Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Взяли тепленькими: почему на Украине снова подорожал газ
2018-10-31 14:32:44">
2018-10-31 14:32:44
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Многомесячная газовая эпопея на Украине завершилась: кабмин страны всё-таки поднял цену на энергоноситель. С сегодняшнего дня за кубометр газа украинцам придется платить 8,55 гривны (около 21 рубля), это на 23% больше предыдущей цены в 6,95 гривны (17 рублей). Киев до последнего пытался убедить МВФ потерпеть до конца 2019 года, чтобы провести выборы и не бить по рейтингу действующей власти. Но западные кредиторы доводам вняли лишь частично. Более того — по косвенным данным, нынешняя власть уже подписалась на два следующих этапа повышения, в 2019 и 2020 годах. В газовых перипетиях соседей разбирались «Известия».

Подросли на диво

В украинском сегменте соцсетей в последнее время часто можно встретить скрины новостей за декабрь 2013 года: «Майдан требует от власти снижения тарифов для населения на 30%». Ирония понятна: украинцы сегодня охотно обменяли бы тарифы 2013 года на нынешние — даже с поправкой на разницу курса. Какой же тариф тогда казался непосильным? Он составлял 73 украинских копейки за кубометр (при условии, что суммарное годовое потребление не превышало 2,5 тыс. кубометров). Причем после этого порога по повышенным тарифам оплачивалась только разница, а не весь объем. В итоге выходило около 500 гривен в месяц (по курсу на тот момент порядка $60) — этого с лихвой хватало для отопления довольно большого частного дома. С горячей водой, разумеется. Такие цены действовали на Украине с 2010 по конец I квартала 2014 года.

И вот евромайдан победил. Уже с 1 апреля 2014 года цена на газ выросла довольно резко — до 1,09 гривны за кубометр (до 2,5 тыс. кубометров) и до 1,79 гривны (до 6 тыс. кубометров). Правда, в долларах украинцы стали платить даже меньше — мечты на некоторое время сбылись. Но эта радость продолжалась несколько месяцев: новой власти нужно было провести президентские, а потом и парламентские выборы в тепличных (во всех смыслах) условиях. Зато уже 1 апреля 2015 года — правительство Яценюка подняло цену в семь раз — до 7,19 гривны (16,8 рубля). Правда, осталась социальная норма — в два раза дешевле, но она действует, если сжигать не больше 200 кубометров в месяц.

Участники акции протеста против повышения цен на газ у здания Верховной рады

Фото: ТАСС/Резник Сергей

Понятно, что при таком тарифе газ моментально из удобного и недорого вида топлива превратился в проклятие. Особенно в сельской местности. Там люди бросились снова топить углем — немедленно подорожал и он. Сегодня украинские депутаты стонут: мол, сильно много теплоэнергетики и шахтеры хотят от государства денег — стоимость угля высчитывают, исходя из цены 2,8 тыс. гривен (6549 рублей) за тонну. Но никто уже не помнит, что еще в 2015 году жители сел платили за него в два раза больше.

В 2016 году новое правительство Владимира Гройсмана провело очередную манипуляцию — одной рукой чуть снизило тариф, до 6,89 гривны за кубометр, а другой убрало последнюю видимость социальной нормы — топи, сколько хочешь. Вернее, на сколько денег хватит. Тем, кому не хватит, пообещали помочь. «Система субсидий будет настолько эффективной, что от этих изменений, те, кто не имеют сегодня высокого дохода, будут защищены сегодня государством адресно», — уверял тогда Гройсман.

Правда, для жителей крупных городов с центральным отоплением оставили послабление: «Нафтогаз Украины» обязали продавать городским ТЭЦ и котельным газ по 4950 гривен (около 11 тыс. рублей) за тысячу кубометров. Но по факту эта цена действовала не всегда: в самом «Нафтогазе» ее обставили рядом условий. Шаг влево, шаг вправо — и компания считает по полной стоимости.

Такие детали даже сейчас известны только специалистам, простым украинцам рассказывали другое. «Убежден в том, что мы в этом вопросе сегодня поставим точку и это будет последнее изменение цены на газ в жизни нашего государства», — клялся Гройсман в конце апреля 2016 года.

