Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Мы потеряли часть российского рынка навсегда»

Президент Ассоциации итальянских промышленников в РФ Эрнесто Ферленги — о надеждах на отмену санкций и визите вице-премьера Маттео Сальвини
0
Фото: пресс-служба Ассоциации итальянских промышленников в РФ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

За несколько лет санкционного режима итальянские экспортеры потеряли €7 млрд, но главным ударом по бизнесу стала потеря существенной доли российского рынка, отошедшая другим крупным иностранным игрокам. Об этом в интервью «Известиям» рассказал  президент Ассоциации итальянских промышленников в России Confindustria Russia Эрнесто Ферленги. Свою заинтересованность в продолжении бизнеса в РФ и недовольство  действующим режимом санкций члены ассоциации намерены донести лично до вице-премьера Италии Маттео Сальвини, который приезжает в Москву уже 17 октября.

— 17 октября вице-премьер итальянского правительства Маттео Сальвини прибывает в Москву по вашему приглашению. Каковы цели его визита?

— В июле, когда Маттео Сальвини был в России, мы встречались, и я предложил изложить ему мнение наших предпринимателей, работающих на российском рынке. Он очень внимательно слушал, делал какие-то пометки, задавал много вопросов, целый час сидел разбирался, а после этого задал такой вопрос — а что вам нужно? А нам нужно, чтобы правительство услышало наш голос, поняло, как бизнес страдает из-за санкционного режима, и оказало поддержку по политическим каналам. Он тогда пообещал вернуться, выслушать предпринимателей и выразить свою точку зрения. И вот он согласился приехать на наше годовое собрание, которое соберет огромное число людей — 700–800 предпринимателей.

Я бы хотел предложить ему такой формат дискуссии: в первую очередь дать возможность высказаться тем, кто работает в России и доволен этим, а таких много. Прежде всего речь идет о предприятиях малого и среднего бизнеса. Им порой бывает непросто донести свою позицию. Таким образом, в рамках встречи с вице-премьером Италии они смогут открыто и в полной мере поделиться опытом развития бизнеса в России, рассказать об удачных проектах и сложностях, с которыми они сталкиваются на российском рынке.

От господина Сальвини мы ожидаем услышать, какое видение есть у него лично и у правительства.

Для нас вице-премьер — своего рода гарант того, что интересы бизнеса, работающего в России, будут учитываться. К тому же немаловажно, что сейчас Сальвини, который возглавляет партию «Лига», — очень популярный и влиятельный политик. По самым свежим данным, на севере, в промышленном регионе Италии, рейтинг «Лиги» сейчас достигает 48%, на юге — больше 25%, то есть в среднем по стране это 37–38%, очень высокий рейтинг.

— Вскоре после краткой поездки Маттео Сальвини в Москву приезжает уже премьер Италии Джузеппе Конте — 24 октября. Как вы считаете, будет ли продолжена тема отмены санкций?

— Я, честно говоря, не знаю деталей, но предполагаю, что вместе с премьером Конте приедут представители всех крупных итальянских компаний. Диалог с Россией всегда должен продолжаться. Сколько раз встречался Владимир Путин за последний год с премьером Австрии? Четыре раза. А с президентом Франции? Два раза. Все здравомыслящие люди понимают, что политические отношения с Россией должны развиваться в любом случае. И это прекрасно понимают в Италии. Поэтому я уверен, что визиты и Сальвини, и Конте будут успешны.

— Правильно я понимаю, что конечная цель бизнеса — простимулировать итальянские власти при очередном продлении санкций ЕС против России перейти от критических заявлений к решительным действиям?

— Наша цель похожа на это. Мы хотим, чтобы был услышан голос тех, кто работает в России каждый день, и стало ясно, насколько нам необходима поддержка правительства. Эти санкции не несут пользу ни России, ни Европе. Мечта 99% наших участников — чтобы санкции были сняты, поскольку они ограничивают наше развитие в России и препятствуют ему.

