Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Послание президента Федеральному собранию в этот раз, как и в прошлом году, по большей части касалось внутренней проблематики. И это более чем оправдано. Ведь всё, включая внешнюю политику в ее тесном переплетении с оборонной составляющей, должно быть подчинено целям и задачам внутреннего развития страны. Этот непреложный факт президент всячески подчеркивал. Прямо и косвенно. Внешнеполитическая часть послания отчасти носила как бы «вынужденный» характер. Глава государства даже откровенно посетовал на то, что вообще приходится «тратить время» на ее обсуждение. Однако буквально сразу же дал понять, что без этого просто не обойтись.

В условиях неумолимого демонтажа сложившейся за последние десятилетия договорно-правовой базы международной безопасности и критического повышения уровня непредсказуемости на внешней арене Россия просто не может позволить себе роскошь замкнуться на решении сугубо внутренних проблем. Формирующиеся по периметру границ помимо нашей воли обстоятельства диктуют нашей стране необходимость сосредотачивать значительные ресурсы для защиты от внешних посягательств. «Россия не может быть государством, если она не будет суверенной. Некоторые страны могут, Россия нет», — президент сформулировал национальное кредо в режиме почти рутинной констатации очевидных фактов. Ведь все мы прекрасно понимаем: суверенитет нашей страны — насущнейшая необходимость, а не некое «опционное» решение.

Тем не менее даже при совершенно явном желании граждан жить в сильном, способном постоять за себя государстве в современном российском обществе нет запроса на чрезмерный милитаризм и бряцание оружием. В унисон с такими настроениями граждан России звучат тезисы президента об «ответном, оборонительном характере» российской военной стратегии, «незаинтересованности в конфронтации» с Западом и последовательной нацеленности на «укрепление доверия, борьбу с общими для всего мира угрозами, расширение сотрудничества». Непосредственно к российскому обществу обращен крайне важный посыл о том, что наработанные при создании оружия нового поколения «кадры, знания, компетенции и материалы» будут теперь использованы «в интересах гражданских сфер».

И ведь нам теперь действительно есть что использовать. Во всех смыслах передовые системы «Авангард», «Сармат», «Пересвет», «Кинжал», «Буревестник», «Посейдон», «Циркон» не только надежно и безусловно обеспечивают безопасность нашей страны, но и помогают создавать крайне важный технологический задел на будущее. Впервые продемонстрированное в прошлогоднем послании «чудо-оружие», которое тогда показалось многим фантастикой в стиле «Звездных войн», сегодня успешно проходит испытания и становится на боевое дежурство. Ритмично, без сбоев, по плану.

В этом контексте президент России вновь дал понять миру, что наша страна продолжит выполнять свою глобальную стабилизирующую функцию вооруженного миротворца. В своем послании глава российского государства обозначил базовые параметры нашего ответа на выход американцев из ДРСМД. При наличии соответствующей заинтересованности со стороны США мы по-прежнему готовы к предметным переговорам, однако российские вооружения будут без промедления вводиться в строй в соответствие с реальными угрозами, возникающими по мере фактического прекращения действия договора. «Стучаться в закрытую дверь больше не будем», — как бы подвел черту под вопросом президент.

Важно особо отметить, что в довольно фаталистичных тонах была исполнена только та часть президентского внешнеполитического послания, которая посвящена отношениям России с Западом. На восточном направлении дела обстоят несравнимо лучше, а перспективы вырисовываются в гораздо более оптимистичной палитре. Касается это начала практического сопряжения ЕАЭС с китайским глобальным проектом «Один пояс — один путь», углубления стратегического партнерства с Индией или расширения взаимовыгодных контактов со странами Юго-Восточной Азии. На каждом из этих направлений Россия встречает по-настоящему партнерское, почти дружеское отношение, которого нам так и не удалось добиться на Западе.

Это справедливо не только в отношении развития сугубо региональных аспектов сотрудничества в Евразии, но и той важной стабилизирующей роли, которую играет в мировых делах набирающий силу треугольник Москва–Пекин–Дели. В обозримом будущем кумулятивный эффект взаимодействия этих трех континентальных центров притяжения вполне мог бы «перекрыть» дестабилизирующее воздействие, которое оказывают на международные отношения США.

Автор — руководитель аналитического центра «СтратегПРО»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир

Загрузка...