Никогда не говори «никогда»

Весной 2017 года украинцам пришлось заучить новое для них понятие — импортный паритет. Конечно, у Украины есть и собственный газ. В среднем добыча составляет 20 млрд кубометров в год, из них примерно 15 млрд кубометров — это государственная «Укргаздобыча», а еще 3–3,5 млрд — полугосударственная «Укрнафта», остальное добывают мелкие компании и существенно на энергетический баланс это не влияет. Во времена Януковича низкую цену на газ держали за счет разницы в цене между продуктом собственной добычи и импортным. Импортный получала промышленность, собственный — население и коммунальная сфера. В этой схеме были махинации — в частности, дешевый газ воровали и перепродавали промышленности, но в целом она работала. Но всё закончилось, после того как Украина снова начала работать с МВФ.

Газодобывающее предприятие компании «Укргаздобыча» в Стрыйском районе Львовской области

Газодобывающее предприятие компании «Укргаздобыча» в Стрыйском районе Львовской области

Фото: РИА Новости/Стрингер

Держатели украинского долга (к слову, 82% долга в 2014 году контролировали США, в основном Franklin Templeton Investments) во время известного технического дефолта Яценюка–Яресько в 2015 году (на тот момент у Украины в принципе не было денег) согласились отсрочить выплаты фактически под гарантии МВФ. Поэтому в фонде отказались и дальше мириться с украинскими реалиями: газ украинской добычи, установление тарифа раз в год государством и т.п. Аргументация была простой: мы вас кредитуем, гарантируем кредиторам вашу платежеспособность, значит, можем диктовать условия. Основным из них было считать цену украинского газа по импортному паритету, то есть как будто бы своего газа у Украины нет, и она целиком закупает нужный объем у внешних поставщиков.

Впрочем, это требование выдвигал не только МВФ, но и ЕС, с которым Украина подписала соглашение об ассоциации. Ведь население Украины — это рынок, газ ему могли бы продать европейские трейдеры. Но не могут — из-за низкой цены «Укргаздобычи», защищенной государством. Какая же это честная торговля? Так в Европе не принято.

Вот фонд и потребовал от Киева: считайте тариф от цены на европейском газовом хабе NCG. И Украина согласилась — иначе МВФ отказывался от сотрудничества. А это означало, что не будет траншей и Порошенко может попросту не досидеть до конца своего первого президентского срока.

Почему «всего 23%» — это много

Но и в Киеве тоже не дураки сидят. Если бы правительство Гройсмана действительно уравняло цены с европейскими, то нынешние власти страны точно бы до очередных выборов не удержались у руля. Поэтому кабмин подписал всё, что от него требовали в МВФ, а потом... фактически отказался это исполнять. Когда сотрудники фонда летом 2017 года подняли вопрос — «цены на газ изменились более чем на 10%, тариф нужно скорректировать, как мы и договорились», — в Киеве предложили это обсудить. И обсуждали следующие полтора года.

В прошлом году переговоры быстро свернули. На Украине заявили — мол, отопительный сезон начался, до его окончания цену для населения оставляем прежней. Но дальше Киев сильно подвел глобальный рост цен на энергоносители, наметившийся уже в 2017 году. Поэтому если осенью 2017-го МВФ просил Украину поднять тариф примерно на 16–20%, то в апреле 2018-го заговорили о 60-процентной надбавке к действующему тарифу сразу и еще плюс 15% — в начале нового отопительного сезона. А ведь у Порошенко на носу президентские выборы.

Зима на Украине

Зима на Украине

Фото: ТАСС/DPA/Soeren Stache

Переговоры приостановили, по крайней мере их публичную сторону. А тариф в апреле заморозили через специальный мораторий, который регулярно (фактически ежемесячно) продлевали в ручном режиме.

Нынешнее соглашение на уровне 8,55 гривны (около 21 рубля) за кубометр — результат примерно 3,5-месячного обсуждения. И сейчас уже мало кто вспомнит, какие варианты предлагало правительство МВФ летом. Строго говоря, их было всего три. В Киеве их назвали «хаб плюс», «хаб ноль» и «хаб минус».

Первый — это собственно и есть паритет: цена в ЕС плюс транспортировка и прочие расходы. Согласно расчетам правительства в июле, в этом случае тариф для населения вырос бы до 11,47 гривны (около 27 рублей) за кубометр.

Второй учитывал только саму цену в ЕС. Этот вариант более справедлив, ведь большую часть расходуемого газа Украина сегодня добывает самостоятельно. Не говоря уж о том, что так называемый реверсный газ (российское топливо, которое европейские трейдеры перепродают Киеву) тоже не покидает пределов Украины и отбирается на месте. По этой формуле тариф должен был вырасти до 9,6 гривны (22 рубля).

