Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Отпить в граните науки: как появился самый студенческий праздник
2019-01-24 15:39:31">
2019-01-24 15:39:31
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Церковный календарь богат на знаменательные даты. Когда только ни отмечаются дни ангела! Нет в календаре такого дня. Но лишь немногие из этих праздников получили общекультурный масштаб. Один из них — Татьянин день, 25 января по новому стилю. Ведь это не просто именины прекрасных Татьян, но и торжество Просвещения, день всех студентов — нынешних и бывших. Беззаботный денек после экзаменов, после крещенских морозов. «Известия» вспоминают историю старинного, но вечно молодого праздника.

Любящий сын

«Неправо о вещах те думают, Шувалов, которые стекло чтут ниже минералов», — писал Ломоносов своему другу и благодетелю. Наверное, этот праздник в России не стал бы столь популярным, если бы не Иван Иванович Шувалов, благородный меценат и фаворит императрицы Елисавет, скромно писавший о себе: «Я рожден без самолюбия безмерного, без желания к богатству, честям и знатности».

12 (25) января 1755 года императрица Елизавета Петровна подписала именной указ об учреждении Московского университета «для общей Отечеству славы», чтобы «возрастало в нашей пространной империи всякое полезное знание». Дату избрали с легкой руки Шувалова — первого университетского куратора. Татьяной Родионовной звали его мать. Сохранилась легенда, что в тот счастливый день он сказал ей: «Дарю тебе университет!».

Ее отец, дед Ивана Шувалова, Родион Макарьевич Ратиславский, кроме земельных владений в Нижегородского уезде имел и «двор в Москве, в Земляном городе за Покровскими воротами, в Барашской слободе, в приходе церкви Воскресения Христова, «что в Барашах». Именно Татьяна Родионовна занималась воспитанием и образованием любимого сына, который к 14 годам знал четыре языка. Да и не только в языках дело. Шувалова всегда тянуло к искусствам и наукам.

Мученица

Так жившая в начале III века Татиана Римская стала... покровительницей российского студенчества. А сам день ее памяти с 25 января 2005 года стал и Днем российского студенчества.

И в наши дни кто-нибудь нет-нет да и вспомнит слова старинной русской университетской песни:

Да здравствует Татьяна, Татьяна, Татьяна!

Вся наша братия пьянА, вся пьЯна, вся пьЯна!

Или строки Сергея Соловьева (внука знаменитого историка), профессора и поэта, который тоже в этот день пускался во все тяжкие.

Татьянин день! Знакомые, кузины —

Объехать всех обязан я, хоть плачь.

К цирюльнику сначала, в магазины

Несет меня плющихинский лихач.

Сданы экзамены, можно и попраздновать. Но не забудем и о трагической истории святой Татианы... Она родилась в III столетии в Риме в богатой и знатной семье. Ее отца — тайного христианина — трижды избирали консулом. Достигнув совершеннолетия, Татиана отказалась от супружеской жизни и все свои силы отдавала на служение Церкви. За целомудренную и добродетельную жизнь в одном из римских храмов 16-летняя девица была посвящена в диаконисы. Обязанности диаконис состояли в посещении больных женщин и уходе за ними, приготовлении женщин к крещению, в «служении пресвитерам при крещении женщин для благоприличия». В Византии диаконисы просуществовали до XI века, с тех пор эта традиция прервалась.

Если верить житийной литературе, во время устроенных императором Александром Севером гонений на христиан Татиану привели в храм Аполлона, чтобы заставить поклониться языческому идолу. По преданию, во время ее молитвы началось землетрясение, статуя бога искусств упала и разбилась, а обрушившаяся часть святилища придавила нескольких жрецов... Как рассказывает житие святой мученицы, «Диавол, обитавший в идоле, с громким криком и рыданием бежал от того места, причем все слышали вопль его и видели тень, пронесшуюся по воздуху». Подобные чудеса продолжались несколько раз; вслед за Аполлоном были разрушены изваяния Дианы и самого Зевса. Пытки, которым подвергали Татиану мучители, не оставляли на ее теле и следа. На третий день мученицу привели на арену Колизея, куда выпустили огромного льва, чтобы тот растерзал деву. Но голодный зверь принялся ласкаться... После таких чудес упорные язычники все-таки казнили Татиану, отрубив ей голову. Вместе с ней лишили жизни и отца, открыто объявившего себя христианином.

Святую великомученицу почитают все христиане. Частицы ее мощей находятся и в России — в храме Святой мученицы Татианы (домовый храм Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова) в правом флигеле старого здания МГУ, на углу улиц Большой Никитской и Моховой, и в Подмосковье, в Свято-Воскресенском Ново-Иерусалимском монастыре.

