Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Такой турнир бывает раз в жизни»

Вратарь сборной России Петр Кочетков — о бронзе моллодежного чемпионата в Ванкувере, игре на маленьких площадках и в ХК «Сочи»
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вратарь молодежной сборной России по хоккею Петр Кочетков стал одним из главных героев прошедшего в новогодние праздники молодежного чемпионата мира. Он отыграл во всех ключевых матчах турнира в Ванкувере и помог национальной команде взять бронзовые медали и вернуться на пьедестал почета после двухлетнего перерыва.

С 2017 года 19-летний уроженец Пензы находится в системе ХК «Сочи». 1 октября 2018 года он уже успел дебютировать за команду в КХЛ в выездном матче против «Йокерита» (2:4). Основную игровую практику голкипер получает в аффилированных с южным клубом командах ВХЛ и МХЛ — «Рязань» и ступинский «Капитан» соответственно. В интервью «Известиям» Петр Кочетков рассказал о прошедшем МЧМ, своих перспективах в «Сочи» и желании попробовать себя за океаном.

Успели отоспаться после возвращения из Канады?

Еще нет. Спал в самолете, когда летели в Москву, а потом ночь не спал, пока ехал в Рязань. Надеюсь, сегодня отосплюсь.

— Сколько вам в «Рязани» дали времени на отдых?

— Пока не разговаривал с тренерами, когда приступать к тренировкам и играм. Но как только дадут указание — сразу начну работать. Я человек молодой — должен легче переносить нагрузки. Ничего страшного, если мне скажут в ближайшем матче выйти на лед. Надеюсь быть к этому моменту полностью готовым.

Много поздравлений приходило вам после турнира в Ванкувере?

— Достаточно много людей следили за мной и переживали. Для меня главное, что родные и близкие мне писали, а также большое количество болельщиков в соцсетях. Всем большое спасибо!

Из ХК «Сочи» кто-то связывался с вами после МЧМ?

— Мы разговаривали со спортивным директором клуба Рашидом Мулахмедовичем Хабибулиным. Списались с тренером вратарей Яри Каарелой. В общем, видно, что клуб следит и переживает за меня — спасибо ему за это. Всегда на связи с руководством.

— Уже читали слова главного тренера «Сочи» Сергея Зубова, что вам дадут шанс в КХЛ?

— Мне друзья скинули запись с пресс-конференции, на которой он это говорил. Но понятно, что просто так шанс мне никто не даст. Я его получу только при условии хорошей игры за «Рязань». Сейчас у нас в ВХЛ тяжелое турнирное положение. Много команд борется за участие в сериях на вылет. Если буду показывать результат, надеюсь, что позовут на матчи «Сочи». Мне главное иметь как можно больше игровой практики.

Когда поняли, что на МЧМ именно на вас будет делаться ставка как на основного вратаря?

— Знал только одно: первый матч с Данией (4:0), скорее всего, сыграет Даниил Тарасов, а вторую игру с Чехией (2:1) — я. Остальное нам говорили уже по факту. Статус первого номера за мной не был закреплен. Даня Тарасов отлично провел два матча в группе. Но так получилось, что я также отыграл две встречи и моя игра с Канадой (2:1) была крайней. Там здорово выступила вся наша команда — из-за этого тренеры не стали менять состав на плей-офф.

— Атмосфера и уровень хоккея на МЧМ сильно впечатляют на фоне ВХЛ, КХЛ и ноябрьской суперсерии молодежных сборных Канады и России?

— В Ванкувере уровень был ближе к КХЛ. Но игра немного другая — были маленькие площадки, поэтому некорректно сравнивать с матчами за клубы в России. Плюс молодежный хоккей достаточно открытый. Но атмосфера просто суперская — никогда в жизни такого не испытывал. В матче с Канадой был полный стадион: когда мне забили гол, я поднял голову и понял, что взглянуть некуда — везде люди. Очень много болельщиков приходили на игры. Даже если на льду оказывались не топовые сборные, по 6–8 тыс. всё равно собиралось на трибунах. На россиянах, шведах, финнах, канадцах, американцах, чехах арена была битком. Классный турнир — такое раз в жизни бывает. Счастлив, что довелось там оказаться.