«Минусовый» вариант чиновники не озвучивали, лишь упомянув, что он есть.

При этом в Киеве очень старались контролировать освещение темы в СМИ. Самым действенным методом, похоже, были признаны смешные заголовки. Там Владимир Гройсман «держит удар», «не прогибается под диктат МВФ». На менее серьезных медиаресурсах он и вовсе через день «посылал» МВФ по известным адресам. В таком же ключе публике подали и достигнутое соглашение: вот, мол, повышаем, но зато «всего» на 23,5%. При этом сам Гройсман сначала посетовал, что другого выхода не было: «У нас было только два варианта: либо минимальное повышение, о котором мы договорились, или дефолт, галопирующая инфляция, обесценивание всех сбережений. Мы выбрали вариант, который можно компенсировать субсидиями». Затем он пообещал, что вот теперь уж точно всё: «Вопрос о том, что надо делать еще одно повышение на 35%, не стоит и не может стоять, этого не произойдет, потому что это неприемлемо для украинских граждан. И я тут выступаю на стороне людей».

Премьер-министр Украины Владимир Гройсман выступает на заседании Верховной рады Украины в Киеве

Премьер-министр Украины Владимир Гройсман выступает на заседании Верховной рады Украины в Киеве

Фото: РИА Новости/Стрингер

Кстати, любопытно было бы узнать, как слова премьер-министра сочетаются с позицией Национального банка Украины (НБУ). Там в августе заявили, что ждут повышения тарифа на 25% в этом году и на 15% — в 2019-м. Похожие оценки и в сентябрьском консенсус-прогнозе минэкономразвития: 2018-й — на 19%, 2019–2021 — на 15% каждый год. То есть получается, что власти снова солгали. Уже осенью из риторики премьера, министров финансов и социальной политики, главы НБУ — всех, кто комментировал ход переговоров, — исчезли любые упоминания о формулах. Никаких «хаб плюс» или «хаб ноль» — только проценты к текущему тарифу. Потом украинцам показали получившийся тариф, радостно объявив, что вышло меньше меньшего.

То есть по факту украинские власти решили повторить ту же схему, что и в 2014 году. Сначала — минимально повысить тариф: «Иначе было нельзя, грозит дефолт и прочие ужасы». Затем — провести президентские и парламентские выборы. И только потом повысить цены.

«Вероятно, с апреля следующего года последует дальнейшее повышение тарифов — до 80% от импортного паритета. И выведение на 100% от импортного паритета к 2020 году. По крайней мере, такую этапность предусматривала договоренность с МВФ, о которой мне известно из источников, близких к кабинету министров Украины», — утверждает в комментарии «Известиям» сопредседатель Института энергетических стратегий Дмитрий Марунич.

Примерное представление о паритете может дать действующая цена на газ для бизнеса и промышленности Украины. На сегодня это около 14,5 гривны (33,9 рубля) за кубометр. 80% от этой коммерческой цены дадут нам 11,2 гривны (26,2 рубля) — то есть цену «хаб плюс», предложенную летом.

25 октября кабмин Украины на своем сайте опубликовал полный текст постановления о повышении тарифа для населения. Главная его ценность — формула и график повышения тарифа до паритета. Поэтому буквально через несколько минут документ с сайта исчез. Но журналистам удалось сохранить его копию. Если верить этой информации, уже с 1 мая 2019 года тариф должен составлять примерно 9,6 гривны (22,4 рубля) за кубометр, а с начала 2020-го — уже 12 гривен (около 28 рублей).

А не будете платить — отключим газ

Слова экспертов и журналистов, конечно, можно оспорить — мол, мало ли с кем они общались и на какие исчезнувшие документы ссылаются. Зато цифры опровергнуть сложнее.

На днях руководство «Нафтогаза» направило в правительство письмо, где просит предусмотреть в бюджете 230 млрд гривен (более $8,2 млрд по текущему курсу) на компенсацию расходов по поставке газа населению. И это при том, что по итогам года сам «Нафтогаз» собирается перечислить в бюджет почти в два раза меньше налогов и дивидендов.

