Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Египетские ночи российского кино: в Африку привезли наши лучшие фильмы

В программе 40-го Международного кинофестиваля в Каире — ленты Павла Лунгина, Андрея Звягинцева, Веры Глаголевой и других режиссеров
0
Фото: REUTERS/Amr Abdallah Dalsh
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Каире открылся старейший в регионе Международный кинофестиваль — один из 17 мировых смотров класса А. В богатой и разноплановой программе фестиваля много премьер. Значительное внимание уделяется фильмам арабского Востока. Для гостей организован показ лучших египетских картин последнего года. Но нам важнее, что в Каир прибыл десант российских кинематографистов. Зрителей смотрят наши ленты последних лет, отобранные Коринной Даниэлу, которая уже несколько лет проводит фестиваль молодого европейского кино в Вологде.

Российское присутствие было весомо обозначено уже на церемонии открытия, где почетная премия за вклад в киноискусство первому была вручена Павлу Лунгину (за ним последовали знаменитый Питер Гринуэй и старейший египетский актер Хассан Хосни). Российская панорама, приуроченная к 40-й годовщине фестиваля, состояла из 10 новых фильмов последнего времени. Помимо картин Лунгина «Царь» и «Дама пик», египетские зрители, как и гости и участники фестиваля, познакомились или познакомятся в следующие дни с такими известными лентами, как «Не чужие» недавно ушедшей из жизни Веры Глаголевой, «Война Анны» Алексея Федорченко, «Сердце мира» Наталии Мещаниновой, «Дурак» Юрия Быкова, «Слоны могут играть в футбол» Михаила Сегала, «Елена» Андрея Звягинцева…

Уже первые показы продемонстрировали высокий уровень интереса зрителей к этим выдающимся работам. Также в рамках программы состоялся круглый стол на тему «Современное российское кино как отражение изменений в обществе». Реакция египетских зрителей на наши картины подтвердила мое убеждение в том, что пристрастие к сильным чувствам и мелодраме сближает наши культуры.

В свое время советская кинематография тесно сотрудничала с фестивалем в Каире, а египетские фильмы нередко были чемпионами нашего проката. Первый раз я побывал на этом фестивале в конце 1970-х годов с Камарой Камаловой из Узбекистана — в программе был один из ее детских фильмов. Не знаю, как в Узбекистане, но в России в постсоветский период египетские картины стали очень редкими гостями даже на фестивалях. А ведь это крупнейшая кинематография в регионе, переживающем постоянные социально-политические катаклизмы и парадоксальный медийный расцвет.

Конечно, киноведы помнят классические произведения Салаха Абу Сейфа или автобиографическую трилогию Юсефа Шахина, которая принесла ему успех на Каннском кинофестивале. Но у старшего поколения зрителей в памяти другое египетское кино, с балладами и любовным томлением, с неприкрытой эмоциональностью реакций, слезами горя и восторга. Египет — одна из колыбелей настоящей живой кинокультуры, которая по разным причинам оказалась от нас оторванной. Одним из парадоксальных результатов социально-политических конфликтов в современном Египте стал своеобразный фестивальный бум, который неожиданно ослабил напряжение и переориентировал социокультурный протест в русло художественных исканий, эстетических дискуссий и международного культурного сотрудничества. Наступило время заново налаживать связи. В том числе и с нашей страной.

 

Прямой эфир

Загрузка...