Тяжело было привыкать к маленьким площадкам?

— В ВХЛ, если не ошибаюсь, только в Тольятти есть канадская площадка. Но мне помогла ноябрьская суперсерия, когда я впервые познакомился с такими коробками. Когда в декабре приехал в Новогорск на сбор перед МЧМ, там тоже стояла маленькая площадка, и мы уже себя чувствовали как рыба в воде.

Такие коробки для вратарей более сложные, чем большие европейские?

— Чуть другая работа. На больших площадках вратаря могут разорвать — там больше маневров для нападающих. На маленьких — более прямолинейный хоккей: «получил–бросил–добил». Там вратарю надо активно работать внизу: когда шайба в углах, тебе нужно больше садиться, чтобы всё перекрыть. Когда на большой площадке шайба в углу, можно спокойно стоять на ногах. На маленьких коробках даже с угла любой бросок опасен — надо быть всегда начеку. Из-за этого ты больше ползаешь в воротах.

 Два основных вратаря «Сочи» Константин Барулин и Дмитрий Шикин выигрывали золото МЧМ в качестве первых номеров «молодежки». Они давали вам советы, как вести себя на таком турнире?

— Я бы не сказал, что мы разговаривали на тему турнира. Хотя общаемся с Костей и Димой очень хорошо — они часто мне подсказывают на тренировках игровые нюансы. У них есть чему поучиться. Но могу сказать, что Шикина расспрашивал про тот самый легендарный чемпионат мира 2011 года, который я в детстве смотрел по телевизору. Сам Дима человек скромный, поэтому редко эта тема по его инициативе затрагивалась. Но я буквально доставал вопросами про тот триумф — особенно год назад, когда получил первые вызовы в «молодежку».

Про Валерия Брагина Шикин говорил?

— Про Брагина я в основном интересовался у Сереги Зборовского (защитник «Сочи», бронзовый призер МЧМ-2017. — «Известия»). Перед первым вызовом мы с ним поговорили — он дал только положительные отзывы о Валерии Николаевиче. Приехав в сборную, я лишний раз убедился, что это сильный тренер и мотиватор. Играть под его руководством — большая ответственность и одно удовольствие.

Он общается персонально с вратарями или всё отдает на откуп тренеру вратарей Владимиру Куликову?

— В основном с нами работал Владимир Николаевич. Весь разговор со штабом шел через него. Валерий Николаевич нас не особо трогал. Иногда рассказывал нюансы во владении клюшкой, часто упоминал, что надо ею больше играть. В остальном нами руководил Куликов. Но в сборной вообще каждый общался с каждым. Не было жесткого деления на тренеров вратарей, защитников и нападающих. Тот же Куликов общался с полевыми игроками, подсказывал слабые стороны чужих голкиперов, давал советы, в какой угол им бросать.

— Удалось погулять по Ванкуверу?

— У нас было время только до и после ужина. Могли дойти до ближайшего торгового центра. Он был на центральной улице, где стояла рождественская елка. Могли дойти до «Старбакса», но в остальном времени на гуляния не было.

Говорят, в городе шли постоянные дожди...

— Да, достаточно дождливо, но мне было комфортно и очень нравилась погода. Без снега и сильных ветров. Я надевал куртку на майку — этого было достаточно.

Игравший в НХЛ за «Ванкувер Кэнакс» Никита Трямкин в одном из интервью говорил, что в городе везде «воняет «травой». Вы ощущали запах наркотических веществ?

— У меня всю жизнь нос забит. Так что я и не унюхаю ничего такого. Не особо разбираюсь в этих запахах и не обращал на них внимания.

Как вы играете с забитым носом?

— На каплях. Вообще на матчах и тренировках проблем нет. Но на улице, особенно в дождливую погоду, у меня всегда нос не дышит.

Почему главный тренер юниорской сборной 1999 года Сергей Голубович не брал вас ни на один из чемпионатов мира?