Татьянины поверья

Любой христианский праздник так или иначе связан и с более давними, языческими, традициями, обрядами и поверьями. В старину этот день всенепременно пекли караваи. Плохой приметой считалось, если корка хлеба трескалась. Хозяйки — старшие в доме — доставали выпечку из печи, давали хлебу чуть остыть и теплым отламывали по куску для каждого члена семьи. Каравай — символ солнца. Отдавая ему должное, крестьяне зазывали весну, молились об окончании морозов. Если в этот день морозно и солнечно — значит, без сомнений, урожай будет богатым!

Каравай — символ солнца. Отдавая ему должное, крестьяне зазывали весну, молились об окончании морозов

Фото: Depositphotos

А еще на Татьянин день с древнейших времен считалось необходимым сходить на реку, чтобы выбить из половиков всю грязь, скопившуюся в них за зимние праздники начиная с Рождества. Этим занимались молодые девушки. Как водится, эта традиция порождала приметы, связанные с приманиванием женихов. Чистый половичок нужно было постелить у дверей в избу и ждать. Если явится гость — молодой парень и если он вытрет ноги об этот самый половик, то его будет постоянно тянуть в дом девушки. Сохранилась поговорка: «Татьяна и каравай печет, и половики по реке бьет, и хоровод ведет!»

«Не ломайте голов над моментами»

Праздник начинался чинно — молебном в университете, речами заслуженных профессоров, награждениями лучших студентов. Все дружно исполняли «Гаудеамус». Каждый год на торжественном заседании появлялся сам генерал-губернатор. Давались балы, на которых присутствовали великие князья и могущественные сановники. А потом — хоть святых вон выноси.

Тут уж напрочь забывались заветы яснополянского графа, предупреждавшего о вреде пьянства. Какое там! А Лев Николаевич сетовал: «Праздник самых просвещенных людей не отличается ничем, кроме внешней формы, от праздника самых диких людей. Мужики придираются к Знамению или Казанской без всякого отношения к значению праздника, чтобы есть и пить; просвещенные придираются ко дню св. Татьяны, чтобы наесться, напиться без всякого отношения к св. Татьяне».

С особенным размахом Татьяну стали отмечать в Белокаменной с середины XIX века. Московские студенты в этот день пили так усердно, как будто стремились превзойти самые фантастические рассказы о попойках германских студиозусов. Вечеринки завершались громкими песнопениями и крушением мебели в кабаках. Не обходилось и без драк. В этот день мученики науки считали за особую честь напасть на городового. Запреты не помогали. В конце концов ректор Московского университета обратился к обер-полицмейстеру с неожиданной просьбой — в Татьянин день смотреть сквозь пальцы на художества пирующих студентов и приводить их в участок только в самом крайнем случае. И строгий обер-полицмейстер смилостивился. Да еще как! Если студент был еще в силах выговорить свой адрес, то его следовало доставить домой на извозчике за счет полиции.

Владимир Гиляровский:

Никогда не были так шумны московские улицы, как ежегодно в этот день. Толпы студентов до поздней ночи ходили по Москве с песнями, ездили, обнявшись, втроем и вчетвером на одном извозчике. Это был беззаботно-шумный день гулянья

Готовились к празднику и держатели питейных заведений. Бытописатель Петр Иванов в начале ХХ века:

Замирает обычная жизнь улиц, и Москва обращается в царство студентов. Только одни синие фуражки и видны повсюду. Быстрыми, волнующими потоками студенты стремятся к «Эрмитажу» — к центру. Идут группами, в одиночку, толпами, посредине улицы. Встречные смешиваются, группы примыкают к толпе. Толпа растет, расширяется. Впереди ее пляшут два студента, и между ними женщина машет платочком. Все трое выделывают отчаянные па. Сзади толпа распевает хаотическую песню

Сохранилась легенда о том, как знаменитый повар ресторана «Эрмитаж» Люсьен Оливье (человек и салат) в этот день приказывал вынести из обеденного зала всю богатую мебель. Там воздвигались простые столы и лавки. Уносили и ковры, а пол засыпали опилками, как в дешевом кабаке. В меню в такие вечера красовались только самые простые и недорогие блюда. Никаких изысканных вин и коньяков, только водка и пиво!

Среди студенческих забав того времени самыми громкими были так называемые кошачьи концерты. Подвыпившие молодые люди собирались под окнами, вопили дурными голосами, стучались в двери, иногда разбивали стекла... От них можно было откупиться выпивкой или звонкой монетой. Самые буйные концерты происходили под окнами редакции «Московских ведомостей». Когда-то скуповатые журналисты в Татьянин день прогнали студентов, не откупившись, — и на долгие годы их редакция стала объектом праздничной мести.

Что собой представляли студенческие песни? Некоторые из них отличались литературным изяществом — и практически все вызовом устоям, эпатажем.

Одну из них написал поэт Алексей Апухтин:

Когда будете, дети, студентами,

Не ломайте голов над моментами,

Над Гамлетами, Лирами, Кентами,

Над царями и над президентами,

Над морями и над континентами,

Не якшайтеся там с оппонентами,

Поступайте хитро с конкурентами.

А как кончите курс с эминентами

И на службу пойдете с патентами...

