Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Чужой против хищниц: на экранах — фильм-завещание Веры Глаголевой

Последняя режиссерская работа народной артистки России посвящена проблемам взаимопонимания
0
Фото: Кинологистика
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российском прокате — последняя режиссерская работа Веры Глаголевой, законченная уже после ее смерти. В 2014 году она выпустила картину «Две женщины» по Тургеневу и начала работать над новым большим проектом — фильмом о самом Тургеневе и его любви к Полине Виардо. На проект нужно было много времени и денег, и пока шла подготовка, Глаголева не хотела сидеть без дела. Так случился фильм «Не чужие» — камерная история с небольшим бюджетом и несколькими актерами.

В основе картины — пьеса Ольги Погодиной-Кузьминой «Глиняная яма». Она была написана 10 лет назад, ее заметили, поставили в театре. Алексей Балабанов решил снимать по ней фильм, написал сценарий, но — не успел. Андрей Звягинцев внимательно изучал драму, и ее отголоски можно найти в «Нелюбви». Глаголева взялась за экранизацию при условии, что мрачный финал будет переписан, но — не успела. Работала, борясь с тяжелой болезнью, однако в итоге фильм за нее доснимала группа. Говорят, Вера Витальевна очень подробно рассказывала коллегам, что нужно делать дальше. Когда ее не стало, они лишь в точности выполнили ее инструкции.

В центре сюжета — две сестры в глухом провинциальном городишке. Одна только что вернулась из столицы, где была содержанкой богатого женатого мужчины, но в какой-то момент устала делать от него аборты. Вторая — вдова с двумя детьми, забеременевшая от приезжего мясника Рустама и теперь собирающаяся за него замуж. Обе сестры с трудом переносят друг друга, и их пожилая мать тщетно пытается добиться хотя бы видимости мира. Постепенно на первый план выходит Рустам, молчаливый горец, полностью погруженный в свои воспоминания. Он цинично изменяет молодой жене с ее сестрой, и видно, что считать местных жителей достойными уважения он не желает. В итоге он заявляет жене, что она должна пристроить детей куда-нибудь подальше, иначе он с ней жить не станет. Но дети уже сами нашли решение этой проблемы...

Центральный образ фильма — огромный заброшенный карьер, словно воронка затягивающий в себя человеческие судьбы. К нему ведут гигантские «артерии» подъемников, обернутых пленкой, под которой как будто протекает невидимая глазу жизнь. Сам же город (снимали в Алексине под Тулой) практически вымер. Здесь почти никто не работает, потому что негде. Местные тихо спиваются, приезжие вяло занимаются мелкой торговлей, везде грязь и бедность. И поэтому любовный треугольник быстро становится основной темой городских сплетен.

Главная удача Веры Глаголевой — безошибочный кастинг. Актеров она искала незасвеченных, чтобы добиться от происходящего на экране эффекта документальности. Лилия Волкова (femme fatale из Москвы) и Анна Капалева (сестра) известны лишь по сериалам. А казахского актера Санжара Мади в России знают по ролям в блокбастере «Защитники» и недавнему хоррору «Фото на память». Татьяна Владимирова (мать) — уже много лет звезда театра Et Cetera, однако в кино играла мало. Зато среди ее последних работ резонансные «Язычники» и «Довлатов». Глаголева настолько точно проработала с ними все мизансцены, что перед нами будто реальная семья, а не актеры. Может, поэтому сюжет, легко вообразимый в дешевом прайм-таймовом «мыле», здесь из мелодрамы мгновенно переходит в драму.

Глаголева не стала педалировать выгодную тему ксенофобии, хотя персонаж Рустама предоставляет для этого массу поводов. Ей интереснее другое — что должно произойти, чтобы формально близкие люди наконец перестали быть друг для друга чужими. И, по возможности, не ценой трагедии...

 

Прямой эфир

Загрузка...