— В 2016 году у меня шансов не было — в команду U-17 вызывали один раз, и я себя откровенно плохо проявил. Было глупо надеяться на поездку. А через год, когда им предстоял «свой» ЮЧМ, где, кстати, выиграли бронзу, меня первым отправили из расположения команды. Тогда я уже был в обойме сборной, старался, работал, но те вратари, которые поехали на турнир, были сильнее меня. Справедливо, что не поехал.

 Вы намерены в системе «Сочи» держаться до последнего шанса и забрать статус первого номера у Барулина и Шикина?

— Честно говоря, после своей летней травмы зарекся что-то загадывать сильно наперед. Сейчас для меня главная цель — становиться лучше с каждым днем, много трудиться и оттачивать мастерство. Когда у тебя сильные конкуренты, это интересней. Рад, что нахожусь в системе «Сочи». У нас отличная вратарская бригада и сильный тренер вратарей, у которого могу учиться. Да и смысл искать другие клубы? Сейчас в КХЛ везде сильные голкиперы — нигде так просто ты не получишь игровое время.

Что за летняя травма у вас была? 

— Проблемы с тазобедренным суставом. Трудно сказать, откуда они взялись — из-за какой-то игровой травмы или болячки сами по себе появились. Много факторов сошлось. Долго не могли определиться, нужна операция или нет. В итоге решились на нее. Хорошо, что всё закончилось благополучно. 

Как вы оказались в системе «Сочи»?

— Я был в пензенском «Дизеле», и стоял выбор между ВХЛ и МХЛ-Б. В этот момент появился вариант с молодежной командой «Сочи» — ступинским «Капитаном», заявившимся в МХЛ-А. Мы с агентом решили, что лучше поехать туда. Я отыграл сезон, после чего и оказался на постоянной основе в системе «Сочи».

До этого вы были в системе «Ак Барса», тренировались в «Ирбисе». Почему в Казани задержались всего на год?

— Меня туда позвал тренировавший «Ирбис» Сергей Григорьевич Лопушанский с перспективой играть в МХЛ. Год я тренировался в юношеской команде, мне предложили контракт, и я уже подходил к уровню МХЛ. Приехал на сборы «Ирбиса» — в этот момент Сергея Григорьевича убрали из команды. При новом тренере мне дали понять, что на меня не рассчитывают. Поэтому принял решение вернуться в Пензу.

— Год в Казани был вашим первым вдали от дома. Тяжело было привыкать?

— Лично мне не нравится, когда за мной следят. Надо быть профессионалом — я знаю, когда нужно спать, когда куда-то идти. Поэтому, когда вдали от дома появилась свобода и никто не опекал, мне стало гораздо комфортней. Я предпочитаю жить и работать, когда принадлежу сам себе.

— Как вы в Пензе попали в хоккей?

— Я много болел в детстве — простуды. У маминой подруги ребенок ходил на хоккей. Как только он начал играть, перестал болеть. Решили, что надо и меня отдать в этот вид спорта. Сначала был защитником, а потом уже меня поставили в ворота. С тех пор окончательно решил себя посвятить хоккею — другого выбора уже не стояло.

С учебой совмещали?

— До восьмого класса более-менее хорошо учился в лицее. Когда начались матчи в МХЛ и ВХЛ, на учебу времени не оставалось. Но, думаю, с этим всё впереди. Сейчас учусь в Пензе в училище олимпийского резерва. Беру задания, пытаюсь что-то делать.

Стремитесь попробовать себя в НХЛ?

— Хочется проверить свои силы в Северной Америке. Но туда надо ехать готовым. Я пока не могу сказать, что готов к тому хоккею.

С нетерпением ждете ближайшего драфта?

— Если задрафтуют, хорошо — буду принадлежать конкретному клубу НХЛ. Если нет, ничего страшного — стану искать клуб сам.

Будете ждать, когда закрепитесь на взрослом уровне в России? Или готовы попробовать в юниорских лигах Северной Америки?

— У каждого свой путь. Был момент, когда я думал над вариантом с юниорскими лигами за океаном. Но не было предложений и возможностей туда уехать. Поэтому стал пробиваться в МХЛ и ВХЛ, а сейчас нацелен на КХЛ.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter

 

Прямой эфир

Загрузка...