кажется, один из самых страшных грехов. Уныние почти всегда связано с гордыней. Человек ощущает, что ему недодали, он что-то где-то недополучил: от природы, родителей, Бога, от начальника на работе, государства и так далее.

Рустам Ибрагимбеков, писатель, киносценарист, драматург, режиссер и постановщик спектакля «Утро туманное» в московском театре Et Cetera

Рустам Ибрагимбеков, писатель, киносценарист, драматург, режиссер и постановщик спектакля «Утро туманное» в московском театре Et Cetera

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко

— Но человеку в принципе свойственно в определенные моменты жизни предаваться унынию.

— Когда человек испытывает апатию ко всему, то он по большому счету и не живет. Ему говоришь: «Смотри, весна скоро!», а в ответ слышишь: «Это же слякоть будет, дожди...» У таких людей, что самое интересное, обычно есть хронические заболевания. Думаю, умение принимать жизнь и радоваться — это большой талант, такой же, как писать стихи или картины. Другое дело, что подавляющее большинство вынуждено тратить самое ценное, что у них есть — годы жизни, — на добывание куска хлеба.

Вообще любая жизнь — это поражение, так как она заканчивается смертью. Я даже написал сейчас эссе «Успешное поражение». Можно ли это поражение сделать более или менее позитивным? Для одних успех — это власть, для других — деньги, семья, карьера…

— А для вас?

— Для меня главное — жить интересно и получать удовольствие от самых простых вещей: хорошей еды, общения с друзьями, погоды… Конфуций сказал: «Выбери себе ремесло по душе и ты никогда не будешь работать». Нам с братом (писатель Максуд Ибрагимбеков. — «Известия») повезло: мы делаем то, что нравится, и нам еще за это деньги платят. Точнее, платили…

Справка «Известий»

Рустам Ибрагимбеков — автор 15 пьес, поставленных более чем в 100 театрах мира. Автор 44 сценариев к фильмам, в их числе «Белое солнце пустыни», «Сибирский цирюльник», «Утомленные солнцем». Лауреат государственных премий СССР, России и Азербайджана.