Подтверждают дальнейший рост газового тарифа и в НБУ. Председатель правления банка Яков Смолий во время брифинга признал, что и новая цена — далеко не паритет, поэтому будет расти: «Мы предполагаем, что будет постепенное повышение — не такое резкое, но, возможно, в следующие годы».

Денежные купюры Украины и квитанция за оплату коммунальных услуг

Денежные купюры Украины и квитанция за оплату коммунальных услуг

Фото: РИА Новости/Стрингер

В правительстве ждут, что количество домохозяйств, обратившихся за субсидией, снова вырастет до 7 млн — как в сезон-2015/16. Однако при этом в недавно проголосованном проекте бюджета-2019 резко сократили объем средств на субсидии.

Помимо всего прочего, правительство Украины сейчас делает всё, чтобы оформить субсидию было на практике невозможно. Простой пример. В квартире пожилых родителей прописаны (но не живут) взрослые дети? Пусть несут справку о доходах. Принесут — субсидию, скорее всего, не оформят из-за недостаточно низкого совокупного уровня доходов членов семьи. Не принесут — из-за неподачи документов.

«Значительное количество людей в этот отопительный сезон не получают субсидии. Они будут вынуждены получать гораздо меньшую сумму субсидий, потому что их доход за прошедшее полугодие возрос, но проблема следующая — и цена на газ возрастет. Это приведет к тому, что люди не попадут под субсидии и задолжают за жилищно-коммунальные услуги. Предварительные расчеты чиновников говорят в том, что сегодняшняя задолженность составляет 40 млрд гривен. А при такой цене на газ эта сумма вырастет примерно до 65 млрд», — оценивает грядущие перспективы глава наблюдательного совета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук.

Под шумок властям удалось протащить незамеченными другие важные решения. Скажем, с 1 декабря «Нафтогаз» получил право отключать теплосети зимой (!) при наличии задолженности. В 2006 году в Алчевске похожая история закончилась техногенной катастрофой. Котельные перестали получать газ в минусовую погоду, коммунальщики не слили воду из системы. В итоге — массовые порывы труб, довольно крупный город без тепла, замерзшая канализация. Теперь же такой сценарий реален даже для украинских миллионников.

Козырь для Тимошенко

Сегодняшний фаворит президентской избирательной кампании Юлия Тимошенко, конечно, воспользовалась таким подарком правительства. Во второй половине октября тема газа стала ее коньком. Порошенко ввязался в перепалку и в ответ договорился до того, что сама Тимошенко импортный паритет Украине и навязала. А вот о том, что команда президента повторяет на Украине сценарий четырехлетней давности, пока никто не вспомнил.

Кстати, тема газа наверняка станет хорошим политическим маркером. Активно использовать ее будут не все кандидаты, а лишь те, у кого с президентом война: Тимошенко, технические кандидаты олигарха Игоря Коломойского, возможно, кандидат от экс-регионалов. Остальные наверняка постараются ее либо аккуратно обходить, либо отделываться пустыми фразами.

Лидер всеукраинского объединения «Батькивщина» Юлия Тимошенко во время пресс-конференции во Львове

Лидер всеукраинского объединения «Батькивщина» Юлия Тимошенко во время пресс-конференции во Львове

Фото: РИА Новости/Стрингер

С другой стороны, слишком уж рассчитывать, что именно фактор газа решит исход выборов, не стоит. Нынешней власти до сих пор исключительно везло с погодой — не считая нескольких кратких обострений, в целом последние зимы на Украине очень теплые.

Главный же вывод из всей этой истории лежит совсем не в сфере энергетики, экономики или ЖКХ. В последние месяцы украинская власть не просто пыталась договориться о новой кредитной программе с МВФ и уговаривала фонд потерпеть с основным повышением тарифа. Команда Порошенко, по сути, держала перед Западом экзамен по итогам четырехлетнего правления. И экзамен она сдала. Если бы не сдала, МВФ бы настоял на паритете уже теперь. Но главное даже не это: фонд пообещал Украине $3,9 млрд в ближайшие 15 месяцев. Хотя есть неписаное правило: не кредитовать страны во время выборов. Ради Украины его нарушили, и это дорогого стоит.

Ну а на повышении настояли, чтобы в Киеве не слишком забывались. Дав понять, что им всё равно, кому давать эти $3,9 млрд, — Порошенко или Тимошенко. А проблемы рядовых украинцев и чем они будут платить за отопление — всё это МВФ не волнует.

Загрузка...