К пирушкам присоединялись многие профессора и школьные учителя. В этот день звучали здравицы в их честь, а любимых преподавателей качали и водружали на столы.

С чистым сердцем и на четвереньках

Многие застольные профессорские речи запоминались надолго. Это были настоящие образцы красноречия! В студенческой среде ценилось вольнодумство. Профессору, не связанному с фрондой, непросто было стать любимцем студенчества. Особым расположением публики пользовались либералы и социалисты. Ценились ирония и скептическое отношение к государственной власти. И в Татьянин день, с бокалом в руках, лучшие лекторы Московского университета откровенничали.

Любимец студентов-медиков, офтальмолог Алексей Николаевич Маклаков, однажды обратился к пьяным подопечным с таким откровением:

Автор цитаты

«Владимир Святой сказал: «Руси есть веселие пити». Грибоедов сказал: «Ну вот, великая беда, что выпьет лишнее мужчина?» Так почему же и нам, коллеги, не выпить в наш высокоторжественный день во славу своей науки и за осуществление своих идеалов? И мы выпьем! И если кого в результате постигнет необходимость опуститься на четвереньки и поползти, да не смущается сердце его! Лучше с чистым сердцем и возвышенным умом ползти на четвереньках по тропе к светлым зорям прогресса, чем на двух ногах шагать с доносом в охранку или со статьею в притон мракобесия!»

После таких слов профессора качали.

В ресторане «Яр» особое внимание студентов привлекали диковинные растения и аквариум. Они окунались в воду и по-обезьяньи вскарабкивались на пальмы. Лучше, да и язвительнее Чехова о Татьянином дне не расскажешь:

Автор цитаты

«Татьянин день — это такой день, в который разрешается напиваться до положения риз даже невинным младенцам и классным дамам. В этом году было выпито всё, кроме Москвы-реки, и то благодаря тому, что замерзла... Пианино и рояли трещали, оркестры не умолкали. Было так весело, что один студент от избытка чувств выкупался в резервуаре, где плавают стерляди»

Под конец празднования, на заре, студенты забирались на Триумфальную арку, чтобы распить чашу в компании с бронзовой статуей победы. Рискованное было дело! Острословы говаривали: «Во всей Москве только два кучера непьющих: один на Большом театре, другой на Трухмальных воротах. Да и то Трухмального на Татьяну студенты непременно накачают».

Город стихал только к 9 утра. Такова была московская традиция. Но в конце XIX века Татьянин день уже отмечали во всех университетах империи. И вот уже Иван Бунин писал в одном из лучших своих рассказов, в зачине любовной истории: «В январе следующего года, в Татьянин день, был бал воронежских студентов в Благородном собрании в Воронеже...».

День пролетарского студенчества

Традиция сохранилась и в советское время, хотя в первые послереволюционные годы студенческая жизнь изменилась до неузнаваемости. В 1923 году праздник официально переименовали в День пролетарского студенчества. Его не отмечали столь буйно, но и не забывали. Как не забывали даже в самые атеистические годы поздравить Татьян (хотя про римскую мученицу обычно не вспоминали).

Со временем пыл антиклерикальной борьбы поугас. И Татьянин день оказался одним из немногих не забытых церковных праздников. Правда, его религиозный смысл оставляли за скобками и сосредотачивались на поздравлении прекрасных Татьян. Композитор Юрий Саульский и поэт Наум Олев написали своего рода лирический гимн этого праздника: «Была зима белым-бела, мела метель... Татьянин день, Татьянин день». Хотя мелодия эта возникла совсем по другому поводу. В московском театре имени Ермоловой шел музыкальный спектакль «Загадочный нищий», там эта мелодия звучала с другими стихами. Но песня, посвященная всем Татьянам, оказалась популярнее. Впервые она прозвучала 25 января 1975 года. Разумеется, в Татьянин день.

В советские времена Татьянин день не славился раблезианскими пирушками. Студенты в этот день, конечно, сдвигали стаканы, но, пожалуй, даже менее яростно, чем во дни стипендий. Хмель хмелем, но всё-таки это праздник Просвещения. Таким был, таким и остался. И бывшие студенты, что сто лет назад, что ныне вспоминают о своих юношеских надеждах, вспоминают о той благородной вере в науку, которую внушали им профессора — и часто к полуночи приходят к грустным выводам. Как журналист Влас Дорошевич:

Автор цитаты

«Татьянин день, это — не только праздник радости для русской интеллигенции. Это день итогов. Это наш «судный день». И сквозь золотистый блеск шампанского, сквозь звон бокалов, крики и песни — трагический вопль сердца услышит чуткое сердце. Как блудные сыновья, приходим мы в этот день к нашей святой Татьяне, и она смотрит на нас мученическими, полными скорби глазами. «Что сделали вы, рабы лукавые и ленивые, из своих талантов?»

В каждом празднике — даже самом бесшабашном — есть печальная оборотная сторона.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»