— Насколько серьезный урон санкции и встречные меры РФ нанесли позициям итальянских предпринимателей в России?

— Со времени введения санкций экспорт Италии в Россию, достигавший в 2014 году €14,5 млрд, упал на треть. В первые три года падение вообще составило 45%, то есть за это время потери составили больше €7 млрд, а если перевести в дни, то получится, что итальянские экспортеры теряли по €7 млн ежедневно. Лишь в 2017 году экспорт немного вырос — до €9,8 млрд.

Это не просто чистые потери, это означает, что мы потеряли часть российского рынка. Мое мнение, что навсегда. Почему? Потому что наши конкуренты — немецкие, французские компании и, прежде всего, китайский бизнес — за последние 2,5 года сильно поднялись, а мы, хоть и поднялись чуть-чуть, но крайне незначительно — даже не восстановили докризисный уровень.

Итальянскому бизнесу стало сложнее получить финансирование от итальянских банков. Задается много вопросов — а кому вы и что продаете, не входит ли покупатель в санкционный список. Крупные компании нанимают юристов, которые постоянно занимаются отслеживанием любых санкционных рисков, это для них нормальная практика — так они работали в России, Иране, на Кубе. Мелкие же компании — а их в Италии большинство (на севере страны, к слову, компаний больше, чем во всей Германии) — такого себе позволить не могут.

Как нам действовать в такой ситуации?! Мы должны принимать уже новые правила игры. Речь и о том, чтобы локализовывать наше производство здесь, ведь сейчас российским производителям покупать что-то в Европе стало дороже. Надо понимать, что и рынок стал другим — более компактным, а наши конкуренты на нем — сильнее. У итальянцев в России 60 действующих предприятий, у немцев — 3 тыс. Когда такая разница, ключевой стратегией успеха для нас может стать локализация производства, создание российских компаний с итальянским капиталом. Мы к этому постепенно придем.

— После трехлетнего снижения объем российско-итальянской торговли в прошлом году вновь стал расти. За счет чего удалось выйти на увеличение товарооборота: связано ли это с увеличением экспорта в РФ товаров, не входящих в российский санкционный список, или дело в другом?

— Скорее дело в том, что спрос в России начал снова повышаться, произошла стабилизация рубля, ВВП стал расти — это ключевые факторы, касающиеся нашего экспорта. Общий же товарооборот России и Италии существенно увеличился благодаря росту цен на нефть и газ, именно они составляют основу российского экспорта в Италию.

Скажу еще, что мы очень высоко оцениваем налоговые стимулы для иностранных инвесторов, предоставленные Россией. Они дали реальные возможности снизить налогообложение для тех, кто инвестирует в РФ и организует производство здесь в ряде стратегических отраслей.

— В одном из своих интервью три года назад вы заявляли, что движущей силой российско-итальянских экономических отношений служит стратегическое партнерство между энергетическими компаниями двух стран. Какие еще «ингредиенты» есть в составе успеха нашего экономического взаимодействия?

— Про энергетику я говорил, исходя из того, что во многом отношения России и Италии начались с энергетических поставок еще в советские годы, около полувека назад. Они и сейчас составляют львиную долю в нашем экономическом взаимодействии, хотя часто сотрудничество в энергосфере пытаются политизировать. Но хочу отметить вот что: сотрудничество в энергетике — это не просто поставки нефти или газа, это сигнал и малому бизнесу. Когда небольшие предприятия видят, что крупная итальянская компания получает большой контракт или приобретает долю в России, это стимулирует и их движение в сторону России. А что касается других важных столпов наших экономических отношений, то после энергетики это, без сомнений, строительство, машиностроение, сельское хозяйство и фармацевтика. Последний год фармацевтика — самый живой тренд развития отношений, уверен, что на этом направлении увидим скоро большой успех.

 

Прямой эфир